Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Pain. Joints. Spine." 3 (11) 2013

Back to issue

Оценка возможностей использования австрийской модели FRAX в прогнозировании риска остеопоротических переломов у украинских женщин

Authors: Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. - ГУ «Институт геронтологии им. Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины; Украинский научно-медицинский центр проблем остеопороза, г. Киев

Categories: Family medicine/Therapy, Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В настоящее время методика FRAX является информативной и независимой в оценке риска остеопоротических переломов. С целью создания нормативных данных для австрийской модели алгоритма FRAX нами обследовано 3405 женщин в возрасте 40–89 лет. Анализ результатов FRAX выявил, что показатели FRAX-all и FRAX-hip соответственно 11,5 и 2,5 балла при использовании австрийской модели у постменопаузальных женщин являются критерием для начала терапии остеопороза. Показатели FRAX-all и FRAX-hip соответственно 7,0 и 1,5 балла при использовании австрийской модели у постменопаузальных женщин являются критерием для дополнительного обследования пациентов с помощью двухфотонной рентгеновской денситометрии.
Разработанные нами критерии могут быть использованы для принятия решения о начале антиостеопоротической терапии, особенно при невозможности проведения рентгеновской денситометрии.

На даний час методика FRAX є інформативною і незалежною в оцінці ризику остеопоротичних переломів. З метою створення нормативних даних для австрійської моделі алгоритму FRAX нами обстежено 3405 жінок віком 40–89 років. Аналіз результатів FRAX виявив, що показники FRAX-all і FRAX-hip відповідно 11,5 і 2,5 бала при використанні австрійської моделі у постменопаузі жінок є критерієм для початку терапії остеопорозу. Показники FRAX-all і FRAX-hip відповідно 7,0 і 1,5 бала при використанні австрійської моделі у постменопаузі жінок є критерієм для додаткового обстеження пацієнтів за допомогою двофотонної рентгенівської денситометрії.
Розроблені нами критерії можуть бути використані для прийняття рішення про початок антиостеопоротичної терапії, особливо при неможливості проведення рентгенівської денситометрії.

Currently FRAX is informative and independent tool in assessment of risk for osteoporotic fractures. In order to create normative data for Austrian FRAX model algorithm we have examined 3405 women aged 40–89 years. Analysis of FRAX results revealed that FRAX-all and FRAX-hip performance, respectively, 11.5 and 2.5 points when using the Austrian model in postmenopausal women are the criteria for initiation of therapy for osteoporosis. Indicators of FRAX-all and FRAX-hip respectively 7.0 and 1.5 points when using the Austrian model in postmenopausal women are additional criteria for additional examination of patients with two-photon X-ray densitometry.
We have developed criteria that can be used to make the decision to start antiosteoporotic therapy, especially if you can not carry out X-ray densitometry.


Keywords

остеопороз, FRAX, диагностика, факторы риска.

остеопороз, FRAX, діагностика, фактори ризику.

osteoporosis, FRAX, diagnosis, risk factors.

В настоящее время показано, что наряду с показателями минеральной плотности костной ткани (МПКТ) чрезвычайно важными в развитии остеопоротических переломов являются и другие факторы риска (возраст, пол, особенности телосложения, сопутствующие заболевания и др.). Изучение их роли в развитии остеопороза и его осложнений позволило накопить большую доказательную базу и определить роль каждого фактора в возникновении вертебральных и невертебральных переломов [1, 5].

В последние годы для оценки риска остеопоротических переломов в мире все шире применяется методика FRAX, разработанная на основании использования показателей возраста, индекса массы тела и других клинических факторов риска переломов с исследованием показателя МПКТ шейки бедренной кости или без него и позволяющая оценить 10­летний риск переломов бедренной кости и других «больших» остео­поротических переломов (лучевая, плечевая кости, клинически значимые переломы тел позвонков и бедренной кости) у мужчин и женщин старше 40 лет [5, 6, 10]. В настоящее время данный опросник доступен в Интернете (http://www.shef.ac.uk/FRAX) на 27 языках для 53 стран в виде 58 моделей, однако согласно различным рекомендациям по ведению пациентов с остео­порозом не существует единых критериев для начала антиостеопоротической терапии на основании результатов FRAX [3, 7, 9].

В Украинском научно­медицинском центре проблем остеопороза с 2009 г. алгоритм FRAX активно используется при оценке риска остеопоротических переломов. Несмотря на отсутствие в настоящее время украинской модели FRAX, накоплены данные относительно возрастных, половых и других особенностей определяемого риска с использованием моделей других стран, оптимизируется алгоритм ведения больных с остеопорозом и малотравматичными переломами [1, 2]. Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что для оценки рисков остеопоротических переломов у женщин украинской популяции можно использовать различные модели FRAX, важными являются лишь целевые точки для начала лечения. Анализ показателей вариабельности FRAX­all и FRAX­hip, а также показателей чувствительности и специфичности различных моделей позволил нам выделить австрийскую модель как одну из приоритетных для дальнейшего использования ее в оценке рисков остеопоротических переломов у украинских женщин.

