Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Pain. Joints. Spine." 3 (07) 2012

Back to issue

Изменения композиционного состава тела и минеральной плотности кости у женщин в постменопаузе

Authors: Мясоедова С.Е., Карманова В.Б., ГБОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России, Клиника Ивановской государственной медицинской академии, Россия

Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Medical forums

print version

Введение. Традиционно остеопороз (ОП) ассоциируется с низкой массой тела и имеются доказательства того, что жировая ткань оказывает протективное действие на состояние костей. Вместе с тем в последнее время этот вопрос активно дискутируется [1]. Отмечается, что чрезвычайно высокое ожирение (ИМТ > 40 кг/м2) может быть фактором риска ОП [3] вследствие отрицательного влияния на костный метаболизм [2]. Кроме того, большое значение в развитии ОП при ожирении придается уменьшению массы мышечной ткани, появился термин «саркопеническое ожирение» [5]. Однако в настоящее время остается малоизученным вопрос о связи между составом тела и изменениями минеральной плотности кости (МПК).

Цель исследования: оценить у женщин в постменопаузе композиционный состав тела и сопоставить его с минеральной плотностью кости.

Материалы и методы. В исследование включены 82 женщины 50–65 лет в постменопаузе (менопауза более 1 года), ранее не получавшие специфическую антирезорбтивную терапию по поводу остео­пороза, с нормальной, избыточной массой тела и ожирением. Из исследования исключались лица с вторичным ОП, а также с отягощенным семейным анамнезом по ОП (перелом шейки бедра у матери). Ожирение устанавливали по индексу массы тела в соответствии с классификацией ВОЗ (1997). Критерием абдоминального ожирения был объем талии > 80 см. Метаболический синдром диагностировали по рекомендациям ВНОК (2009). Лабораторные исследования выполнены на аппарате MAXMAT-PL (Франция) и включали определение холестерина, холестерина липопротеидов высокой (ЛПВП) и низкой (ЛПНП) плотности, триглицеридов, глюкозы, креатинина, мочевины, общего и ионизированного кальция. МПК определяли методом двух­энергетической рентгеновской абсорбциометрии поясничного отдела позвоночника в переднезадней проекции и проксимального отдела бедренной кости на аппарате Lunar Prodigy Advance (США) с интерпретацией результатов по оценке Т-критерия согласно клиническим рекомендациям Российской ассоциации по остеопорозу (2009). Определение композиционного состава тела проводилось на том же аппарате с использованием специальных компьютерных программ Total Body Tissue Quantitation и Composition Reference, позволяющих оценить композиционный состав тела и вычислить коэффициенты, отражающие распределение жировой ткани. Для диагностики типа ожирения оценивался индекс распределения жировой ткани: его значения менее 0,9 указывают на гиноидный, или периферический тип ожирения, от 0,9 до 1,1 — на равномерный, или общий, более 1,1 — на андроидный, или центральный тип. Оценивалось также общее количество жировой ткани в 1 кг. Суммарная масса мышечной ткани вычислялась как сумма мышечной массы верхних и нижних конечностей, которая затем конвертировалась в суммарную мышечную массу тела с использованием предсказательной модели, разработанной и валидированной для взрослых [4]. Абсолютный риск переломов в ближайшие 10 лет у данной категории женщин определялся с использованием прогностической системы FRAX (с использованием базы данных по России). Риск перелома любой локализации менее 10 % считался низким, 10–20 % — средним и более 20 % — высоким, а риск перелома шейки бедра в ближайшие 10 лет выше 3 % — высоким. Статистический анализ полученных результатов проводился с помощью программы Statistica 6 с использованием непараметрических методов исследования. Достоверность различий между группами оценивалась при помощи таблиц сопряженности (критерий c2) и непараметрического теста Манна — Уитни. Сила связи между изучаемыми признаками определялась с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Достоверными считались различия показателей при p < 0,05.

Результаты. ИМТ варьировал от 19,9 до 42,1 кг/м2 при среднем значении 31,03 кг/м2. У большинства женщин отмечена избыточная масса тела (32 %) или ожирение (50 %), реже встречалась нормальная масса тела (18 %). Преобладало абдоминальное ожирение (77 % женщин). Оценка композиционного состава тела показала, что жировая ткань у 64 % обследуемых распределялась по смешанному, у 18 % — по андроидному и у 18 % — по гиноидному типам. 50 % женщин имели артериальную гипертензию. У 90 % выявлены нарушения липидного обмена в виде повышения уровней холестерина ЛПНП и триглицеридов. Метаболический синдром наблюдался у 68 % женщин. У 65 женщин (79,3 %) выявлены нарушения МПК: в том числе остеопения — у 49 (59,8 %): с преимущественным снижением МПК в позвоночнике у 19 из них, в шейке бедра у 11 и в обоих регионах у 19 пациенток; ОП — у 16 (19,5 %) женщин со снижением МПК в обоих регионах у 12 из них, преимущественно в позвоночнике — у 4. Нормальные показатели МПК отмечены только у 17 (20,7 %) женщин. У 20 % обследованных женщин абсолютный риск переломов любой локализации в ближайшие 10 лет, рассчитанный по системе FRAX, находился в пределах от 10 до 20 %, т.е. был средним (у 12 пациенток). Частота остеопении и остеопороза, их преимущественная локализация, а также риск переломов достоверно не отличались у лиц с различной массой тела, типами ожирения, у женщин с метаболическим синдромом и без него (p < 0,05).

