Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 3(6) 2007

Back to issue

Острые заболевания органов мошонки у детей

Authors: В.Н. ГРОНА, С.А. ФОМЕНКО, А.В. ЩЕРБИНИН, В.Н. МАЛЬЦЕВ, А.А. ЩЕРБИНИН, Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького, Областная детская клиническая больница, г. Донецк, Украина

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В статье представлены этиопатогенетические факторы, клиника, методы диагностики, дифференциальной диагностики, а также основные принципы лечения таких важных в медицинском и социальном планах заболеваний, как перекрут яичка, поражения гидатид, острый неспецифический орхоэпидидимит и травма яичка


Keywords

яичко, придаток, гидатида, острые заболевания, дети

Острые заболевания органов мошонки (ОЗОМ) занимают первое место среди заболеваний наружных половых органов у мужчин. Пациенты с этой патологией составляют 4–8,1 % от всех госпитализированных в урологические стационары.

Изучение острых заболеваний органов мошонки в детском возрасте началось сравнительно недавно, когда выяснилось, что консервативное лечение так называемых «острых неспецифических орхитов» у большинства детей заканчивается атрофией яичка [9, 16].

До последнего времени острые заболевания органов мошонки именовались как «острый неспецифический орхит». Больных с этим диагнозом, как правило, лечили консервативно. Однако, как показали научные исследования, под маской острого орхита скрывались неинфекционные заболевания яичек: поражения подвесок (гидатид Морганьи), заворот яичка и семенного канатика, травмы, инфаркт половой железы. Все эти заболевания требуют неотложного оперативного вмешательства. Внедрение активной хирургической тактики позволило в 4 раза и более снизить частоту атрофии органа на стороне поражения. Несмотря на это, в отечественной и зарубежной литературе все чаще появляются сообщения о большом проценте случаев потери фертильности в результате аутоиммунного процесса, развившегося после острых заболеваний органов мошонки, даже при нормальных размерах яичек [1, 2, 4, 12, 18].

В литературе последних лет острые заболевания органов мошонки обозначаются как «синдром отечной и гиперемированной мошонки».

Классификация острых заболеваний органов мошонки представлена следующим образом:

А. Инфекционные заболевания:

1. Орхиты специфического и неспецифического генеза.

2. Эпидидимиты специфического и неспецифического генеза.

3. Орхоэпидидимиты.

4. Воспалительные заболевания мошонки.

Б. Неинфекционные заболевания:

1. Перекрут яичка.

2. Острые поражения гидатид.

3. Травматические поражения органов мошонки.

4. Идиопатический инфаркт яичка.

Наше исследование основано на изучении клинических проявлений и диагностики острых заболеваний органов мошонки у 677 детей в возрасте от рождения до 14 лет, которые находились на лечении в клинике дет­ской хирургии, анестезиологии и интенсивной терапии Донецкого государственного медицинского университета им. М. Горького.

Больные с острыми заболеваниями органов мошонки ежегодно составляют 0,9–1,2 % от количества всех хирургических больных, 2,2–3,1 % от больных с ургентной патологией и 4,6–6,7 % от больных урологического профиля.

Учитывая большое количество этиологических моментов, приводящих к синдрому отечной и гиперемированной мошонки, мы рассмотрим наиболее часто встречающиеся и оказывающие существенное влияние на формирование репродуктивного здоровья мальчиков. Это перекрут яичка, острые поражения гидатид, острый неспецифический орхоэпидидимит и травма органов мошонки.

Перекрут яичка (перекрут семенного канатика) является одним из самых тяжелых острых заболеваний органов мошонки у детей. Факторы, способствующие завороту яичка, делят на две группы: предрасполагающие (внутренние) и вызывающие (внешние). Предрасполагающие факторы: пороки эмбрионального развития, отсутствие или недоразвитие связки Гунтера, удлинение собственной связки яичка, большая длина внутриполост­ного отрезка семенного канатика; свободная широкая влагалищная полость, свободное расположение семявыносящего протока и сосудисто-нервного пучка, интраперитонеальное расположение яичка.

К вызывающим (внешним) факторам, способствующим завороту яичка, относят резкие движения туловища, напряжение брюшной стенки, резкое сокращение мышцы, поднимающей яичко, избыточный приток крови к яичку (мастурбация), повышение внутрибрюшного давления, бег, прыжки, упорный кашель, резкие движения, борьбу, падения, ушибы, травмы паховой области и мошонки, тяжелое физическое напряжение, резкое кровенаполнение половых органов [10, 14]. Однако описаны случаи перекрута яичка и во время сна.

