Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 6 (41) 2012

Back to issue

Факторы формирования социальной дезадаптации у юношей с первичной артериальной гипертензией

Authors: Толмачева С.Р., Никонова В.В., ГУ «Институт охраны здоровья детей и подростков НАМН Украины», г. Харьков

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Установлено, что факторами социальной дезадаптации у юношей с первичной артериальной гипертензией являются изменения геометрии и функции миокарда, дисциркуляторная энцефалопатия, высокий уровень эмоционального стресса, дезадаптивные типы отношения к своему заболеванию (сенситивный и тревожный), наличие дезадаптации к внешнему миру и отсутствие преемственности в проведении реабилитационных мероприятий.

Встановлено, що факторами соціальної дезадаптації в юнаків із первинною артеріальною гіпертензією є зміни геометрії та функції міокарда, дисциркуляторна енцефалопатія, високий рівень емоційного стресу, дезадаптивні види ставлення до свого захворювання (сенситивний та тривожний), наявність дезадаптивного ставлення до зовнішнього середовища та відсутність спадкоємності при проведенні реабілітаційних заходів.

It has been established that the factors of maladjustment in young males with primary arterial hypertension are changes in geometry and myocardial function, dyscirculatory encephalopathy, high level of emotional stress, dysadaptive types of attitude to their disease (sensitive or anxious), presence of dysadaptation to outside world, as well as lack of continuity in carrying out recovery measures.


Keywords

подростки, первичная артериальная гипертензия, сердечно-сосудистая система, психологические нарушения, дезадаптация.

підлітки, первинна артеріальна гіпертензія, психологічні порушення, серцево-судинна система, дезадаптація.

adolescents, primary arterial hypertension, cardiovascular system, psychological disorders, maladjustment.

Артериальная гипертензия (АГ) имеет важное медико­социальное значение, это связано с широкой ее распространенностью, ранней инвалидизацией лиц молодого трудоспособного возраста, высокой летальностью, а также значительными экономическими затратами на лечение и реабилитацию этой категории больных [1, 2]. Поэтому профилактика ее тяжелых осложнений и ограничений жизнедеятельности больных должна начинаться у истоков болезни [3]. В последние годы исследователи обращают внимание на различные психологические нарушения у больных с АГ, которые диагностируются у 60–80 % больных. Психологические расстройства, возникающие у пациентов с соматическими заболеваниями, по степени инвалидизации не уступают психотическим, в значительной степени увеличивая расходы на здравоохранение, а сочетание соматической патологии с депрессией является предиктором повышенной заболеваемости и смертности от соматических болезней [5, 6]. Соматопсихологический компонент в первую очередь характерен для артериальной гипертензии, аритмий и ишемической болезни сердца [4, 5, 7]. В формировании социальной дезадаптации больных гипертонической болезнью имеет значение сам факт установления заболевания, необходимость длительного приема лекарственных препаратов, недостаточная эффективность от проводимой терапии, а у подростков еще и дисгармоничные взаимоотношения в семье и с окружающими [8, 9].

Цель исследования — изучить факторы формирования социальной дезадаптации у юношей с первичной артериальной гипертензией (ПАГ).

Материалы и методы исследования

Проведено комплексное клинико­психологическое обследование 57 подростков 15–18 лет с ПАГ с поражением органов­мишеней и кризовым течением заболевания. У всех юношей был исключен вторичный характер гипертензии. Функциональное состояние сердечно­сосудистой системы оценивали по данным ультразвукового обследования сердца в М­ и В­режимах с использованием датчика 3,5 мГц на аппарате Sonoline­SL1 фирмы Siеmens по стандартной методике, рекомендованной Ассоциацией специалистов по эхокардиографии. Для определения типа отношения к своему заболеванию использовали «Личностный опросник Бехтеревского института», дифференцирующий 12 типов реагирования личности на болезнь. Уровень эмоционального стресса изучали по данным теста Люшера. Личностную адаптированность к внутреннему и внешнему миру анализировали по данным экспресс­диагностической методики А.В. Фурмана.

Статистическая обработка данных проведена с использованием пакета прикладных программ (MS Excel, SPSS).

Результаты исследования и их обсуждение

Одним из факторов прогрессирования заболевания является длительность сохранения повышенных цифр артериального давления. Установлено, что у 33,3 % пациентов АГ наблюдалась около года, до трех лет она отмечалась у 40,7 %, а больше пяти лет — у 26,0 % подростков.

Наличие ГБ у родственников является достоверным и независимым фактором риска развития заболевания, особенно у родственников первой степени родства. Обращает на себя внимание высокий процент отягощенной наследственности по заболеваниям органов кровообращения среди родственников первой и второй линии родства. Так, у 91,2 % юношей с ПАГ выявлена отягощенная наследственность по сердечно­сосудистым заболеваниям. По линии матери отягощенная наследственность встречается в 40,4 % случаев, по линии отца — 21,1 % и по обеим линиям — в 29,8 % случаев. Кроме того, 22,8 % матерей и 21,1 % отцов имели гипертоническую болезнь, а в 15,8 % случаев она встречалась у обоих родителей. Эти данные подтверждают роль генетических факторов в формировании артериальной гипертензии.