Материалы и методы

С целью создания нормативных данных для австрийской модели алгоритма FRAX нами обследовано 3405 женщин в возрасте 40–89 лет.

Все женщины были разделены на 2 группы в зависимости от необходимости проведения лечения (требующие и не требующие назначения антиостеопоротических препаратов). При разделении пациентов руководствовались рекомендациями Клинического руководства по остеопорозу NOF (2013), согласно которому лечение женщин в постменопаузальном периоде может быть начато при следующих обстоятельствах:

1. Наличие остеопороза (Т­критерий –2,5 усл.ед. и ниже) в шейке бедренной кости, общем показателе бедренной кости или позвонке после тщательной оценки и исключения вторичных причин (подгруппа 1).

2. Перелом бедренной кости или позвонка (клинический или морфометрический) (подгруппа 2).

3. Другие предшествующие переломы и наличие низкой МПКТ по данным двухэнергетической рентгеновской денситометрии (Т­критерий, определяемый в пределах между –1 и –2,5 усл.ед. в шейке бедренной кости, общем показателе бедренной кости или в позвонке) (подгруппа 3).

Статистическая обработка результатов исследования осуществлялась с помощью пакета прикладных программ Statistica 7.0 и SPSS­17. При проверке нормальности распределения показателей, несмотря на большой массив анализируемой выборки, было установлено непараметрическое распределение показателей согласно критерию Шапиро — Уилка, в связи с чем анализ данных представлен в виде медианы (Me), моды (M) и межквартильного размаха (25–75%). Сравнение двух независимых групп изучаемых переменных проводили с помощью теста Манна — Уитни, для оценки связи между переменными использовали непараметрический корреляционный анализ Спирмена (R). Диагностическая значимость определялась с помощью ROC­анализа, а также с использованием рутинных методик определяли чувствительность и специфичность диагностических тестов, которые являются их важной характеристикой, определяющей пригодность теста для оценки состояния пациента.

Результаты

Анализ полученных результатов позволил определить показатели австрийской модели FRAX (с учетом МПКТ и без учета) у пациенток, требующих и не требующих антиостеопоротического лечения.

В табл. 1 представлены данные обеих моделей FRAX у пациенток в зависимости от необходимости назначения антиостеопоротической терапии, а в табл. 2 и 3 — возрастные особенности этих показателей.

При анализе связей между показателями FRAX­1 и FRAX­2 как для всех остеопоротических переломов, так и для переломов бедренной кости нами выявлены тесные корреляции для различных подгрупп, что свидетельствует о том, что использование модели без определения МПКТ также является достаточно информативным и может эффективно использоваться для принятия решения о назначении лечения (рис. 1).

Возрастные особенности корреляционных связей между FRAX­1 и FRAX­2 при использовании австрийской модели представлены в табл. 4.

В дальнейшем для создания критериев для начала терапии анализировали показатели FRAX­1­all и FRAX­1­hip, которые рассчитываются без определения МПКТ и являются более значимыми для широкого использования в практическом здравоохранении. Анализ результатов свидетельствует о большом размахе показателей как среди здоровых пациентов, так и среди тех, кто требует проведения антиостеопоротического лечения. Было показано, что показатель FRAX­all­1 менее 20 баллов (является определяющим в рекомендациях NOF для инициации лечения) был выявлен у 73 % всех больных, требующих лечения согласно критериям NOF, в том числе у 73 % пациентов из 1­й группы, 53 % пациентов 2­й группы и 77 % пациентов 3­й группы. При определении целевого показателя на уровне 10 баллов «ложные» результаты выявлялись у 35 % пациентов из 1­й группы, 15 % пациентов 2­й группы и 36 % пациентов 3­й группы при использовании австрийской модели FRAX (рис. 2).

При оценке чувствительности и специфичности австрийской модели FRAX в оценке необходимости принятия решения о назначении антиостеопоротического лечения и проведении ROC­анализа нами получены высокие показатели площадей ROC­кривых как во всей группе, так и в отдельных возрастных подгруппах (табл. 5, 6, рис. 3).

При анализе кривых очевидно, что наименьшие их площади выявляются в группах 40–49 и 80–89 лет.

Как было указано выше, в настоящее время не существует единых критериев для начала антиостеопоротической терапии на основании результатов FRAX. 

Так, если в американских рекомендациях (2013) критерием для начала терапии с учетом данных FRAX являются показатели для всех остеопоротических переломов (FRAX­all) 20 и более и для переломов бедренной кости (FRAX­hip) — 3 и более, то в новых Европейских рекомендациях (European guidance for the diagnosis and management of osteoporosis in postmenopausal women, 2013) по ведению постменопаузальных женщин предложен дифференцированный подход в зависимости от возраста [3, 8]. Выявленные нами возрастные особенности результатов FRAX­all и FRAX­hip при использовании австрийской модели также свидетельствуют о необходимости дифференцированного подхода при определении тактики ведения пациентов.