Большинство авторов различают три формы заворота яичка [7]:

1. Надоболочечная (экстравагинальная). Перекрут семенного канатика происходит вместе со всеми оболочками вне полости собственной влагалищной оболочки. Такой перекрут характерен для новорожденных и очень редко встречается у более старших детей.

2. Внутриоболочечная (интравагинальная). Перекрут семенного канатика происходит в отрезке его, расположенном над яичком, либо в полости собственной влагалищной оболочки. Такая патология чаще наблюдается у детей старше 3 лет и преобладает в 10–16-летнем возрасте.

3. Перекрут между придатком и яичком наблюдается крайне редко и только при недоразвитии верхних и нижних связок придатка.

В механизме развития заворота яичка ведущую роль играет резкое внезапное сокращение кремастерной мышцы, волокна которой имеют спиралевидный ход.

Суть патогенеза большинства острых заболеваний органов мошонки у детей составляют острые циркуляторные расстройства крово- и лимфообращения в яичке. Поражение тестикулярной ткани, являющееся следствием этих расстройств, зачастую приводит к гибели половой железы.

Гидатиды — это рудиментарные отростки мюллеровых и вольфовых протоков эмбриона (рис. 1), которые не подверглись полной редукции и сохранились в виде небольших соединительнотканных образований на органах мошонки.

В подавляющем большинстве случаев встречается гидатида яичка. Она располагается на верхнем полюсе яичка. Гидатида придатка располагается чаще всего на головке придатка. Гидатида парадидимиса находится в дистальном отделе семенного канатика по его передней поверхности.

Гидатиды, являясь рудиментарными образованиями, подвержены различным патологическим изменениям: кистозному перерождению, обызвествлению с последующим отрывом и образованием конкрементов в серозной полости яичка, острому инфаркту гидатиды [7].

Важными этиологическими факторами считаются травма и подвижные игры. Но эти точки зрения не являются убедительными, особенно у детей от 9 до 13 лет, когда все дети очень подвижны. В большинстве же случаев причина перекрутов остается неизвестной. Возможно также поражение гидатид в результате инфекционно-воспалительных процессов.

По мнению большинства исследователей, нарушение кровообращения гидатиды происходит в результате ее заворота. Инерционные силы, возникающие при ротационном движении яичка, после остановки послед­него способствуют перекруту гидатид. Вследствие перекрута происходит прекращение артериального и венозного кровотока в подвеске, возникает геморрагический инфаркт, диффузное кровоизлияние в строму.

Некроз гидатид может возникнуть и без перекрута вследствие нарушения кровообращения при микротравме и воспалительном процессе. При этом гистологически в тканях подвески находили лимфоидно-гистиоцитарную инфильтрацию стромы, свежие и старые ишемизированные участки.

Исследования показали, что при поражении подвески в замкнутой полости вагинального отростка, кроме остро возникшей водянки, развивается асептический хронический воспалительный процесс (вагинит), что влечет за собой нарушение крово- и лимфообращения в яичке и, возможно, его медленную атрофию.


Острые неспецифические заболевания яичка и придатка наблюдаются у мальчиков любого возраста и, как исключение, в грудном возрасте. Причиной является распространение воспалительного процесса с задней уретры на придаток и далее на яичко. Придаток поражается значительно чаще, чем яичко.

Орхоэпидидимит является также осложнением врожденных урологических заболеваний, при которых возможен рефлюкс мочи в семявыносящие протоки.

Неспецифическое воспаление самого яичка в дет­ском возрасте встречается очень редко. Проникновение инфекции в яичко без поражения придатка может происходить лимфогенным путем, в результате метастазирования при гнойных процессах.

Всего же возможны четыре пути проникновения инфекции в придаток: гематогенный, лимфогенный, секреторный и каникулярный (восходящий).

