Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Тrauma" Том 14, №1, 2013

Back to issue

Возрастные особенности минеральной плотности костной ткани бедренной кости у женщин Донецкой области

Authors: Поворознюк В.В.1, Климовицкий Ф.В.2, Дзерович Н.И.1, 1 ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины», г. Киев, 2 НИИ травматологии и ортопедии Донецкого национального медицинского университета имени М. Горького

Categories: Traumatology and orthopedics, Obstetrics and gynecology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В статье представлены нормативные данные минеральной плотности костной ткани бедренной кости для женщин, проживающих в Донецкой области. Обследованы 593 здоровые женщины в возрасте 20–84 года. Исследования проводились в центре проблем остеопороза (НИИТО Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького). Минеральную плотность костной ткани шейки бедренной кости, бедренной кости определяли с помощью двухэнергетического денситометра Discovery QPR, Bedford, США. В результате исследования установлено, что возраст оказывает существенное влияние на показатели МПКТ. Пика костной массы обследуемые женщины достигали в третьем десятилетии. Потеря костной ткани увеличивалась с наступлением постменопаузального периода. Частота остеопороза бедренной кости увеличивалась с возрастом. Создана первая в Украине нормативная база для денситометра Discovery QPR.

У статті надані нормативні дані мінеральної щільності кісткової тканини стегнової кістки для жінок, які мешкають у Донецькій області. Обстежені 593 здорові жінки ві-ком 20–84 років. Дослідження проводились у центрі проблем остеопорозу (НДІТО Донецького національного медичного університету ім. М. Горького). Мінеральну щільність кісткової тканини шийки стегнової кістки, стегнової кістки визначали за допомогою двохенергетичного денситометра Discovery QPR, Bedford, США. В результаті дослідження встановлено, що з віком виявляється суттєвий вплив на показники МЩКТ. Піку кісткової маси досліджені жінки досягали в третьому десятиріччі. Втрата кісткової тканини збільшувалась з наставанням постменопаузального періоду. Частота остеопорозу стегнової кістки збільшувалась з віком. Створена перша в Україні нормативна база для денситометра Discovery QPR.

The article considers the standard data of femoral bone mineral density for women living in Donetsk region. 593 healthy women aged 20–84 years old have been examined. Examina-tion was performed in Osteoporosis Centre (R&DI of Traumatology and Orthopaedy of Donetsk National Medical University named after M. Gorky). Mineral density of the femoral neck and femo-ral bone was assessed with the help of dual energy densitometers Discovery QPR, Bedford, the USA. The result of the study demonstrated that the age influences much the indices of bone mineral density. Women reached the peak of the bone mass in their 30-ies. Loss of the bone tissue increased with the onset of postmenopausal period. Femoral osteoporosis incidence is age-dependent. The standard base for densitometer Discovery QPR has been firstly developed in Ukraine.


Keywords

минеральная плотность костной ткани, бедренная кость, остеопороз, возраст, постменопаузальный период.

мінеральна щільність кісткової тканини, стегнова кістка, остеопороз, вік, постменопаузальний період.

bone mineral density, femoral bone, osteoporosis, age, postmenopausal period.

Остеопороз — системное метаболическое заболевание скелета, характеризующееся снижением массы костной ткани и нарушением микроархитектоники ее строения, что снижает прочность кости и увеличивает риск переломов. Двойная рентгеновская абсорбциометрия — золотой стандарт в диагностике остеопороза и оценке эффективности его терапии. ВОЗ определила денситометрию костной ткани (DXA) как лучшую денситометрическую методику оценки минеральной плотности костной ткани (МПКТ) в различных регионах скелета [1, 9, 25]. В клинической практике измерения МПКТд широко используются для диагностики остеопороза и оценки его тяжести, определения риска остеопоротических переломов [1, 5].

В мире постоянно создаются нормативные базы данных МПКТ для людей различного возраста и пола, проживающих в различных географических регионах [3, 5–8, 15–22]. Таких данных и баз пока мало в Украине [1].

Цель исследования: определить нормативные показатели МПКТ бедренной кости, частоту остеопороза у женщин, проживающих в Донецкой области.

Объект и методы исследования

Нами обследованы 593 здоровые женщины (возраст — 20–84 года), проживающие в Донецкой области. Донецкая область — наиболее густонаселенная часть Украины. В ней проживает 9 % общей численности населения страны (на 1 августа 2012 года — 4 387 702 жителей). Область относится к числу «старых» областей Украины в соответствии с количеством жителей старше 50 (37 % от общего числа жителей) и 60 (23 % от общего числа жителей) лет.

