Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 3 (38) 2012

Back to issue

От редактора

Пару недель тому назад, по случаю, встретился со своим старым товарищем. Вместе с ним учились в субординатуре и интернатуре, а затем лет десять работали в одной клинике: он — детским хирургом, а я — реаниматологом. Знаем друг друга не понаслышке, а по душе. И хотя встречаемся редко, но в своем отношении друг к другу уверены. А коль встретились и было время, много вспоминали о прежних днях, о молодости и, конечно, о своем выборе, своей профессии. Оба доктора медицинских наук, много прошли — и в практике, и в науке. Как прошли эти четыре десятка лет, какими стали мы, медики, какая стала медицина и как изменились взаимоотношения «врач — болезнь — больной» или «врач — больной — болезнь»?..

Чуть ли не ежедневно совершаются потрясающие научные открытия, многие неизлечимые и смертельные в прошлом заболевания теперь поддаются лечению, увеличилась продолжительность жизни, улучшилось состояние здоровья населения. Однако, пожалуй, никогда пациенты не были так недовольны врачами, как сейчас. Никогда не было столь оскорбительных, хотя нередко справедливых публикаций в прессе или сюжетов на телевидении о неблаговидных делах в медицинской практике. И несмотря на то, что современные врачи обладают большими возможностями успешно лечить многие заболевания и продлевать людям жизнь, отношение к нам стало, мягко говоря, подозрительным, появилось недоверие и периодически прорывающаяся враждебность. Сами же врачи с трудом и недоумением вынуждены признать, что переживают настоящий кризис профессии. Мне кажется, что медицина утратила свой основной подход к пациенту, если не сказать душу. Неуловимая, невыразимая словами связь между врачом и пациентом, которая культивировалась веками, оказалась разорванной.

За годы врачебной практики я наблюдал невероятный взлет авторитета медицины, за которым последовал спад, продолжающийся и сегодня. В середине прошедшего века профессия врача, которую мы выбрали, считалась самой выдающейся из всех. Однако впоследствии, с каждым новым открытием в области медицины образ врача все больше тускнел и терял свою значимость. Сегодня у медиков столь же низкая репутация, как и во времена Экклезиаста, который говорил: «Согрешивший перед Создателем, да попадет в руки к врачу…»

Оглядываясь на 40 лет своей медицинской практики, я замечаю, что исчезло нечто жизненно важное. Мне кажется, что медицина, подобно Фаусту, заключила своего рода сделку. Связь врач — пациент, основанная на взаимной привязанности и доверии, выпестованная в течение трех тысячелетий, заменена совершенно другим типом отношений. Исцеление подменили лечением, уход — бесстрастным выполнением обязанностей, а умение слушать — технологическими процедурами. Врач больше не занимается личностью больного, а лишь «ремонтирует» отдельные, неправильно работающие части биологической системы. При этом душевное состояние пациента чаще всего не учитывается.

Естественно, одной из причин является все возрастающее внедрение в медицину мощных наукоемких технологий. История болезни, составленная по старинке, кажется расплывчатой, неоднозначной, субъективной и даже неправильной по сравнению с результатами ультразвукового исследования, магнитно-резонансной томографии, компьютерной томографии, эндоскопии или ангиографии. Кроме того, чтобы составить полную историю болезни, требуется немало времени. Некоторые медицинские работники считают, что приборы позволяют вообще не разговаривать с пациентами.

Врачи теряют уважение и из-за невероятного высокомерия, которое прививается еще студентам-медикам. Их учат рассматривать человека как систему сложных биологических факторов, а болезнь — как результат неправильной работы каких-либо органов или систем регуляции. Пользуясь этой моделью, врач с точностью ученого использует для лечения мудреные приборы и передовые методы.

Такое положение обусловлено не только современными философскими взглядами на болезнь, но и экономическими изменениями. Общество больше полагается на технологию, чем на человеческое общение. Врач затрачивает в десять раз больше времени на проведение операции или инвазивной диагностической процедуры, чем на общение с пациентом или его семьей. В настоящее время медицина уделяет основное внимание острым заболеваниям и оказанию неотложной помощи, а не профилактике и сохранению здоровья. Так как превентивная медицина, требующая наименьших денежных затрат, отнимает слишком много времени, ее практически игнорируют. Но для поддержания здоровья необходимы тщательные и скрупулезные профилактические меры.

Убежден, что лишь экономическими стимулами ситуацию не исправить. Да и реформы здравоохранения, сколь бы значимыми они ни были, не намного улучшат ситуацию. Состояние упадка будет продолжаться до тех пор, пока в медицине не возродятся традиции целительства. Известный английский писатель Артур Кларк незадолго до смерти писал своему врачу: «Я не стал бы просить доктора уделить мне больше времени. Я просто хочу, чтобы он полностью посвятил мне себя хотя бы на пять минут, стал близким мне человеком, поддержал не только мою плоть, но и душу, ведь люди по-разному переживают болезнь... Я хотел бы, чтобы врач сделал анализ меня самого — так же, как он делает анализ моей крови или состояния костей, прощупал меня, как он прощупывает мою печень. Без такого внимания, пусть даже самого незначительного, я — это лишь моя болезнь».

Более полувека назад известный врач из Бостона профессор Фрэнсис Пибоди сказал, что весь секрет лечения состоит в том, что за пациентом надо ухаживать. Уже во время первого визита врач завоюет доверие пациента, если просто внимательно выслушает его. Чуткое отношение является самым мощным диагностическим «прибором» из всех имеющихся в его арсенале. Врач, внимательно составляющий историю болезни, ставит правильный диагноз в 70 % случаев, а это гораздо более высокий показатель, чем у всех доступных в настоящее время тестов и приборов. А что такое беседа с мамой больного ребенка для нас, педиатров? Это основа диагноза! Ведь что скрывать, опытный врач только по данным хорошо собранного анамнеза, то есть грамотной беседы с родителями, бабушкой, может с огромной долей вероятности предположить правильный диагноз.

Быть врачом — великая привилегия. Врач всегда в первых рядах несравненного театрального представления, которое называется жизнью. Искусство может имитировать жизнь, но никогда не подменит ее. Врач — это зритель, смотрящий на завораживающую панораму событий, отражающих социальные и культурные события эпохи. Я часто испытывал чувство вины перед пациентами, которым уже нельзя было помочь. Редко кому позволено так глубоко заглянуть в жизнь другого человека, как нам, врачам. Но при этом нет большей радости, чем помочь ему сохранить и продлить жизнь…

С праздником, дорогие коллеги!

Главный редактор
Е.И. Юлиш


Similar articles

Authors: М.Н. Долженко, д.м.н., профессор кафедры кардиологии и функциональной диагностики Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика
"News of medicine and pharmacy" Кардиология (274) 2009 (тематический номер)
Date: 2009.10.21
Authors: М.М. ЗАРЕЦКИЙ, к.м.н., врач-интернист высшей категории, Н.М. ЧЕРНИКОВА, к.м.н., врач-интернист высшей категории, Луганский государственный медицинский университет, 2-я городская клиническая больница, г. Луганск
"News of medicine and pharmacy" 1-2(267-268) 2009
Date: 2009.02.07

Back to issue