Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Pain. Joints. Spine." 4 (12) 2013

Back to issue

Особенности телостроения у женщин различного возраста

Authors: Поворознюк В.В., Дзерович Н.И. - ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева» НАМН Украины, г. Киев

Categories: Family medicine/Therapy, Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Clinical researches

print version

Статья опубликована на с. 13-18

Omnia mutantur et nos mutantur in illis.

Все меняется, и мы меняемся.

В теле человека 75 % общей массы представлено костной, мышечной и жировой тканями [5]. Обезжиренная, или тощая, ткань в организме человека представлена мышечной тканью, связками, кожей и компонентами сосудистой системы. Скелетная мышечная ткань является ключевым компонентом телостроения человека и сильно коррелирует с физической активностью и состоянием здоровья. Уменьшение обезжиренной массы с возрастом часто ассоциируется с увеличением жировой массы. Снижение или стабилизация массы тела с возрастом может маскировать увеличение жировой массы и потерю мышечной массы у людей пожилого возраста. Около 40 % массы тела человека составляют скелетные мышцы, и приблизительно 10 % приходится на долю гладких мышц и мышцы сердца. Пик мышечной массы у мужчин и женщин приходится на 25 лет, к 50 годам наблюдается потеря 10 % мышечной массы, к 80 годам — 30 %. Средняя потеря мышечной массы у человека составляет 1 % в год после 35–40 лет. Жировая ткань широко распространена в организме и составляет в норме 15–20 % массы тела у мужчин и 20–25 % — у женщин. Количество жировой ткани в организме атлетов может составлять менее 10 %, а у людей с ожирением — более 50 %.

В перекрестных исследованиях показаны достоверные статистические отличия телостроения у различных этнических групп населения, в то время как возрастные изменения внутри популяции намного меньше выражены при наблюдении за большой гомогенной группой. В лонгитудинальном исследовании S. Guo и соавт. отмечено увеличение массы тела на 0,30–0,55 кг в год у мужчин и женщин европеоидной расы с 60 до 66 лет. В исследовании M. Visser и соавт. получены противоположные результаты: масса тела снижалась с возрастом как у мужчин, так и у женщин европеоидной расы в возрасте старше 60 лет. Согласно многочисленным исследованиям выявлены достоверные гендерные отличия роста и массы тела при старении. В возрасте 60–80 лет индекс массы тела (ИМТ) достоверно выше у женщин по сравнению с соответствующим у мужчин. Тем не менее половые различия ИМТ в возрасте 65–75 лет менее выражены по сравнению с возрастной группой 75–80 лет. Распространенность сниженных показателей ИМТ наблюдается менее чем у 5 % независимо от пола, в то время как избыточная масса тела и ожирение достоверно чаще наблюдаются у женщин. Показатели окружности живота и соотношение окружность живота/окружность бедра достоверно выше у мужчин в возрасте 65–75 лет по сравнению с возрастной группой 75–80 лет. У женщин же соотношение окружности живота к окружности бедра достоверно выше в возрасте 75–80 лет. Почти у 50 % женщин пожилого возраста данные показатели выше нормы, в то время как у мужчин показатель окружности живота выше нормальных значений наблюдается в 40 %, соотношение окружность живота/окружность бедра — в 20 % случаев. Данный факт ведет к следующему заключению: перераспределение жировой ткани с возрастом более выражено у женщин. Согласно данным E. Perissinotto и соавт., возраст 75 лет является пограничной точкой изменений ИМТ и других антропометрических показателей [23].