Травматические повреждения яичек и посттравматические орхоэпидидимиты развиваются вследствие удара тупым предметом, падения с высоты на промежность и др., когда яичко оказывается фиксированным и попадает между травмирующим телом и костями таза. В большинстве случаев повреждается только мошонка. При этом относительная редкость повреждения яичек объясняется большой их подвижностью и сокращением мышцы, поднимающей яичко в момент травмы, в результате чего яички ускользают из-под удара. Однако нередки случаи, когда при воздействии чаще всего прямой ­механической травмы, возникают разрывы яичка. При этом может произойти разрыв белочной оболочки с повреждением паренхимы или без такового, отрыв одного из полюсов яичка или даже полное размозжение яичка.

В патогенезе закрытых повреждений яичек, кроме действия самой травмы, имеет значение нарушение кровообращения в травмированном яичке, приводящее к острой ишемии и нарушению питания органа. Нежная паренхима яичка страдает как непосредственно от травмы, так и от нарушения кровообращения, связанного с образованием гематом, тромбозом сосудов, сдавлением ткани в результате отека. Ишемические и воспалительные изменения в последующем приводят к склерозу и атрофии яичка. При травме яичка развитие де­структивных изменений в сперматoгeнном эпителии не ограничивается областью поражения, а распространяется на весь орган и приводит в большинстве случаев к его атрофии.

 

Клиника и диагностика острых заболеваний органов мошонки у детей

Клинические проявления и методы диагностики ­острых заболеваний органов мошонки у детей однотипны [6, 7, 19]. Клиника большинства ОЗОМ у детей характеризуется синдромом отечной и гиперемированной мошонки. Заболевания начинаются остро, с появления болей в мошонке, паховых или реже подвздошных областях. Температура тела нормальная или субфебрильная. Появившиеся отек и гиперемия мошонки нарастают, яичко становится плотным, болезненным и увеличивается в размерах. Степень выраженности симптомов зависит от характера заболевания. В начальной стадии заболевания эти симптомы имеют различную степень выраженности, что позволяет на этом этапе провести дифференциальную диагностику. Впоследствии, когда мы имеем дело со значительно увеличенной, отечной, гиперемированной и болезненной мошонкой, выявить первопричинный фактор чаще всего не представляется возможным.

Перекрут яичка начинается остро, резкими болями в яичке, иррадиирующими в паховую область, иногда сопровождается рвотой и коллаптоидным состоянием. Клинические признаки перекрута яичка зависят от давности заболевания и возраста ребенка. Так, помимо характерного внезапного начала, дети грудного возраста беспокойны, кричат, отказываются от груди. При объективном исследовании определяют болезненность яичка, его увеличение, подтянутость гонады к корню мошонки. Через 6–12 часов наблюдаются симптомы общей интоксикации: повышение температуры тела, вялость, рвота, уменьшение беспокойства ребенка. В последующем при пальпации отмечается болезненность, при осмотре — отек мошонки. Довольно часто последняя представляется в виде стекловидного шара. Пораженное яичко становится еще более плотным и болезненным.

Дети старшего возраста жалуются на боль внизу живота и в паховой области. У наружного пахового кольца или верхней трети мошонки появляется болезненное опухолеподобное образование. В дальнейшем перекрученное яичко оказывается приподнятым и при попытке поднять его еще выше боль усиливается (симптом Прена).

Также имеют место случаи перекрута неопустившихся яичек. При перекруте интраабдоминально расположенного яичка имеет место клиника острого живота, местные изменения в пахово-мошоночной области отсутствуют. При расположении яичка в паховом канале отмечаются внезапное беспокойство, рвота, отказ от груди; дети более старшего возраста жалуются на боли по ходу пахового канала, тошноту. Мошонка не изменена. Отмечается отсутствие яичка в ней. В паховой области пальпируется опухолевидное, плотное, резко болезненное образование, кожа над которым отечна и гиперемирована.

Не меньшие сложности возникают при диагностике острых поражений гидатид. Особенностями патологии гидатид являются строго локальная симптоматика, внезапная боль разной интенсивности, отек, увеличение и гиперемия мошонки, иногда у одного из полюсов яичка удается обнаружить болезненное уплотнение. В ранних сроках оно нередко просвечивает через кожу мошонки в виде узла темно-синюшного цвета. Часто у детей с поражением гидатид появляются тошнота и рвота, а поздняя стадия заболевания сопровождается субфебрилитетом. Характерным синдромом для разгара болезни являются гиперемия и отек мошонки. Дети жалуются на боли в мошонке. В этом периоде яичко и придаток не дифференцируются. Пальпация гидатиды невозможна. Диафаноскопия мошонки позволяет обнаружить образования темного цвета в области типичной локализации гидатид.