Исследования проводились в центре проблем остеопороза (НИИТО Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького). До проведения исследования DXA определяли рост и массу тела. Пациентка была одета легко, без обуви. Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался путем деления массы тела в килограммах на рост в метрах в квадрате.

Общими критериями включения в исследование были принадлежность к европеоидной расе, отсутствие в анамнезе заболеваний и применения лекарственных средств, влияющих на метаболизм костной ткани. Характеристика обследованных лиц представлена в табл. 1.

Измерение минеральной плотности костной ткани. Минеральную плотность костной ткани шейки бедренной кости (ШБК), бедренной кости (БК) определяли с помощью двухэнергетического денситометра Discovery QPR, Bedford, США, серийный номер 83678. Для определения МПКТ ШБК и МПКТ БК использовали стандартное приспособление производителя прибора. Все измерения проведены и проанализированы одним исследователем. Ежедневный контроль качества измерений осуществлялся путем использования фантома, представленного изготовителем прибора.

Статистический анализ

Статистический анализ проводили с помощью статистических программ Excel 2003 и Statistiсa, версия 6.1. Использовали общую статистику. Связь между переменными оценивали с использованием коэффициента корреляции Пирсона. Однофакторный дисперсионный анализ Anova применяли для изучения различия между группами для разных переменных. Регрессионный анализ показателей минеральной плотности костной ткани в различных регионах скелета в зависимости от возраста выполнен с использованием линейной регрессии. Уровень значимости был принят в качестве p < 0,05. Результаты в таблицах и тексте представлены в виде среднего значения (M) и стандартного отклонения (SD).

Полученные результаты

Основные антропометрические характеристики 593 обследованных женщин представлены в табл. 2. Средний возраст обследованных составил 57,6 ± 12,1 года, средняя масса тела — 57,6 ± 12,1 кг, средний рост — 163,2 ± 6,2 см, средний индекс массы тела — 28,7 ± 5,4 кг/м2. Масса тела и ИМТ увеличивались с возрастом. Разница в массе тела в возрастной группе 80–89 лет по сравнению с группой 20–29 лет составила 6,9 кг (p < 0,0001), соответственно разница в ИМТ составила 3,7 (p < 0,0001) (табл. 2). Рост уменьшался с возрастом: различия в показателях от 20 до 84 лет составили 3,7 см (p < 0,0001). Отмечено достоверно влияние возраста на вариабельность антропометрических характеристик: рост — F = 8,67, p = 0,0000001; масса тела — F = 6,24, p = 0,0000001; индекс массы тела — F = 8,87, p = 0,0000001.

Пациентки были разделены на семь подгрупп (по десятилетиям). Наибольшее число обследованных женщин представлено в возрастной группе 50–59 лет. Пиковая масса МПКТ в поясничном отделе позвоночника и бедренной кости была достигнута в третьем десятилетии жизни. Полученные результаты показали, что среднее значение МПКТ в поясничном отделе и бедренной кости у женщин Донецкой области снижается с возрастом, особенно в их постменопаузальном периоде.

В табл. 3 представлены нормативные данные минеральной плотности костной ткани бедренной кости для женщин Донецкой области. Динамика снижения показателей напоминает аналогичную картину, описанную для украинских женщин, женщин США и Европы. Установлено достоверное влияние возраста на вариабельность показателей минеральной плотности костной ткани (МПКТ) (табл. 3). По сравнению с возрастной группой 30–39 лет МПКТ на уровне шейки бедренной кости: 40–49 лет — на 4,37 %, 50–59 лет — на 6,02 %, 60–69 лет — на 12,85 %, 70–79 лет — на 18,86 %, 80–89 лет — на 22,18 %.

На рис. 1 представлены гистограммы распределения обследованных женщин относительно показателей МПКТ БК.

Среди 593 обследованных женщин 460 находились в постменопаузальном периоде (средний возраст — 62,0 ± 8,8 года; средняя длительность постменопаузального периода — 13,5 ± 9,1 года; возраст наступления менопаузы — 48,5 ± 5,9 года; средний рост  — 1,63 ± 0,06 м; средняя масса тела — 77,3 ± 13,8 кг; ИМТ — 29,3 ± 5,2 кг/м2; средний показатель МПКТ ШБК — 0,732 ± 0,134 г/см2; средний показатель МПКТ БК — 0,842 ± 140 г/см2).