В клинической практике и при проведении исследований наиболее часто проводят измерение окружностей туловища и конечностей, толщины кожной складки [23]. Для оценки состояния тощей массы используют антропометрическое измерение верхней и нижней конечностей. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (1997), измерение окружности плеча может использоваться для оценки риска недостаточного питания, окружности голени как чувствительный индикатор потери тощей массы c возрастом [23]. Установлено, что окружность голени коррелирует с аппендикулярной скелетной мышечной массой. Показатель окружности голени менее 31 см является клиническим индикатором саркопении [17]. Измерение окружности верхней конечности с коррекцией показателя кожной складки в области трицепса используют для оценки площади перекрестного сечения группы мышц. Погрешность измерений по сравнению с компьютерной томографией составляет 7–8 %. При избыточной массе тела (150 % от «идеальной» массы тела) погрешность антропометрических измерений увеличивается более чем на 50 % [23]. Толщина кожной складки коррелирует с процентом распределения жировой ткани в организме. Так как распределение жировой ткани в организме может отличаться, измерять необходимо в различных участках тела (погрешность 3–11 %) [5]. Известно, что возрастзависимые изменения жировой ткани и потеря эластичности кожи с возрастом увеличивают ошибку измерений у людей пожилого возраста. Поэтому измерение толщины кожной складки не может использоваться для динамических длительных наблюдений [13].

На базе Украинского научно­практического научно­медицинского центра проблем остеопороза проведен анализ особенностей телостроения женщин различного возраста, а также оценка антропометрических характеристик женщин в постменопаузальном периоде в зависимости от индекса аппендикулярной тощей массы.

Результаты собственных исследований

На первом этапе было обследовано 8637 женщин в возрасте 20–89 лет (средний возраст — 56,70 ± 0,14 года, средний рост — 1,62 ± 0,07 м, средняя масса — 73,53 ± 0,16 кг, индекс массы тела — 27,90 ± 0,10 кг/м2). На втором этапе проводилось антропометрическое обследование телостроения у 79 женщин в возрасте 40–82 лет (средний возраст — 63,53 ± 1,08 года, средний рост — 157,54 ± 0,79 см, средняя масса — 74,75 ± 1,68 кг). Антропометрические характеристики обследованных женщин оценивали по методике В.В. Бунака (1941) в модификации П.Ф. Шапаренко (1994). Показатели жировой и тощей массы оценивали с использованием двухфотонной рентгеновской абсорбциометрии (Рrodigy, GE). Для оценки тощей массы использовали индекс аппендикулярной тощей массы (ИАТМ), который рассчитывали по формуле: ИАТМ = тощая масса верхних и нижних конечностей (кг) / рост (м2). При проведении квартильного анализа обследованные женщины были распределены на 4 группы в зависимости от индекса аппендикулярной тощей массы: 1­я — ИАТМ < 6,38 кг/м2, 2­я — ИАТМ = 6,38–6,83 кг/м2, 3­я — ИАТМ = 6,84–7,36 кг/м2, 4­я — ИАТМ > 7,36 кг/м2. Статистический анализ проводили с использованием программы Statistica 6.0. Использовали корреляционный, регрессионный и однофакторный дисперсионный анализ ANOVA с поправкой Шеффе.

Антропометрические характеристики обследованных женщин представлены в табл. 1.

Установлено, что возраст оказывает достоверное влияние на показатели роста и массы тела обследованных женщин. Максимальные показатели массы тела отмечены у женщин в возрасте 55–64 года (рис. 1).

В результате исследования максимальные показатели жировой и обезжиренной массы отмечены у женщин возрастной группы 50–59 лет (рис. 2). Полученные данные подтверждают гипотезу о равномерном накоплении и снижении у женщин показателей жировой и обезжиренной массы с возрастом, в то время как у мужчин во временном аспекте вначале наблюдается снижение мышечной массы с последующим повышением и поздним снижением жировой массы.

Анализ антропометрических характеристик в зависимости от квартильного распределения показателей ИАТМ показал, что женщины с наиболее низким ИАТМ имели достоверно меньшую массу тела по сравнению с женщинами с ИАТМ > 7,36 кг/м2. Рост обследованных женщин достоверно не отличался (рис. 3).

У женщин с наиболее низким ИAТМ выявлены достоверно более низкие следующие антропометрические характеристики: окружность шеи, окружность живота, ширина плеча, окружность кисти и узкой части голени. У женщин Q1 (ИAТМ < < 6,38 кг/м2) наблюдалась достоверно более низкие показатели окружности грудной клетки по сравнению с показателями у женщин Q4 (рис. 4).