В связи с идентичностью клинической картины диагностика острого воспаления яичка и его придатка за­труднена и данные клинического обследования не всегда позволяют судить о причине острого заболевания мошонки. Диагностика особенно усложняется при осмотре, произведенном спустя некоторое время от начала заболевания, когда успевают развиться отек мошонки и реактивная водянка.

При острых неспецифических поражениях яичка и придатка заболевание начинается остро, с нарушением общего состояния, повышением температуры тела, резкими болями в яичке и придатке. При эпидидимите придаток резко увеличивается, становится болезненным. Боли иррадиируют в паховую область. Температура тела повышается до 38 °С. Кожа мошонки на стороне поражения становится гиперемированной и отечной, особенно над областью придатка. При вовлечении в воспалительный процесс яичка общее состояние ухудшается, нарастают отек, напряжение, гиперемия мошонки, появляется реактивная водянка, в воспалительный процесс вовлекается семенной канатик. Температура тела повышается до 39–40 °С и может держаться длительное время.

Среди специальных методов исследования при острых заболеваниях органов мошонки широкое распространение получила ультразвуковая томография [11]. Метод позволяет в 88–100 % случаев дифференцировать нормальное состояние яичка от патологического и тестикулярное поражение от внетестикулярного, однако он не дает возможности дифференцировать острый орхо­эпидидимит от опухоли яичка.

Использование принципа Допплера [21] для определения­ пульсации яичковой артерии позволяет провести дифференциальную диагностику между перекрутом и острым воспалением яичка. При перекруте последнего пульсовый кровоток по яичковой артерии отсутствует, отмечаются хаотические мелкие волны вблизи нулевой линии, что свидетельствует о выраженной ишемии яичка. При перекрутах гидатид и орхоэпидидимитах, при эхолокации радиальной артерии яичка четко прослушивается высокочастотный тон пульсирующей волны кровотока. По характеру кровоток не отличается от такового в здоровом противоположном яичке.

Для диагностики острых заболеваний органов мошонки возможно использование термографии и жидкокристаллической термографии [15].

Одним из методов диагностики заболеваний органов мошонки является радиоизотопное сканирование мошонки при помощи изотопа Tc99m. Для острого эпидидимита характерно усиление накопления изотопа на стороне поражения за счет увеличения кровотока [20, 22].

Диагностика травматических повреждений мошонки и ее органов основана прежде всего на наличии в анамнезе травмы и характерных клинических признаках. Для ушиба органов мошонки характерны гематомы, ссадины в области мошонки, небольшое увеличение яичка и придатка после травмы, болезненность при пальпации. Наряду с ультразвуковой эхотомографией, позволяющей установить наличие гематом и нарушение целостности яичка и придатка, применяется пункция мошонки и яичка толстой иглой.

Иногда травма может вызвать смещение одного или обоих яичек под кожу живота, в паховый канал, промежность, брюшную полость, в полость таза через запирательное отверстие, под кожу бедра, полового члена и даже между листками препуциального мешка — вывих яичка.

 

Дифференциальная диагностика различных форм острых заболеваний органов мошонки у детей

Несмотря на схожесть клинической картины (острое начало, появление болей в яичке и паховой области, нарастающая гиперемия и отек мошонки, увеличение, уплотнение яичка и болезненность при пальпации), острые заболевания органов мошонки у детей все же имеют существенные различия.

Так, перекрутам яичка, поражениям гидатид довольно часто предшествует повышение двигательной активности мальчиков, наличие травматического фактора. ОРВИ в ряде случаев имела место при острых поражениях гидатид и при острых орхоэпидидимитах. Для последних также характерно переохлаждение ребенка, наличие сопутствующей урологической патологии и септикопиемическое состояние. Острое начало заболевания характерно при перекрутах яичек и при острых орхоэпидидимитах у детей старшей возрастной группы. У детей младшей возрастной группы (до 3 лет) при всех нозологических формах начало заболевания было постепенным, начиналось с общих симп­томов: ухудшения общего самочувствия, вялости, беспокойства, ребенок становился капризным. И лишь через 12–48 часов после начала заболевания было замечено увеличение и покраснение мошонки. Существенные различия в начале заболевания у детей объясняются прежде всего анатомо-физиологическими особенностями растущего организма. Так, дети младшей возрастной группы в связи с физиологическими особенностями нервной системы не могут четко локализовать свои болевые ощущения при острых хирургических заболеваниях, поэтому у них превалируют нарушения общего состояния.

