Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Pain. Joints. Spine." 3 (07) 2012

Back to issue

Дефицит и недостаточность витамина D, вторичный гиперпаратиреоз, показатели минеральной плотности костной ткани у жителей Украины разного возраста

Authors: Поворознюк В.В., Балацкая Н.И., ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины», г. Киев

Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Medical forums

print version

Введение. На развитие дефицита витамина D (ДВD) влияют различные факторы, в том числе ограничения инсоляции (тип одежды, солнцезащитные средства, длительное пребывание в помещениях), сезон года, географическое расположение местности, загрязнения атмосферы, диета и старение [1–3].

В Европе ДВD регистрируется у 2–30 % взрослого населения. Среди лиц пожилого возраста и больных хосписов этот показатель увеличивается до 80 % и более [4]. В Украине частота ДВD составляет 81,1 %, тяжелый дефицит регистрируется у 35,3 % жителей страны [5]. На сего­дняшний день не изучено воздействие ДВD на развитие остеопороза. Поэтому целью исследования было изучение влияния ДВD на состояние минеральной плотности костной ткани (МПКТ) у пациентов разного возраста.

Материал и методы. Проведено комплексное обследование 783 пациентов отдела клинической физиологии и патологии опорно-двигательного аппарата ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины». Средний возраст обследованных составил 57,93 ± 0,45 года. Преобладали женщины (84,9 %) и пациенты пожилого возраста (56,8 %). У 269 (34,4 %) больных диагноз остео­пороза был установлен на момент поступления в стационар.

Уровень 25(OH) витамина D3 (25(ОH)D) и интактного паратгормона (иПТГ) исследовали с помощью электрохемилюминесцентного метода аппаратом Elecsys 2010 (Roche Diagnostics). Оценивали статус витамина D соглас­но последней классификации (M.F. Holick et al., 2011), по которой дефицит витамина D (ДВD) устанавливается при уровне 25(ОH)D ниже 50 нмоль/л, недостаточность витамина D (НВD) — при показателях 25(ОH)D между 75 и 50 нмоль/л. Содержание 25(ОH)D 75 нмоль/л и выше считается в пределах нормы.

Минеральную плотность костной ткани (МПКТ) определяли с использованием двухэнергетического рентгеновского денситометра Prodigy (GE Medical systems, Lunar). Исследования проводили на уровне всего скелета ­(МПКТвс), поясничного отдела (МПКТпо), шейки бедренной кости (МПКТшб), проксимального отдела бедренной кости (МПКТпб), костей предплечья (МПКТкп).

Статистический анализ проводили с помощью пакета программ Statistika 6.0.

Результаты и обсуждение. Проведенные исследования выявили наличие ДВD у 81,1 % обследованных, причем тяжелый ДВD (диагностируется при уровне 25(ОH)D ниже 25,0 нмоль/л) регистрировали в 39,3 % случаев. 13,0 % пациентов имели НВD и лишь у 5,9 % больных уровень 25(ОH)D соответствовал норме. Вторичный гиперпаратиреоз верифицирован у 10,9 % пациентов.

Согласно данным денситометрии, остеопороз (ОП) на уровне поясничного отдела регистрировали у 23,9 % обследованных, остеопению — у 32,5 %; на уровне шейки бедренной кости ОП верифицировали у 14,1 %, а остеопению — у 53,7 %, а на уровне проксимального отдела бедренных костей — у 6,2 и 39,0 % соответственно. Чаще остеопенический синдром диагностировали на уровне предплечья (25,6 % ОП и 28,0 % остеопения). Остеопению всего скелета наблюдали в 28,2 % случаев, а ОП — в 11,4 % (рис. 1).

С целью изучения частоты и характера переломов провели анкетирование пациентов, анализ которого показал, что у 44,0 % респондентов минимум один раз в жизни случался перелом костей, а низкоэнергетического характера — в 19,3 % случаев. При анализе показателей иПТГ и 25(ОH)D в группах пациентов с переломами и без них достоверной разницы не обнаружено.

Не установлено различий между показателями денситометрии в зависимости от степени ДВD. При проведении корреляционного анализа между уровнем ­25(ОH)D и показателями денситометрии достоверных связей не обнаружено, но установили обратную корреляционную связь между уровнем 25(ОH)D и иПТГ (r = –0,18, p = 0,0000002).

