Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 5(8) 2007

Back to issue

Роль магния в норме и патологии

Authors: Е.И. Юлиш, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version

Магний называют главным металлом жизни. У растений магний образует центр молекулы хлорофилла, пигмента, обеспечивающего нашу планету кислородом. У животных, участвуя в важнейших биохимических и физиологических процессах в организме, влияя на энергетический, пластический и электролитный обмены, магний является одним из главных микроэлементов [1]. Являясь универсальным регулирующим фактором, магний оказывает нормализующее влияние на функциональное состояние практически всех органов и систем. В целом по содержанию в организме человека магний занимает четвертое место (после натрия, калия и кальция), а по содержанию в клетке — второе (после калия). Внутриклеточная концентрация магния более чем в 10 раз превышает этот показатель в плазме крови. Основная часть внутриклеточного магния находится в митохондриях, причем около 80–90 % — в комплексе с АТФ. Наибольшее количество магния содержится в тканях с самыми интенсивными метаболическими процессами (миокард, скелетные мышцы, нервная ткань). В организме взрослого человека содержится около 25 г магния, большая часть которого сосредоточена в костях в виде фосфатов и бикарбоната. По-видимому, кости являются депо магния, откуда в случае необходимости он поступает в другие ткани.

Физиологическая роль магния обусловлена тем, что он является кофактором ряда важнейших ферментов углеводно-фосфорного, энергетического и других ферментативных процессов, участвуя в более чем 300 ферментативных реакциях [2]. Помимо этого, магний играет важную роль в биосинтезе белка, передаче генетической информации с участием ДНК и РНК, образовании циклического АМФ, служащего посредником при передаче гормональных сигналов клетке, метаболизме глюкозы. Он регулирует процессы гидролиза АТФ, уменьшает накопление лактата, обеспечивая тем самым поступление продуктов гликолиза в цикл Кребса, способствует окислению жирных кислот и активации аминокислот. АТФ, являющийся химическим источником энергии, может вступать в процесс образования энергии только в форме магниевой соли. Такие биохимические реакции, как синтез ДНК и белков, гликолиз, окислительное фосфорилирование, невозможны без участия магния, поскольку он является компонентом гуанозинтрифосфатазы, кофактором Na+/K+-АТФазы, аденилатциклазы, фосфофруктокиназы. Этот микроэлемент выступает молекулярным стабилизатором РНК, ДНК, рибосом. Благодаря изменениям внутриклеточной концентрации магния осуществляется клеточная биоэнергетика, митохондриальное дыхание. На тканевом уровне магний служит необходимым компонентом в синтезе паратиреоидного гормона, участвует в регуляции продукции альдостерона, эстрогенов.

Являясь естественным антагонистом кальция, магний участвует в процессах мембранного транспорта, способствует торможению сократительной активности гладких и поперечно-полосатых мышц за счет расслабления отдельных клеток (миоцитов) путем блокады кальцийзависимого взаимодействия сократительных белков. Способствуя фиксации калия в клетке, магний стимулирует поляризацию клеточных мембран. Он улучшает метаболизм витамина С и энергетическое превращение углеводов. Восполняя относительный дефицит допамина, ослабляет беспокойство и раздражительность [3].

Адекватный магниевый обмен нормализует деятельность мышцы сердца и его кровоснабжение, управляет процессами возбудимости и проводимости нервных элементов (нервная ткань, проводящая система сердца). Все энергетические процессы в организме проходят при обязательном участии магния. Он обладает антиспастическим и сосудорасширяющим действием, стимулирует моторику кишечника и желчеотделение, способствует выведению холестерина, снижает свертываемость крови и риск камнеобразования в мочевых путях.

Влияя на функции сердечно-сосудистой системы, магний контролирует обменные процессы в кардиомиоцитах, уменьшает выделение катехоламинов и альдостерона при стрессовых реакциях, что определяет его гипотензивный эффект, оказывает антиаритмическое действие, препятствует потере калия. У подавляющего большинства детей с функциональной и органической патологией сердечно-сосудистой системы наблюдается дефицит магния. Выявлено, что увеличение дисперсии интервала Q–T у детей с функциональной и органической патологией сердца отражает электрическую нестабильность миокарда, обусловленную дефицитом магния [4]. Наиболее распространенной формой микроаномалий сердца является пролапс митрального клапана. В его патогенезе наряду с дисфункцией вегетативной нервной системы многие исследователи отводят существенную роль дефициту ионов магния.

В последние годы возрос интерес к роли магния в генезе нарушений ритма сердца. С гипомагниемией некоторые авторы связывают увеличение показателя интервала Q–T, который рассматривается как один из важнейших предикторов возникновения нарушений ритма сердца [5]. Недостаток магния резко повышает риск инсульта и инфаркта миокарда. Согласно результатам ряда исследований, у больных, умерших от инфаркта миокарда, содержание магния в сердечной мышце было на 50 % ниже нормы, пониженное содержание этого микроэлемента обнаруживали также у больных с гипертонической болезнью.