При сопоставлении композиционного состава тела с показателями МПК (табл. 1) не установлено достоверных различий между суммарной массой жировой ткани в подгруппах пациентов с ОП, остео­пенией и нормальной МПК.

Вместе с тем в подгруппе ОП выявлено достоверное снижение суммарной мышечной ткани по сравнению с подгруппой с нормальной МПК. При исключении из расчетов женщин с ИМТ > 35 кг/м2 эти различия исчезали. Однако отмечались положительные корреляционные связи между суммарной массой жировой ткани и МПК позвоночника (r = 0,33) и шейки бедра (r = 0,30), а также между суммарной массой мышечной ткани и МПК шейки бедра (r = 0,29). Установлено также, что общий риск переломов по FRAX отрицательно коррелировал как с суммарной массой жировой ткани (r = –0,40), так и с суммарной массой мышечной ткани (r = –0,38).

Обсуждение. Полученные результаты свидетельствуют о доминировании в постменопаузе женщин с избыточной массой тела, ожирением и метаболическим синдромом. Наряду с этим обращает на себя внимание высокая частота нарушений МПК в виде остеопении и ОП, которая достоверно не меняется с нарастанием массы тела, при различных типах ожирения и наличии метаболического синдрома. Представляет интерес сопряженность ОП с суммарной массой мышечной ткани, которая прослеживалась в общей группе женщин, включавших пациенток со значительным ожирением, и исчезала при исключении женщин с ИМТ < 35 кг/м2. Положительные корреляционные связи суммарной массы жировой ткани с МПК поясничного отдела позвоночника и проксимального отдела бедра не исключают протективную роль жировой ткани в группе лиц, не имеющих очень высокого ожирения. Вместе с тем заслуживает внимания взаимосвязь суммарной массы мышечной ткани с МПК проксимального отдела бедра, что позволяет предполагать возможное значение мышечной ткани в развитии ОП данной локализации и требует дальнейших исследований. Корреляционные связи общего риска переломов по FRAX с суммарной массой как жировой, так и мышечной ткани предполагают возможное прогностическое значение композиционного состава тела у женщин в постменопаузе.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о высокой распространенности нарушений МПК у женщин постменопаузального периода, большинство из которых имеют избыточный вес или ожирение, что требует переоценки протективных свойств ожирения на костный метаболизм в этой группе. Получены предварительные результаты, указывающие на положительную связь массы скелетной мускулатуры с МПК проксимального отдела бедра. Исследования композиционного состава тела могут представлять интерес в плане дополнительной информации о риске переломов.


Bibliography

1. Шишкова В.Н. Ожирение и остеопороз // Научно­практический медицинский журнал. — 2011. — № 1. — С. 2­7.

2. Cao J.J. Effects of obesity on bone metabolism // J. Orthop. Surg. Res. — 2011. — 6. — 30.

3. Fini M., Salamanna F., Veronesi F. et al. Role of obesity, alcohol and smoking on bone health // Frontiers in Bioscience (Elite Ed). — 2012, Jun 1. — 4. — 2686­706.

4. Kim J., Heshka S., Gallagher D. et al. Intermuscular adipose tissue­free skeletal muscle mass: estimation by dual­energy X­ray absorptiometry in adults // J. Appl. Physiol. — 2004. — 97. — 655­60.

5. Zamboni M., Mazzali G., Fantin F. et al. Sarcopenic obesity: a new category of obesity in the elderly // Nutr. Metab. Cardiovasc. Dis. — 2008 Jun. — 18(5). — 388­95.

Similar articles

Состав тела, минеральная плотность кости и маркеры жирового метаболизма у женщин в постменопаузе с разным кардиоваскулярным риском (SCORE)
Authors: Скрипникова И.А., Птичкина П.А., Новиков В.Е., Метельская В.А., Выгодин В.А., ФГБУ «ГНИЦ профилактической медицины» Минздравсоцразвития России, г. Москва
"Pain. Joints. Spine." 4 (08) 2012
Date: 2013.02.15
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Medical forums
Коксартроз — прогностически неблагоприятная в отношении риска развития остеопоротических переломов форма первичного остеоартроза
Authors: Безлюдная Н.В.1, Николаев Н.С.1, Башкова И.Б.2, Дербенева О.И.1, Добровольская Н.Ю.1, 1 ФГБУ «Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования» Минздравсоцразвития РФ, 2 ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова», г. Чебоксары, Россия
"Pain. Joints. Spine." 4 (08) 2012
Date: 2013.02.14
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Medical forums
Authors: Скрипникова И.А., ФГУ «Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины» Росмедтехнологии, г. Москва
International journal of endocrinology 4 (28) 2010
Date: 2010.08.08
Categories: Endocrinology

Back to issue