Нарушение общего состояния больных с ОЗОМ отмечается при перекруте яичка, остром орхоэпидидимите и практически отсутствует при поражениях гидатид Морганьи. Степень ухудшения общего состояния и быстрота его прогрессирования зависели от возраста и степени перекрута, то есть чем больше степень перекрута, тем хуже было состояние больных. В данных случаях отмечаются симптомы интоксикации: вялость, рвота, повышение температуры тела. Были ярко выражены местные проявления заболевания: увеличение, уплотнение яичка, отек, гиперемия, болезненность при пальпации мошонки.

Болевой синдром является основным и самым постоянным при ОЗОМ. При перекрутах яичка боли сначала локализуются в самом яичке и начальных отделах семенного канатика. При прогрессировании заболевания четко разграничить болевые ощущения в яичке и семенном канатике уже не представляется возможным. И в стадии разгара заболевания имеет место ярко выраженная болезненность уже по ходу всего семенного канатика. При поражениях гидатид локализация болей в начале заболевания соответствовала месту локализации гидатиды, где у детей можно было пропальпировать плотный болезненный инфильтрат. В стадии разгара клинических проявлений дифференцированно ­определить максимальную точку болезненности уже не представляется возможным. В данном случае проведение такого несложного исследования, как диафаноскопия органов мошонки, позволяет выявить просвечивание темного пятна сквозь оболочки мошонки. При орхоэпидидимитах боли локализуются по всей протяженности придатка и в меньшей степени яичка. При этом максимальная болезненность отмечается в области головки придатка, что осложняет дифференцировку между орхоэпидидимитом и поражением гидатид. Семенной канатик в воспалительный процесс вовлекается редко. Следует отметить, что интенсивность болевых ощущений при орхоэпидидимитах практически постоянна и может уменьшаться или усиливаться в зависимости от степени воспаления и выраженности отека яичка и придатка.

Наиболее специфическими и имеющими большую роль при установлении диагноза перекрута яичка являются симптомы Прена (усиление болевых ощущений при поднятии яичка) и Брунцеля (подтянутое и горизонтально расположенное яичко).

Тщательно проведенная пальпация также помогает отличить заворот от опухоли яичка. Опухоль при тератоме обычно каменистой плотности и состоит из нескольких узлов. При распаде опухоли наблюдаются участки размягчения и флюктуации. При злокачественных опухолях отмечаются быстрый рост опухоли, присоединение симптомов интоксикации. У ряда больных могут наблюдаться эндокринные поражения: гинекомастия, раннее половое созревание. Диагностическую помощь может оказать пункция яичка толстой иглой.

Диагностика гнойно-воспалительных заболеваний мошонки (абсцесс, флегмона, рожистое воспаление) не представляет трудностей. Воспалительный процесс поражает только кожу мошонки при абсолютно интактных яичке и придатке. Они не увеличены, а пальпация их не вызывает болезненных ощущений.

Дифференциальная диагностика паротитного орхита основывается на данных анамнеза (эпидемический паротит), клинической картине (высокая температура тела, интоксикация).

Дифференцировать нозологии, требующие оперативного пособия, необходимо и от аллергического отека мошонки. В пользу последнего свидетельствуют: неблагоприятный аллергологический анамнез, бурное развитие отека и такой же быстрый регресс заболевания, распространение отека на другую половину мошонки, промежность, паховую область, появление геморрагий на коже мошонки, зуда. Органы мошонки при аллергическом отеке не увеличены и не болезненны. Иногда ложное впечатление об их болевой чувствительности возникает в связи с болезненностью самой кожи мошонки при ее поражении.

В дифференциальной диагностике ОЗОМ следует обращать внимание на изменения в общих анализах мочи и крови. Они наиболее характерны для острых орхоэпидидимитов. Так, имел место выраженный лекоцитоз, увеличенная СОЭ, умеренная лейкоцитурия. Для паротитных орхитов также характерна и эозинофилия. Хотя умеренный лейкоцитоз наблюдается и при перекрутах яичек, и при поражениях гидатид.

 

Лечение острых заболеваний органов мошонки у детей

В последнее время является признанным факт необходимости оперативного лечения ОЗОМ.