Известно, что АГ является основной причиной нарушений мозгового кровообращения и инсультов. Различные нарушения со стороны нервной системы выявлены у 78,3 % юношей. Настораживает тот факт, что уже на начальных этапах заболевания у 19,4% подростков с ПАГ диагностируется дисциркуляторная энцефалопатия. Неврологические нарушения (церебральная ангиодистония, цереброваскулярная недостаточность и др.) встречаются у 40,8 % подростков. Среди психопатологических расстройств основное место (35,5 %) принадлежит астеническим проявлениям, которые на начальных этапах заболевания имеют преходящий характер.

Особую значимость приобретают вопросы психологической дезадаптации юношей с ПАГ, ее своевременное определение и коррекция. Факторами психологической дезадаптации подростков с ПАГ являются высокий уровень эмоционально­психологического напряжения, снижение успеваемости, высокая утомляемость и дезадаптированность во внешнем и внутреннем мире.

Установлено, что только у 19,0 % юношей с ПАГ эмоциональный стресс отсутствовал, средний уровень эмоционального стресса встречался у 52,4 % пациентов, в 19,0 % случаев зарегистрирован высокий и в 9,6 % — сверхвысокий уровень эмоционального стресса.

При анализе изменений сердечно­сосудистой системы в зависимости от уровня эмоционального стресса выявлено достоверное увеличение сократительной способности миокарда у подростков с высоким (ударный объем — 88,06 ± 4,10 мл против 74,59 ± 3,29 мл; р< 0,01) и средним (84,26 ± 3,32 мл против 74,59 ± 3,29 мл; р< 0,05) уровнем эмоционального стресса, с одновременным снижением общего периферического сопротивления (1283,16 ± 102,04 дин ´ ´ с • см–5 и 1304,76 ± 76,48 дин • с • см–5 против 1622,96 ± 62,35 дин • с • см–5; р< 0,01), а также отмечается достоверное увеличение массы миокарда левого желудочка (140,85 ± 7,99 г и 137,01 ± 5,18 г против 102,66 ± 5,72 г; рt < 0,001) и индекса массы миокарда левого желудочка (81,20 ± 4,80 г/м2 и 79,90 ± 3,50 г/м2 против 61,70 ± 4,30 г/м2; рt < 0,01) в сравнении с юношами, у которых стресс отсут­ствовал.

Важная роль в развитии социальной дезадаптации принадлежит уровню адаптированности подростка к внутреннему и внешнему миру. При изучении социально­психологической адаптации юношей с ПАГ установлено, что неадаптированность к внешнему и внутреннему миру достоверно чаще регистрировалась, чем дезадаптированность (47,4 против 22,8 %; pt < 0,01) и адаптированность (29,8 %; pt < 0,05). Дезадаптированность и неадаптированность подростков связана с внесемейным окружением — негативное отношение к учебному заведению и улице. У 28,9 % юношей отмечается неочевидная адаптированность к внешнему и внутреннему миру, а у 18,5 % — очевидная. Ситуационная дезадаптированность зарегистрирована в 10,3 % случаев, а стойкая очевидная — у 12,5 % пациентов. Именно этот контингент подростков наиболее угрожаем по развитию социальной дезадаптации и требует своевременной психологической коррекции в индивидуальных программах реабилитации.

Определены критерии прогноза неблагоприятных психологических факторов с использованием неоднородной последовательной процедуры А. Вальда и А.А. Генкина. Высокую прогностическую информативность (И) имеют: средний (И = 1,38) и сверхвысокий уровень эмоционального стресса (И = 0,38), стойкая очевидная дезадаптированность (И = 1,04) и очевидная неадаптированность (И = 0,88) подростков с ПАГ.

В настоящее время детские кардиологи и семейные врачи часто игнорируют психологические аспекты болезни, которые существенно влияют на формирование клинической картины болезни, особенно это касается субъективных переживаний ребенка, его отношения к болезни и лечению. В эффективности лечения и профилактике социальной недостаточности важная роль принадлежит личностному реагированию больного на заболевание. Типы отношения к болезни первого блока шкал (гармоничный, эргопатический, анозогнозический) определялись у большинства юношей (63,2 %). В 36,8 % случаев зарегистрированы дезадаптивные типы отношения к своему заболеванию с интрапсихической (тревожный, неврастенический) и интерпсихической направленностью (сенситивный). Эти типы свидетельствуют о наличии личностной дезадаптации больного в связи с заболеванием. Среди этой группы чаще выявлялся сенситивный (22,8 %; «чрезмерная озабоченность возможным неблагоприятным впечатлением, которое могут произвести на окружающих сведения о болезни») и тревожный (12,3 %; «непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения заболевания, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения») типы отношения к своему заболеванию. Больные с данными типами отношения к своему заболеванию при различных эмоционально­аффективных реакциях характеризуются дезадаптивным поведением, ведущим к нарушению их социального функционирования: они или стесняются своего заболевания, или используют его в своих целях, строят концепции паранойяльного характера относительно своего здоровья, проявляют гетерогенные агрессивные тенденции, обвиняя окружающих в своем недуге. Исследованиями, проведенными в институте, установлено, что среди подростков с заболеваниями органов кровообращения только у юношей с ПАГ достоверно чаще (p < 0,001; 6,7 %) встречается дезадаптивный сенситивный тип отношения к своему заболеванию (у больных с аритмиями в 4,1 % случаев, врожденными пороками сердца — 2,6 % и кардиомиопатиями — 1,03 %) [10].