Установлена регрессионная связь между ИАТМ и окружностью шеи (p = 0,0007), живота (p = 0,00002), плеча (p = 0,0004), широкой части предплечья (p = 0,0002), узкой части предплечья (p = 0,01), окружностью кисти (p = 0,006), широкой части голени (p = 0,002), узкой части голени (p = 0,002), стопы (p = 0,009), диаметром плечевого пояса (p = 0,05), таза (p = 0,03), шириной плеча (p = 0,003), предплечья (p = 0,02), кисти (p = 0,001), диаметром голени (p = 0,004).

Не выявлены достоверные изменения толщины складки на спине, животе, плече, бедре, голени, показателей длины верхних и нижних конечностей в зависимости от показателя ИАТМ.

Заключение

Возраст оказывает достоверное влияние на вариабельность показателей жировой и обезжиренной массы; максимальный уровень данных показателей определяется у женщин возрастной группы 50–59 лет. Для женщин с низким индексом аппендикулярной тощей массы (ИAТМ < 6,38 кг/м2) характерны следующие антропометрические характеристики: достоверно более низкие показатели окружности шеи, грудной клетки и живота, ширины плеча, окружности кисти и узкой части голени.


Bibliography

1. Поворознюк В.В. Захворювання кістково-м’язової системи в людей різного віку (вибрані лекції, огляди, статті): У 3 т. — К., 2009. — С. 664.

2. Поворознюк В.В., Григорьева Н.В. Менопауза и костно-мышечная система. — К., 2004. — 512 с.

3. Ундрицов В.М., Ундрицова И.М., Серова Л.Д. Саркопения — новая медицинская нозология // Физкультура в профилактике, лечении и реабилитации. — 2009. — 4(31). — С. 7-16.

4. Artur S.T., Colley I.D. The effect of physiological stimuli on sarcopenia; impact of notch and Wnt signaling on impaired aged skeletal muscle repair // International Journal of biological scien­ces. — 2012. — 8(5). — 731-760.

5. Ayvaz G., Cimen A. Methods for body composition analysis in adults // The Open Obesity Journal. — 2011. — 3. — Р. 62-69.

6. Bonnik S.L., Lewis L.A. Bone densitometry for technologists // Humana Press Inc. — 2006. — 416 p.

7. Burton L.A., Sumukadas D. Optimal management of sarcopenia // Clinical interventions in aging. — 2010. — 5. — P. 217-228.

8. Campbell W.W., Leidy H.J. Dietary protein and resistance training effects on muscle and body composition in older persons // Journal of the American College of Nutrition. — 2007. — 26(6). — P. 696-703.

9. Chumlea Wm.C., Cesari M., Evans W.J. et al. Sarcopenia: designing phase II B trials // J. Nutr. Health aging. — 2011. — 15(6). — P. 450-455.

10. Cruz-Jentoft A.J., Baeyens J.P., Bauer J.M et al. Sarcopenia: European consensus on definition and diagnosis // Age and ageing. — 2010. — 39. — P. 412-423.

11. Hall D.T., Ma J.F., Marco S.D., Gallouzzi I. Inducible nitric oxide synthase (iNOS) in muscle wasting syndrome, sarcopenia and cachexia // Aging. — 2011. — 3. — P. 8.

12. Hong S., Oh H.J., Choi H. et al. Characteristics of body fat, body fat percentage and other composition for Koreans from KNHANES IV. — 2011. — 26. — 1599-1605.

13. Huges V.A., Roubenoff R., Wood M. et al. Anthropometric assessment of 10-y changes in body composition in the elderly // Am. J. Clin. Nutr. — 2004. — 80. — P. 475-82.

14. Independent and combined effects of exercise and vitamin D on muscle morphology, function and falls in the elderly // Nutrients. — 2010. — 2. — 1015-1017.

15. Jang Y.C., Remmen H.V. Age-associated alterations of neuromuscular junction // Exp. Geront. — 2011. — 46(2–3). — P. 193-198.

16. Lang T., Streeper T., Cawthon P. et al. Sarcopenia: etio­logy, clinical consequences, intervention and assessment // Osteoporos Int. — 2010. — 21. — P. 543-559.