Постменопаузальный остеопороз диагностировали согласно критериям ВОЗ [23, 25] при Т­показателе ниже –2,5 SD, остеопению — при Т­показателе от –1,0 до –2,5 SD, нормальную минеральную плотность костной ткани — при Т­показателе выше –1,0 SD. У обследованных женщин установлено увеличение частоты остеопороза и остеопении с возрастом (табл. 4).

Мы сравнили (табл. 5) распределение женщин в постменопаузальном периоде по показателям МПКТ в соответствии с критериями ВОЗ, используя референтные данные украинских женщин и США [20]. Показатели частоты остеопороза, остеопении у представителей различных групп достоверно не различались между собой.

Влияние возраста на показатели минеральной плотности костной ткани в поясничном отделе позвоночника и бедренной кости изучено с использованием регрессионного анализа (табл. 6, рис. 2).

Выводы

Настоящее исследование — первое крупномасштабное исследование в Украине, позволившее установить эталонные значения МПКТ бедренной кости у произвольно выбранных здоровых женщин различных возрастных групп (от 20 до 84 лет), проживающих в Донецкой области.

Нами предложены нормативные данные минеральной плотности костной ткани на уровне бедренной кости для женщин, проживающих в Донецкой области. Установлено, что возраст оказывает существенное влияние на показатели минеральной плотности костной ткани. Пика костной массы обследуемые женщины достигали в третьем десятилетии. Потеря костной ткани увеличивалась с наступлением постменопаузального периода. Частота остеопороза в бедренной кости увеличивалась с возрастом. Риск переломов проксимального отдела бедренной кости на фоне остеопороза остается самым высоким среди других переломов.