Одна из главных ролей магния — защита нервной системы от разрушительных стрессов. Ионы магния способны блокировать нейросинаптическую передачу, препятствуя освобождению ацетилхолина, а также нарушать продукцию клетками мозгового слоя надпочечников катехоламинов, моделируя тем самым их физиологическую реакцию на стрессовое воздействие. Именно поэтому магний, тормозя развитие процессов возбуждения в центральной нервной системе и снижая чувствительность организма к внешним раздражителям, выполняет функцию естественного антистрессового фактора.

Магний — обязательный участник синтеза всех нейропептидов в головном мозге [6, 7]. Он входит в состав 13 металлопротеинов, более 300 ферментов, в том числе глутатионсинтетазы, превращающей глутамат в глутамин [8]. По данным D. Wagner [9], нейронная память, реализующаяся через потенциалзависимые N-метил-D-аспартатчувствительные рецепторы, регулируется магнием. Важнейшая роль магния заключается и в том, что он служит естественным антистрессовым фактором, тормозит развитие процессов возбуждения в центральной нервной системе и снижает чувствительность организма к внешним воздействиям. В нейрохимии стало классическим рассмотрение магния как иона с четкими нейроседативными свойствами, так как магний — это природный изоляционный материал на пути проведения нервного импульса.

Частота и степень дефицита магния при неврологической патологии возрастает [10, 11]. V. Bruno в своих фундаментальных исследованиях [12] продемонстрировал антидегенеративное действие препаратов магния на культуру церебральных нейронов. При минимальной мозговой дисфункции (ММД) основные компоненты триады — моторный дефицит, дефицит внимания (обязательный компонент синдрома хронической усталости) и неконтролируемое поведение во время стресса — могут развиваться вследствие снижения содержания магния в организме. Причем дети с ММД переживают стрессы не только чаще, но и неадекватно глубже, чем здоровые дети [13]. Дефицит магния можно определить у ребенка по сочетанию так называемых факторов риска: синдром гиперактивного, «трудного» ребенка, повышенная утомляемость, состояние хронической усталости, депрессивные состояния, апатия, снижение памяти, способности сконцентрироваться и удерживать внимание, мышечные спазмы. С дефицитом магния связывают синдром хронической усталости, вегетативную дисфункцию, снижение внимания, депрессии, страх, тревогу, головокружение, мигрень, нарушения сна, парестезии, тетанию.

Клиническими проявлениями недостатка магния в организме могут быть бронхоларингоспазм, гиперкинетические поносы, спастические запоры, пилороспазм, тошнота, рвота, дискинезия желчевыводящих путей и холелитиаз, диффузные абдоминальные боли, образование камней в почках, судороги скелетных мышц. Магний снижает агрегацию тромбоцитов, подавляет Са-зависимые реакции в каскадах коагуляции крови, обеспечивает нормальную нервно-мышечную возбудимость и мышечную сократимость, расслабление мышечных волокон. Регулируя метаболизм Са, магний предупреждает развитие остеопороза. Оказывает антиспастическое действие на желудочно-кишечный тракт, улучшает перистальтику и запирательную функцию кардиального отверстия пищевода, нейтрализует кислотность и стимулирует перистальтику желудка, воздействуя на кишечные пептиды, повышает экскрецию желчи, усиливает перистальтику кишечника и устраняет запоры функционального генеза. Тормозя высвобождение гистамина из тучных клеток (мембраностабилизирующий эффект), Mg купирует бронхообструкцию. За счет усиления кровоснабжения почек способствует диуретическому эффекту, снижая экскрецию оксалатов и мочевой кислоты, препятствуя процессу камнеобразования.

В физиологических условиях магний поступает в организм с пищей и водой. Всасывание магния осуществляется в виде комплексов с желчными кислотами. Около 40 % поступающего с пищей в составе хлорофилла магния всасывается в подвздошной и толстой кишке благодаря механизмам активного и пассивного транспорта. Известно, что из продуктов питания усваивается до 35 % магния. Всасывание Mg может увеличиваться в присутствии витамина В6 и некоторых органических кислот (молочной, оротовой и аспарагиновой). Абсорбция магния в желудочно-кишечном тракте уменьшается при наличии в рационе питания большого количества белка и жира, при избытке кальция и фосфатов, так как с ними магний образует нерастворимые или труднорастворимые соединения.