17. Lauwers-Canses R.Y., Cournot M., Nourhashémi F. et al. Sarcopenia, calf circumference, and physical function of elderly women: a cross-sectional study // J. Am. Geriatr. Soc. — 2003. — 51(8). — P. 1120-4.

18. Loeser R.F. Age-related changes in the musculoskeletal system and the development of osteoarthritis // Clin. Geriatr. Med. — 2010. — 26(3). — P. 371-386.

19. Lukaski H. Sarcopenia: Assessment of Muscle Mass // The journal of nutrition. American Society for Nutritional Sciences. — 1997. — P. 994-997.

20. Mark D.P., Sen A., Gordon P.M. Influence of Resistance on lean body mass in aging adults: a meta-analysis // Med. Sci. Sports Exerc. — 2011. — 43(2). — P. 249-258.

21. Marzetti E., Calvani R., Bernabei R., Leeuwenburgh C. Apoptosis in skeletal myocytes: a potential target for interventions against sarcopenia and physical frilty — a mini-review // Gerontology. — 2012. — 58. — P. 99-106.

22. Mayer F., Scharhag-Rosenberger F., Carlsohn A. et al. The intensity and effects of strength training in the elderly // Dtsch. Arztebl. Int. — 2011. — 108(21). — P. 359-64.

23. Milanovic Z., Panteli S., Trajkovi N. еt al. Basic anthropometric and body composition characteristics in an elderly population: a systematic review // Physical Education and Sport. — 2011. — 9(2). — P. 173-182.

24. Mitchell W.K., Williams J., Atherton P. et al. Sarcopenia, dynapenia and the impact of advancing age on human skeletal muscle size and strength; a quantitative review // Frontiers in physiology. — 2012. — 3. — P. 260.

25. Neto L.S., Karnikowiski M.G.O., Tavares A.B., Lima R.M. association between sarcopenia, sarcopenic obesity, muscle strength and quality of life variables in elderly women // ISSN. — 2012. — 1413-3555.

26. Roberts H.C., Denison H., Martin H.J. et al. A review of the measurement of grip strength in clinical and epidemiological studies: towards a standardized approach // Age and ageing. — 2011. — 40. — P. 423-429.

27. Park Y.-W., Heymsfield S.B., Gallagher D. Are dual-energy X-ray absorptiometry regional estimates associated with visce­ral adipose tissue mass? — 2002. — 26. — 978-983.

28. Travison T.G., Araujo A.B., Esche G.G. et al. Lean Mass and Fat Mass is associated with male proximal femur strength // Journal of bone and mineral research. — 2008. — 23(2). — P. 189-198.

29. Waters D.L., Baumgartner R.N., Garry P.J., Vellas B. Advantages of dietary, exercise-related and therapeutic interventions to prevent and treat sarcopenia in adult patients: an update // Clinical Interventions in aging. — 2010. — 5. — P. 259-270.

30. Wen X., Wang M., Jiang C.-M., Zhang Y.-M. Anthropometric equation for estimation of appendicular skeletal muscle mass in Chinese adults // Asia Pac. J. Clin. Nutr. — 2011. — 20(4). — Р. 551-556.

Similar articles

Саркопения и возраст: обзор литературы и результаты собственных исследований
Authors: Поворознюк В.В., Дзерович Н.И., ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины», г. Киев
"Pain. Joints. Spine." 3 (07) 2012
Date: 2013.02.12
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual
Саркопения и возраст: обзор литературы и результаты собственных исследований
Authors: Поворознюк В.В., д.м.н., профессор, Дзерович Н.И., к.м.н., ГУ «Институт геронтологии имени Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины», г. Киев
"News of medicine and pharmacy" 8 (456) 2013
Date: 2013.05.30
Categories: Traumatology and orthopedics, Gerontology
Sections: Specialist manual
State of Skeletal Muscle Tissue in Women in the Ukrainian Population
Authors: Povoroznyuk V.V., Dzerovych N.I., Belinska A.S., Tkachuk A.A. - State Institution «Institute of Gerontology named after D.F. Chebotariov of National Academy of Medical Sciences of Ukraine», Kyiv, Ukraine
"Pain. Joints. Spine." 4 (20) 2015
Date: 2016.02.29
Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual

Back to issue