В связи с этим нами рассчитаны показатели чувствительности и специфичности ROC­кривых FRAX­1­all и FRAX­hip при различных критических значениях, определяющих выбор лечебной тактики (табл. 7, 8).

Полученные нами результаты дают основание для определения пороговых значений FRAX­1­all и FRAX­1­hip для дополнительного обследования с помощью рентгеновской денситометрии и для начала антиостеопоротического лечения согласно австрийской модели FRAX (табл. 9), которые могут быть рекомендованы для использования в практическом здравоохранении.

Таким образом, анализ результатов FRAX выявил, что показатели FRAX­all и FRAX­hip соответственно 11,5 и 2,5 балла при использовании австрийской модели у постменопаузальных женщин являются критерием для начала терапии остеопороза. Показатели FRAX­all и FRAX­hip соответственно 7,0 и 1,5 балла при использовании австрийской модели у постменопаузальных женщин являются критерием для дополнительного обследования пациентов с помощью двухфотонной рентгеновской денситометрии.

Разработанные нами критерии могут быть использованы для принятия решения о начале антиостеопоротической терапии, особенно при невозможности проведения рентгеновской денситометрии. Однако следует помнить, что МПКТ является важным показателем состояния костной ткани, необходимым для мониторинга эффективности лечения в последующем.

Таким образом, в результате проведенного исследования нами определены новые подходы к назначению антиостеопоротического лечения у украинских женщин, однако ограничением данного исследования является использование модели, полученной на другой популяции, в связи с чем существует риск системной ошибки, связанной с региональными особенностями остеопороза и его осложнений у жителей Украины. В связи с этим в настоящее время под руководством Украинской ассоциации остеопороза при поддержке Украинской ассоциации травматологов­ортопедов проводится многоцентровое эпидемиологическое исследование по изучению распространенности остеопоротических переломов, что позволит создать украинскую модель FRAX и выявить ее региональные особенности.


Bibliography

1. Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. Роль FRAX в прогнозировании риска переломов // Боль. Суставы. Позвоночник. — 2011. — № 2. — С. 19-28.

2. Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. Информативность различных моделей FRAX в оценке риска остеопоротических переломов у женщин Украины // Боль. Суставы. Позвоночник. — 2013. — № 2. — С. 19-28.

3. Clinician’s guide to prevention and treatment of osteoporosis // National Osteoporosis Foundation. — 2013. — 54 p.

4. Interpretation and Use of FRAX® in Clinical Practice from the International Society for Clinical Densitometry and International Osteoporosis Foundation. — 2010. — 12 р.

5. Kanis J.A., Johnell O., Oden A. et al. FRAX and the assessment of fracture probability in men and women from the UK // Osteoporos. Int. — 2008. — № 19. — Р. 385-397.

6. Kanis J.A., on behalf of the World Health Organization Scientific Group: Assessment of Osteoporosis at the Primary Health-Care Level // Technical report. University of Sheffield, UK: WHO Collaborating Centre; 2008.

7. Kanis J.A., Johansson H., Oden A. et al. The effects of a FRAX revision for the USA // Osteoporos. Int. — 2010. — 21(1). — P. 35-40.

8. Kanis J.A., Odén A., McCloskey E.V. et al. and on behalf of the IOF Working Group on Epidemiology and Quality of Life A systematic review of hip fracture incidence and probability of fracture worldwide // Osteoporos. Int. — 2012. — 23(9). — P. 2239-2256.

9. Kanis J.A., McCloskey E.V., Johansson H. et al. and on behalf of the Scientific Advisory Board of the European Society for Clinical and Economic Aspects of Osteoporosis and Osteoarthritis (ESCEO) and the Committee of Scientific Advisors of the International Osteoporosis Foundation (IOF) European guidance for the diagnosis and management of osteoporosis in postmenopausal women // Osteoporos. Int. — 2013. — 24(1). — P. 23-57.

10. Van den Bergh J.P.W, van Geel T.A.C.M., Lems W.F., Geusens P.P. Assessment of Individual Fracture Risk: FRAX and Beyond // Curr. Osteoporos. Rep. — 2010. — 8(3). — P. 131-137.

Similar articles

Информативность различных моделей FRAX в оценке риска остеопоротических переломов у женщин Украины
Authors: Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. - ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины, Украинский научно-медицинский центр проблем остеопороза, г. Киев
"Pain. Joints. Spine." 2 (10) 2013
Date: 2013.08.29
Categories: Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual
Минеральная плотность и качество костной ткани, 10-летний риск остеопоротических переломов у украинских мужчин различного возраста
Authors: Поворознюк В.В., Мусиенко А.С., Дзерович Н.И. - ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины, г. Киев
"Pain. Joints. Spine." 3 (11) 2013
Date: 2014.01.10
Categories: Family medicine/Therapy, Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual

Back to issue