Магниевый баланс регулируется почками. Они могут реабсорбировать до 99 % магния, профильтровавшегося через гломерулярную мембрану. За сутки с мочой выделяется до 100 мг магния. Потери магния с мочой возрастают под влиянием катехоламинов и кортикостероидных гормонов, что объясняет механизм возникновения дефицита Mg при стрессах. При пониженном поступлении магния с пищей экскреция его почками снижается, а при избыточном — повышается. Содержание магния в продуктах питания приведено в табл. 1.

Рекомендуемые среднесуточные нормы потребления Mg приведены в табл. 2.

Недоношенным детям в гестационный период менее 32 недель необходимо в 2 раза больше магния, в среднем 20 мг/кг в сутки, поскольку эффективность всасывания в кишечнике у них снижена. Легко заметить, что у маленьких детей дефицит магния может развиваться из-за несбалансированности питания. У новорожденных и младенцев дефицит магния проявляется, в первую очередь, генерализированными припадками в судорожном эквиваленте (клонические судороги, ритмичные жевательные движения и т.д.).

Распространенность дефицита магния в популяции колеблется от 16 до 42 %, а его клинические проявления выявляются еще чаще [16, 17]. Риск гипомагниемии нарастает по мере обеднения почв и повышения степени загрязнения окружающей среды. Таким образом, издержки цивилизации способствуют снижению содержания магния в растительных продуктах и увеличению его расходов на «очистку» организма от бытовых и промышленных поллютантов. Кроме того, содержание магния значительно уменьшается после термической обработки пищи, а его усвоение из пищевых продуктов снижается с возрастом. Основные причины дефицита магния в организме:

— снижение потребления (диетические ограничения, термическая обработка продуктов, избыток углеводов и жиров в рационе);

— повышенная потребность (стресс, физическое перенапряжение, гиподинамия, периоды роста, беременность и лактация, после вирусных и бактериальных заболеваний);

— нарушение абсорбции магния в кишечнике, связанное с заболеваниями желудочно-кишечного тракта;

— повышенное выведение почками при заболеваниях мочевой системы;

— эндокринная патология (гипертиреоидизм, гиперпаратиреоидизм, гиперальдостеронизм, диабет);

— терапия лекарственными препаратами (глюкокортикостероидами, цитостатиками, аминогликозидами).

Дефицит магния не имеет патогномоничных клинических признаков. Однако полисимптомность этого состояния позволяет на основании клинической картины с большой долей вероятности заподозрить дефицит магния у больного. Поскольку Mg++ — внутриклеточный ион, его концентрация в сыворотке крови малоинформативна. Для оценки содержания магния в организме ведущим является определение внутриклеточного содержания магния в эритроцитах или мононуклеарах.

В настоящее время, обладая множеством клинических эффектов, препараты магния находят все более широкое применение при различных заболеваниях. В коррекции дефицита магния ввиду хорошей эффективности и переносимости предпочтение отдается фиксированным комбинациям магния и витамина В6. Береш® Магний плюс B6 — препарат для коррекции магниевого дефицита, содержащий комбинацию органической соли, магния и витамина В6. Сочетание магния с пиридоксина гидрохлоридом повышает эффективность препарата [18, 19]. Пиридоксина гидрохлорид улучшает всасывание магния в желудочно-кишечном тракте, его внутриклеточный транспорт, повышает проницаемость клеточной мембраны для магния и фиксирует ионы биометалла внутри клетки. Кроме того, описана способность пиридоксина потенцировать большинство фармакологических эффектов магния. Пиридоксин в качестве кофермента участвует в обмене белков (переаминирование, декарбоксилирование, дезаминирование, пересульфурация, образование никотиновой кислоты из триптофана, синтез гемоглобина), углеводов и жирных кислот (превращение гликогена в глюкозу-1-фосфат, линолевой кислоты — в арахидоновую и т.д.). Пиридоксин относится к важнейшим водорастворимым витаминам, поскольку также участвует в синтезе нейромедиаторов и многих ферментов, оказывает нейро-, кардио- и гепатотропное, а также гемопоэтическое действие. Кроме того, пиридоксин, обеспечивая превращение триптофана в ниацин (никотиновая кислота, никотинамид, витамин В3), способствует пополнению энергетических запасов, поддержанию здоровья кожи, пищеварительного тракта, иммунной системы.