У юношей с ПАГ с высоким и средним уровнем эмоционального стресса и дезадаптивными типами отношения к своему заболеванию выявлены признаки формирования гипертензивного сердца (нарастание массы миокарда левого желудочка и его индекса), которые являются независимыми маркерами неблагоприятного течения артериальной гипертензии.

Качество проведения реабилитационных мероприятий у подростков с ПАГ в значительной мере зависит от образа жизни семьи, в которой он воспитывается. Дисгармоничные отношения чаще (28,5 %; p < 0,01) встречались в семьях, имеющих подростков с ПАГ, чем в группе контроля (6,2 %; обследовано 146 городских семей, имеющих здорового ребенка того же возраста). Только у 1/3 пациентов проводились реабилитационные мероприятия, и у 12,7 % подростков был санаторно­курортный этап лечения.

Таким образом, у юношей с ПАГ выявлены факторы, которые могут привести к прогрессированию заболевания, появлению осложнений и к социальной недостаточности, т.е. к инвалидизации подростка. К неблагоприятным факторам относятся: наследственная отягощенность по ГБ, особенно если болеют оба родителя; дисциркуляторная энцефалопатия; изменения геометрии и функции миокарда; высокий уровень эмоционального стресса, дезадаптивные типы отношения к своему заболеванию (сенситивный и тревожный), наличие дезадаптации к внешнему миру и отсутствие преемственности в проведении реабилитационных мероприятий.

Следовательно, своевременная диагностика и проведение индивидуальных реабилитационных программ с первых дней постановки диагноза с учетом психосоциальных факторов смогут предупредить развитие ограничений жизнедеятельности и социальной недостаточности, т.е. инвалидизации, у юношей с первичной артериальной гипертензией. Учитывая высокий уровень изменений со стороны нервной системы, в программы восстановительного лечения необходимо раннее включение дифференцированных психокорригирующих мероприятий для подростка и семьи, в которой он воспитывается, с учетом уровня адаптации и типа отношения к своему заболеванию.


Bibliography

1. Радченко Г.Д. Оцінка факторів, що впливають на прогноз у хворих з артеріальною гіпертензією (первинні результати 5­річного ретроспективного спостереження) / Г.Д. Радченко, Ю.М. Сіренко // Укр. кардіол. журн. — 2008. — № 6. — С. 20­28.

2. Диагностика и лечение артериальной гипертензии: Метод. рек. Российского медицинского общества по артериальной гипертонии и Всероссийского научного общества кардиологов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. Прил. 2. — 2008. — № 7(6). — С. 1­25.

3. Рекомендації Української асоціації кардіологів з профілактики та лікування артеріальної гіпертензії: Метод. рек. // Артериальная гипертензия. — 2009. — № 1 (3). — С. 25­39.

4. Дроздова И.В. Клинико­функциональные особенности больных артериальной гипертензией с нозогениями // Таврический медико­биологический вестник. — 2008. — № 2, том 11. — С. 66­70.

5. Остроумова О.Д. Артериальная гипертония и тревожные расстройства / О.Д. Остроумова, В.И. Мамаев, Е.И. Первичко, В.В. Барановская // Кардиология. — 2002. — № 2. — С. 95­99.

6. Березин Ф.Б., Безносюк Е.В., Соколова Е.Д. Психологические механизмы психосоматических заболеваний // Российский медицинский журнал. — 1998. — № 2. — С. 43­49.

7. Ахмедов Т.І., Куріло В.О. Психосоматичні співвідношення в структурі пограничних психічних розладів у хворих на есенціальну артеріальну гіпертонію // Проблеми медичної науки та освіти. — 2002. — № 3. — С. 44­47.

8. Жаркова Л.П. Рациональные подходы к диагностике и лечению артериальной гипертензии у детей и подростков / Л.П. Жаркова // Медицинский совет. — 2007. — № 3. — С. 31­35.

9. Агатипов Л.И. Диагностика и лечение артериальной гипертензии в детском возрасте / Л.И. Агатипов // Лечащий врач. — 2009. — № 9. — С. 21­26.

10. Толмачева С.Р. Тип отношения к болезни у детей с заболеваниями органов кровообращения / С.Р. Толмачева // Врачебная практика. — 2003. — № 5. — С. 25­28.


Back to issue