В связи с однотипностью клинической картины правильный диагноз в большинстве случаев ставится интраоперационно, поэтому от оперативного доступа зависит объективная оценка состояния гонады, подвесок и элементов семенного канатика, что в полной мере позволяет предпринять необходимый объем оперативного пособия. Единственно верным доступом, позволяющим наиболее объективно оценить состояние органов мошонки и избежать нераспознанных патологий, является паховый [3].

Даже при сомнительном диагнозе перекрута яичка должна производиться срочная операция. Во время операции производят ревизию органов мошонки, раскручивают семенной канатик и восстанавливают нормальное анатомическое положение яичка. Если при ревизии перекрут яичка не обнаружен, но имеются признаки ишемии, то необходима ревизия семенного канатика до места пульсации сосудов, чтобы выявить экстравагинальную форму перекрута. В тех случаях, когда заворот не обнаружен, следует предполагать идио­патический инфаркт яичка. После раскручивания яичка необходимо наблюдать за ним в течение 15–20 минут с целью выявления признаков восстановления кровообращения. Рекомендуется обогревать яичко салфетками с теплым фурацилином в течение 10–15 минут, производить новокаиновую блокаду семенного канатика с гепарином (100 ЕД/кг). При сомнении в жизнеспособности яичка производят насечки на белочной оболочке яичка в нескольких местах. Отсутствие кровотечения из раны свидетельствует о гибели яичка.

В послеоперационном периоде назначают антибиотики, витамины, десенсибилизирующие препараты, анальгетики; местно назначают ношение суспензория, новокаиновые блокады, УВЧ-терапию. В комплексе терапии целесообразным считается назначение пенто­ксифиллина, активно влияющего на реологические свойства крови.

Сторонники активной хирургической тактики при поражениях гидатид считают, что операция избавляет от болей, способствует более быстрому выздоровлению, предупреждает рецидивы и осложнения заболевания, позволяет не пропустить более грозного заболевания — перекрута яичек.

Операция заключается в ревизии органов мошонки и удалении пораженной гидатиды.

Лечение орхитов и эпидидимитов не зависит от причин их возникновения и начинается с применения антибактериальной терапии. Также лечение должно включать ношение плавок (для улучшения венозного оттока), новокаиновые блокады. Во избежание последующей атрофии яичка назначается аспирин, витамины группы В, никотиновая кислота, метилурацил, лидаза, десенсибилизирующие препараты, аутогемотерапия, короткие курсы кортизона [1, 5, 17].

Больных с воспалительными заболеваниями органов мошонки рекомендуется подвергать комплексному лечению, отдавая при этом предпочтение оперативным методам, так как операция является единственным патогенетическим методом лечения, обеспечивающим оптимальные условия реабилитации при гнойных орхоэпидидимитах. Раннее оперативное лечение при остром орхоэпидидимите позволяет приостановить прогрессирование воспалительного процесса, избежать его последствий или уменьшить их, добиться обратного его развития и в последующем предупре­дить развитие атрофии яичка [13].

При ушибе яичка показано комплексное консервативное лечение (постельный режим, суспензорий). Проводят новокаиновую блокаду семенного канатика, при необходимости через день ее повторяют. В первые дни назначают холод на область мошонки. При уменьшении отека переходят к тепловым процедурам (УВЧ). Курс лечения 7 дней.

При наличии повреждений — создание покоя в области повреждения. Больным накладывают суспензорий, холод, создают возвышенное положение таза. Если имеется скопление крови в мягких тканях, то гематому вскрывают, полость ее освобождают от сгустков крови, ушивают рану, оставляют дренаж. При инфицировании гематомы рану оставляют открытой. При диагностировании разрыва яичка, а также при невозможности его исключения показано неотложное хирургическое лечение. Производят ревизию яичка. При разрыве паренхима­ яичка обычно пролабирует через дефект в белочной оболочке. Выпавшую паренхиму экономно иссекают. Производят гемостаз и ушивают дефект белочной оболочки. Возможно дренирование серозной полости ­резиновым выпускником, который убирают на следующий день. Полное размозжение яичка является показанием для орхиэктомии [8].

В послеоперационном периоде назначают постельный режим, суспензорий, новокаиновые блокады семенного канатика, аскорбиновую кислоту, витамины группы В, УВЧ-терапию, а также препараты для восстановления возможного нарушения целостности гематотестикулярного барьера и предупреждения аутоиммунной ­агрессии против паренхимы яичка и сперматозоидов (ацетилсалициловая кислота, глюкокортикоиды).