Bibliography

  1. Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. Менопауза и костно­мышечная система. — К., 2004. — 512 с.
  2. Cummings S.R., Bates D., Black D.M. Clinical use of bone densitometry: scientific review // JAMA. — 2002. — 288. — Р. 1889­1897.
  3. Goksen D., Darcan S., Cocer M. Bone mineral density in healthy Turcish children and ado­lescents //J. Clin. Densitometry. — 2006. — 9. — P. 84­90.
  4. El Maghraoui A., Guerboub A., Achemlal L. et al. Bone mineral density in the spine and femur in healthy Moroccam women // J. Clin. Densitometry. — 2006. — 9. — P. 454­460.
  5. Faulkner K.G. Clinical use of bone densitometry // Marcus R., Feldman D., Kelsey J. (eds) Osteoporosis. — 2001. — Vol. 2. — Academic Press, London. — Р. 433­458.
  6. Gougherty G., Al­Marzouk N. Bone density measured by dual­energy x­ray absorptiometry in healthy Kuwaiti women // Calcif. Tissue Int. — 2001. — 68 — P. 225–229.
  7. Hall M.L., Heavens J., Cullum I.D. The range of bone density in normal British women // Br. J. Radiol. — 1990. — 63. — P. 266­269.
  8. Hammoudeha M., Al­Khayarin M., Zirie M., Bener A. Bone density measured by dual energy X­ray absorptiometry in Qatari women // Maturitas. — 2005. — 52. — P. 319­327.
  9. Kanis J.A. Diagnosis of osteoporosis and assessment of fracture risk / Lancet. — 2002. — 359. — Р. 1929­1936.
  10. Karlsson M.K., Gardsell P., Johnnell O., Nilsson B.E., Akesson K., Obrant K.J. Bone mineral normative data in Malmo, Sweden: comparison with reference hip data and hip fracture incidence in other ethnic groups // Acta Orthop Scand. — 1993. — 64. — P. 168­172.
  11. Kroger H., Heikkinen J., Laitinin K., Kotaniemi A. Dualenergy X­ray absorptiometry in normal women: a cross­sectional study of 717 Finnish volunteers // Osteoporos Int. — 1992. — 2. — Р. 135­140.
  12. Kudlacek S., Schneider B., Peterlik M. et al. Normative data of bone mineral density in an unselected adult Austrian population // Eur. J. Clin. Invest. — 2003. — 33. — P. 332­339.
  13. Laitinen K., Valmaki M., Keto P. Bone mineral density measured by dual energy X­ray absorptiometry in healthy Finnish women // Calcif. Tissue Int. — 1991. — 48. — P. 224­231.
  14. Laskey M., Crisp A., Cole T., Compston J.E. Comparison of the effect of different reference data on Lunar DPX and Hologic QDR­1000 dual­energy X­ray absorptiometers // Br. J. Radiol. — 1992. — 65. — P. 1124­1129.
  15. Liao E.Y., Wu X­P., Deng X­G. et al. Age­related bone mineral density, accumulated bone loss rate and prevalence of osteoporosis at multiple skeletal sites in Chinese women // Osteo­poros Int. — 2012 — 13. — P. 669­676.
  16. Maalouf G., Salem S., Sandid M. Bone mineral density of the Lebanese reference population // Osteoporos Int. — 2000. — 11. — P. 765­769.
  17. Mazess R.B., Barden H. Bone densitometry of the spine and femure in adult white females // Calcif. Tissue Int. — 1999. — 65. — P. 91­99.
  18. Mehta G., Teylor P., Perley G. Bone mineral status in immigrant Indo­Asian women // QJM. — 97. — P. 95­99.
  19. Narwaha R.K., Tamdon N., Kaur P. et al. Establishment of age­specified bone mineral density reference range for Indian females using dual­energy X­ray absorptiometry // J. Clin. Densi­tometry. — 2012. — 15(2). — P. 241­249.
  20. Povoroznyuk V.V., Dzerovich N.I., Karasevskaya T.A. Bone mineral density in Ukrainian women of different age // Ann. N.Y. Acad. Sci. — 2007. — 1119. — Р. 243­252.
  21. Pretley G.W., Cotton A.M., Murrils A.J. et al. Reference ranges of bone mineral density for women in southern England: the impact of local data on the diagnosis of osteoporosis // Br. J. Radiol. — 1996 — 69. — P. 655­660.
  22. Salleh M., Ardawi M., Abdulraouf A. Maimany, Talal M. Bahksh, Hasan A.N. Nasrat Waleed A., Milaat Raja M. Al­Raddadi. Bone mineral density of the spine and femur in healthy Saudis // Osteoporos Int. — 2005. — 16. — Р. 43­55.
  23. Simmons A., Simpson D.E., O’Doherty M.J., Barrington S., Coakley A.J. The effects of standardization and reference values on patient classification for spine and femur dualenergy x­ray absorptiometry // Osteoporos Int. — 1997. — 7. — Р. 200­206.
  24. Tenenhouse A., Joseph L., Kreiger N., Polinquin S., Murray T.M., Blondeau L. Estimation of the prevalence of low bone density in Canadian women and men using a population­specific DXA reference standard: the Canadian Multi­center Osteoporosis Study (CaMos) // Osteoporos Int. — 2000. — 11 — P. 897­904.
  25. World Health Organization. Assessment of fracture risk and its application to screening for postmenopausal osteoporosis / Technical Support Series. — 1994. — № 843. — WHO, Geneva.

Similar articles

Минеральная плотность и качество костной ткани, 10-летний риск остеопоротических переломов у украинских мужчин различного возраста
Authors: Поворознюк В.В., Мусиенко А.С., Дзерович Н.И. - ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины, г. Киев
"Pain. Joints. Spine." 3 (11) 2013
Date: 2014.01.10
Categories: Family medicine/Therapy, Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual
Влияние антиостеопоротических средств на качество костной ткани: обзор литературы и результаты собственных исследований
Authors: Поворознюк В.В., д.м.н., профессор, Дзерович Н.І. , к.м.н. - ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины; Украинский научно-медицинский центр проблем остеопороза, г. Киев; Ханс Д. - Центр заболеваний костной ткани, Университет госпиталя Лозанны, Лозанна, Швейцария
"News of medicine and pharmacy" 19 (476) 2013
Date: 2013.12.27
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Clinical researches
Вікові особливості змін мінеральної щільності кісткової тканини у хлопчиків донецького регіону
Authors: Поворознюк В.В.1, Климовицький Ф.В.2, Балацька Н.І.1, 1 ДУ «Інститут геронтології імені Д.Ф. Чеботарьова НАМН України», м. Київ, 2 НДІ травматології та ортопедії Донецького національного медичного університету імені М. Горького МОЗ України
"Child`s Health" 7 (42) 2012
Date: 2013.03.01
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches
Остеопороз: механизм лечебного действия бисфосфонатов и клинические перспективы
Authors: Дедух Н.В., ГУ «Институт патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко НАМН Украины», г. Харьков
"Тrauma" Том 14, №2, 2013
Date: 2013.05.15
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Clinical researches

Back to issue