По результатам корреляционного анализа между показателями денситометрии и иПТГ установлена достоверная отрицательная связь между уровнем иПТГ и данными МПКТ конечностей в различных зонах сканирования (кости предплечья, проксимальный отдел и шейка бедренной кости, верхние и нижние конечности при сканировании всего скелета). Таким образом, установлена корреляционная связь между иПТГ и МПКТ костей, которые состоят преимущественно из кортикальной костной ткани.

Поскольку вторичный гиперпаратиреоз возникает на фоне дефицита витамина D, изучена корреляционная связь между показателями иПТГ и МПКТ в зависимости от уровня 25(ОН)D. Проведенный анализ обнаружил, что лишь у пациентов с ДВD отмечается наличие обратной достоверной корреляционной связи между уровнем иПТГ и МПКТ костей, которые преимущественно состоят из кортикальной костной ткани, в частности, ­МПКТшб (r = –0,12, p = 0,004), МПКТ верхних и нижних конечностей (r = –0,11 и r = –0,10 соответственно, p = 0,01) и ­МПКТкп (r = –0,11, p = 0,01). У пациентов с НВD и нормальным уровнем 25(ОH)D достоверных корреляций не установлено.

Для изучения связи между показателями МПКТ и ­иПТГ в зависимости от возраста всех пациентов разделили на две группы (до 60 и старше 60 лет) и на три подгруппы в зависимости от уровня витамина D (табл. 2).

Корреляционный анализ выявил наличие отрицательных умеренных достоверных связей между уровнем ­иПТГ и МПКТ почти всех зон исследования (кроме спины и туловища при сканировании всего скелета). Следует отметить, что у пациентов моложе 60 лет существует корреляционная связь между иПТГ и МПКТпо (r = –0,14, p = 0,03),   которая отсутствовала при анализе показателей всей группы. Сила корреляционной связи иПТГ с МПКТ больше на тех участках скелета, которые состоят преимущественно из кортикальной костной ткани.

Таким образом, у пациентов с дефицитом витамина D отмечается достоверная корреляционная связь между показателями иПТГ и МПКТ костей, в структуре которых доминирует кортикальная костная ткань.


Bibliography

1. The effect of outftting style on bone mineral density [текст] / T. Guler, F. Sivas, B. Başkan et al. // Rheumatol Int. — 2007. — Vol. 27. — P. 723­727.

2. Kimlin M.G. Geographic location and vitamin D synthesis [текст] / Kimlin M.G. // Mol. Aspects Med. — 2008. — Vol. 29. — P. 453­461.

3. Impact of dietary and lifestyle on vitamin D in healthy student girls aged 11–15 years [текст] / H. Dahifar, A. Faraji, A. Ghorbani et al. // J. Med. Invest. — 2006. — Vol. 53. — P. 204­208.

4. Lips P. Vitamin D status and nutrition in Europe and Asia [текст] / P. Lips // J. Steroid. Biochem. Mol. Biol. — 2007. — Vol. 103. — P. 620­625.

5. Дефіцит та недостатність вітаміну D у жителів України [текст] / В.В. Поворознюк, Н.І. Балацька, В.Я. Муц, О.А. Вдовіна // Боль. Суставы. Позвоночник. — 2011. — № 4. — С. 5­13.

Similar articles

Эффективность терапевтического и хирургического лечения вторичного  гиперпаратиреоза у пациентов, получающих  заместительную почечную терапию  программным гемодиализом
Authors: Егшатян Л.В., Федеральное государственное бюджетное учреждение «Эндокринологический научный центр» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, г. Москва, Россия
International journal of endocrinology 3 (43) 2012
Date: 2013.03.06
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Минеральная плотность костной ткани и обеспеченность витамином D здоровых белорусских детей
Authors: Почкайло А.С., Самоховец О.Ю., ГУО «Белорусская медицинская академия последипломного образования», г. Минск
"Pain. Joints. Spine." 3 (07) 2012
Date: 2013.02.14
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Medical forums
Authors: А.В. ГЛУХОВ, Н.Е. МОНОГАРОВА, Н.С. КАБАНЕЦ, Т.В. КУГАЕВСКАЯ, А.Т.А. ЛЕ, И.Ю. ЧИБИСОВА, Донецкий национальный медицинский университет им. М Горького, кафедра внутренней медицины им. проф. А.Я. Губергриц, Донецкое областное клиническое территориальное медицинское объединение (пульмонологическое отделение)
"News of medicine and pharmacy" 13–14(333–334)
Date: 2010.09.23

Back to issue