Взаимодействие магния и витамина В6 послужило основанием для разработки препарата Береш® Магний плюс B6 компании АО «Береш Фарма», Венгрия. В комплекс Береш® Магний плюс B6 включена ортомолекулярная соль, повторяющая присутствующие в организме комплексы с магнием, — магния цитрат. Кроме того, магний представлен в виде оксида, содержащего наибольшее количество элементарного магния среди всех соединений этого металла, применяемых в медицине. Именно эта форма соединения обеспечивает пролонгированное высвобождение магния из лекарственной формы и его всасывание, благодаря чему рекомендуемая суточная доза препарата Береш® Магний плюс B6 детям в возрасте 2–10 лет — по 1/2 таблетки 1 раз в сутки (при необходимости таблетку можно растереть), старше 10 лет — по 1 таблетке 1 раз в сутки. Это значительно меньше по сравнению с другими препаратами этой группы (4–6 таблеток в день). Препарат можно назначать детям от 2 лет (остальные — с 6 лет), он доступен по цене — стоимость курса в несколько раз дешевле лечения идентичными лекарственными средствами. Это существенно повышает приверженность пациентов лечению, а значит, способствует достижению лучших его результатов. Также комплекс Береш® Магний плюс B6 практически не вызывает побочных реакций со стороны пищеварительного тракта и хорошо восполняет дефицит магния в организме.

Препарат назначается после еды и запивается достаточным количеством воды. Продолжительность лечения определяется индивидуально.

Таким образом, коррекция дефицита магния у детей с различной патологией способствует оптимизации профилактических, лечебных и реабилитационных мероприятий.


Bibliography

1. Антипкин Ю.Г. Магнийсодержащие препараты в комплексной терапии рахита // Педиатрия. — 1987. — 10. — 70-73.

2. Altura B.M. Basic biochemistry and physiology of magnesium: a brief review // Magnesium & Trace Elements. — 1991. — V. 10. — P. 167-171.

3. Бурчинский С.Г. Проблема дефицита магния в организме: методы фармакологической коррекции // Здоровье Украины. — 2004. — № 103.

4. Saris N.E.L., Mervaala E., Karppanen H. et al. Magnesium. An update on physiological, clinical and analytical aspects // Clin. Chim. Acta. — 2000. — V. 249. — P. 1-26.

5. Школьникова М.А. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов. — М.: ИД «Медпрактика-М», 2002. — 28 с.

6. Гомазков О.А. Мозг и нейропептиды. — Москва: Христианское издательство, 1997. — 170 с.

7. Nadler J. Disorders of magnesium metabolism // Med. Clin. North. Am. — 1995. — 24 (3). — 623-641.

8. Соловьев М.М., Гришин Е.В. Молекулярная организация ионотропных глутаматных рецепторов // Нейрохимия. — 1997. — 2. — 154-167.

9. Wagner D. Effect of protein kinase-C activation on the Mg2+-sensitivity of cloned NMDA receptors // Neuropharmacology. — 1996. — 35 (1). — 29-36.

10. Чекман И.С., Горчакова Н.А., Николай С.Л. Магний в медицине. — Кишинев, 1992. — 101 с.

11. Hucho F. Neurochemistry, fundamentals and concepts. — 1990. — 380 p.

12. Bruno V. Antidegenerative effecs of Mg2+-valproate in cultured cerebellar neurons // Funct. Neurol. — 1995. — 10 (3). — 121-130.

11. Халецкая О.В., Трошин В.М. Минимальные дисфункции мозга в детском возрасте. — Н.-Новгород, 1995. — 37 с.

12. Скальный А.В. Микроэлементы для вашего здоровья. — М.: Оникс 21 век, 2003. — С. 81-85.

13. Терешенко Н.П. Роль магния в поддержании кислотно-щелочного равновесия // Тезисы доклада IV Российского конгресса педиатров, октябрь 2005 г.

14. Городецкий В.В., Талибов О.Б. Препараты магния в медицинской практике. Малая энциклопедия магния. — М.: ИД «Медпрактика-М», 2004.

15. Engstrom A., Tobelmann R. Nutritional consequences of reducing sodium intake // Ann. Int. Med. — 1983. — 92. — 870-872.

16. Henrotte J. Effect of piridoxine and magnesium on stress-induced gastric ulcers in mice selected for low or high blood magnesium levels // Nutr. Metab. — 1995. — 39 (5). — 285-290.

17. Pfeiffers I. Efficacy of vitamin B6 and magnesium in the treatment of autism: a methodology review and summary of outcomes // Autism. Dev. Disord. — 1995. — 25 (5). — 481-493.

18. Леонтьева И.В. Лекции по кардиологии детского возраста. — М., 2005. — С. 17-30.

19. Применение лечебной минеральной воды «Донат Mg» при соматической патологии у детей: Руководство для врачей-педиатров / Под ред. проф. Н.А. Коровиной. — М., 2004.

20. Дегтярева И.И., Скрыпник И.Н., Козачок Н.Н., Лыховский О.И. Синдром раздраженной кишки // Украинский медицинский журнал. — 2003. — 4 (36).

Similar articles

Authors: С.П. Кривопустов, Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца
"Child`s Health" 2(11) 2008
Date: 2008.10.02
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue