Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 4 (39) 2012

Back to issue

От редактора

Способен ли низкооплачиваемый специалист ответственно выполнять высококвалифицированную и очень важную для общества работу? Конечно, нет! Но наше общество уверено в том, что медики и учителя в отличие от остальных соотечественников — альтруисты и готовы за 800–1200 гривен в месяц брать на себя заботу о жизни, физическом и моральном здоровье, этике и духовности членов этого общества. Мало того, общество считает, что указанные специалисты, учитывая выбранную ими профессию, в полной мере всем удовлетворены! Общество даже берет на себя право громогласно говорить об этом с трибуны: «…благородный труд на благо общества и человека…» А вот в Великобританию, где врачей уже катастрофически не хватает, на выходные прилетают эскулапы из Германии, Франции и других стран Европы подменять местных. И им за это платят по 1500 фунтов суточных. То есть у врачей там с благородством не очень…

Жан-Жак Руссо писал: «Заблуждаются не потому, что не знают, а потому, что думают, что знают…» На лицо в нашей стране фарисейство в отношениях «общество — медики». Общество считает, что медики должны делать свое дело качественно, по самым лучшим образцам, «потому что работают с живым человеком, а не с машиной». А вот платить ему много? Ведь он сам выбрал профессию, его же никто не заставлял…

На самом же деле медицина в лице своих работников представительна по основным категориям людей, живущих в данном обществе и в данное время. И в процессе их профессиональной деятельности проявляется все многообразие мотивов, человеческих ценностей и жизненных интересов, в том числе и материальных. И понять это несложно. Но наше общество почему-то этого видеть не желает. Ему выгодно понятие, что медики должны работать самозабвенно, ответственно и качественно согласно морально-этическим, духовным принципам, звучащим в известной клятве, о которой нам все время напоминают, не придавая при этом должного значения материальным благам, также необходимым как врачу, так и его семье.

Эксплуатация такого отношения обусловлена, на мой взгляд, попыткой распространения на медиков альтруистических качеств, свойственных лучшим традициям лучших представителей человечества, но чьих-то других, не своих собственных. Если спросить у окружающих людей, могут ли они днем и ночью, в дождь и в ветер ухаживать, слушать, лечить, поддерживать и успокаивать больных, находить для них время, силы, проявлять участие, отдавать им свое здоровье, душу, сердце, и сердцем же отвечать за свои ошибки, и все за ту зарплату, вернее, «жалованье», которое нам «жалует» наше общество? Ответ прогнозируем. Но сказывается многолетняя экономически и политически выгодная государству эксплуатация образа медицины как сферы бескорыстной и самозабвенной деятельности для выбравшего профессию врача человека. Много десятилетий мы, медики, и наше общество воспитывались работать в режиме «светя другим, сгорайте сами». И сгораем. Не секрет, что средняя продолжительность жизни врача короче, чем инженера, не говоря уже об управленцах, банкирах, депутатах и т.д.

Последствия многолетней жизни данного мифа и для врача, и для пациентов скорее отрицательны, нежели положительны. Из-за нежелания государства адекватно оплачивать профессиональную деятельность высшей категории сложности в современных условиях растет количество некомпетентных, зависимых, недовольных своей участью работников здравоохранения. А пациенты, привыкшие получать бесплатную, независимо от ее качества, помощь, не могут перейти к реалиям, что в свое здоровье необходимо вкладывать немалые средства. И в тех, кто занимается здоровьем, — в медиков. Не в виде вознаграждений и конвертов, а в виде официально высокой зарплаты за ответственнейший труд — охрану здоровья. Отсутствие у общества понимания этого выливается в низкий бюджет здраво­охранения, низкую зарплату врача, плохие условия работы. Вот и усугубляется нищета отрасли, происходит резкое расслоение медиков как по уровням доходов, так и по качеству работы. В государственном секторе здравоохранения формируется значительный теневой рынок. А в нем активно используются и без того недостаточные ресурсы «бесплатной» медицинской помощи.

Понимание обществом действительности должно заставить власть и пациентов свыкнуться с мыслью о том, что квалифицированный труд не может быть дешевым, как бы государству этого ни хотелось. Вероятность того, что низкооплачиваемый специалист способен ответственно выполнить высококвалифицированную работу, достаточно низка в любой области человеческой деятельности. Отсюда вывод: традиционная экономия на рабочей силе в сфере медицинской помощи — совсем небезопасный для пациента способ сбережения бюджетных средств. Ведь в той же известной клятве написано, что общество должно полностью и достойно обеспечивать своего врача всем жизненно необходимым…

Но нельзя думать, что одного повышения оплаты труда будет достаточно для того, чтобы медики начали работать качественно и ответственно. Отсюда также вытекает и готовность пациента платить врачу, даже не разобравшись предварительно, какого уровня он специалист. Человечество знает всего три причины, заставляющие людей хорошо делать свое дело: это материальные стимулы (экономический фактор принуждения), страх и совесть (внеэкономические факторы принуждения). Под словом «страх» в первую очередь имеется в виду понимание человеком неизбежной ответственности за небрежный или недобросовестный труд. Именно закон напоминает людям о том, что при нарушении установленных правил деятельности они подвергнутся вполне конкретному наказанию — юридической ответственности. Исторический опыт человечества показывает, что из всех трех обсуждаемых нами факторов, влияющих на качество труда, самым эффективным является действующий закон. Рассчитывать же на то, что в столь массовой профессии, как медицинская, «совесть — лучший контролер», значит предаваться иллюзии. Точно такой же иллюзией является и представление о том, что качество работы повышается пропорционально росту ее оплаты. Только совместное и гибкое использование правового регулирования (ответственности), материального стимулирования и внутренних стимулов к труду способны создать условия, при которых его результаты смогут удовлетворять большинство. Сегодня в здравоохранении первый и второй факторы практически не используются, третий же, человеческая совесть, государством достаточно беззастенчиво эксплуатируется. Отсюда и соответствующее используемым методам управления качество медицинской помощи: практически самая короткая в Европе продолжительность жизни украинца, почти самые высокие показатели материнской и младенческой смертности, самая высокая инфицированность ВИЧ и заболеваемость СПИДом. И при этом самая низкая в Европе заработная плата медиков!

Волнует ли это наше общество, наших власти предержащих? Наверное, да. Думаю, все согласны с сентенцией М. Жванецкого: «Можете лечиться бесплатно, но если вас интересует результат...» И если бы эти проблемы обсуждались на заседаниях Верховной Рады так же рьяно, как дебатировались вопросы государственного языка, что мы наблюдали недавно по ТВ: эмоционально, с использованием мощной «жестикуляции» и тесных физических «взаимоотношений», с обилием синяков и порванных сорочек… Вне всякого сомнения, языкознание и его государственность важны и в некоторых ситуациях, может быть, даже первостепенны. Это мы хорошо знаем из новейшей истории. Но наши избранники, спорящие о языке, в большинстве случаев лечатся не у отечественных, хотя и прекрасных врачей, да и не в отечественных больницах. А вот нам, гражданам Украины, очень хочется, чтобы соотечественники, независимо от их избранности и размеров кошельков, жили дольше, дети болели реже, старики не были заброшены ни родными, ни государством, а медики гордились своей профессией. И не только за ее высокую нравственность, но и за свой уровень жизни — жизни не нищего, а удовлетворенного человека, отмеченного не только моральными, но и достойными его труда материальными благами. И тогда это будет настоящий праздник общества, и не по календарю, как сегодня, а по сердцу.

Главный редактор

Е.И. Юлиш

 



Back to issue