Таким образом, при всех заболеваниях органов мошонки, сопровождающихся синдромом отечной гиперемированной мошонки, должно проводиться комбинированное лечение, основу которого составляет оперативное пособие, а затем уже консервативная терапия. Пролонгация операции может приводить к гипогонадизму и бесплодию, процент которого увеличивается с возрастом и достигает максимума в пубертатном периоде. О причинах возникновения, механизмах развития и возможных путях предупреждения данных осложнений мы расскажем в наших дальнейших публикациях.


Bibliography

1. Горбатюк О.М. Лікування гострих неспецифічних орхоепідидимітів у дітей та його результати // Урологія. — 2002. — № 1. — С. 83-86.
2. Горпинченко И.И., Малышкин И.Н. Патогенез бесплодия при эпидидимите // Проблемы репродукции. — 1996. — № 3. — С. 15-17.
3. До питання про оперативний доступ при лікуванні гострих захворювань органів калитки у дітей / С.О. Фоменко, В.З. Москаленко, В.М. Мальцев, О.В. Щербінін, А.Ю. Гунькін // Зб. наук. пр. співроб. КМАПО ім. П.Л. Шупика. — К.: Друк. півд.-зах. з-ці. — 2001. — Вип. 10. — С. 359-364.
4. Иммунный статус у детей, перенесших острые заболевания органов мошонки / В.З. Москаленко, С.А. Фоменко, А.Д. Бородин, В.Н. Мальцев, А.Ю. Гунькин // Сб. научн. трудов. — Вып. 2 (28). — Киев; Луганск; Харьков. — 2000. — С. 90-95.
5. Карпухин И.В., Ли А.А., Богомольный В.А. Физические методы в восстановительном лечении больных хроническим эпидидимитом: Науч. обзор // Вопр. курортологии. — 1999. — № 5. — С. 45-50.
6. Клиника, диагностика, морфология и лечение острых заболеваний мошонки у детей / В.З. Москаленко, В.Н. Мальцев, А.Д. Бородин, С.А. Фоменко // Медико-социальные проблемы семьи. — 1998. — Т. 3, № 1. — С. 3-6.
7. Острые заболевания органов мошонки у детей / Я.Б. Юдин, А.Б. Окулов, Ю.Е. Зуев, А.Ф. Саховский // М.: Медицина, 1987. — 144 с.
8. Результаты лечения травмы мошонки и ее органов у детей / В.З. Москаленко, С.А. Фоменко, В.Н. Мальцев, А.В. Щербинин, А.Ю. Гунькин // Травма. — 2001. — Т. 2, № 2. — С. 151-154.
9. Соловьев А.Е. Лечение острых заболеваний яичек в детском возрасте // Клинич. хирургия. — 1988. — № 6. — С. 30-34.
10. Allan W.R., Brown R.B. Torsion of the testis: a review of 58 cases // Brit. Med. J. — 1986. — № 1. — P. 1396-1397.
11. Blaivas M., Sierzenski P., Lambert M. Emergency evaluation of patients presenting with acute scrotum using bedside ultrasonography // Acad. Emerg. Med. — 2001. — V. 8, № 1. — Р. 90-93.
12. Goto T., Kakizawa Y. Clinical review of acute scrotum in children // Nippon Hinyokika Gakkai Zasshi. — 1999. — Vol. 90, № 7. — Р. 663-668.
13. Klin B., Zlotkevich L., Horne T. Epididymitis in childhood: a clinical retrospective study over 5 years // Isr. Med. Assoc. J. — 2001. — V. 3, № 11. — Р. 833-835.
14. Mhoon J.M., Redman J.F., Siebert J.J. Scrotal enlargement in boys with a history of scrotal trauma: two unusual findings // South Med. J. — 2002. — V. 95, № 2. — Р. 251-252.
15. Partsch C.J., Aukamp M., Sippell W.G. Scrotal temperature is increased in disposable plastic lined nappies // Arch. Dis. Child. — 2001. — V. 85, № 3. — Р. 268.
16. Rathert P. The acute scrotum // Urology. — 1980. — V. 19, № 5. — P. 256-259.
17. Richang C., Jean P., Taib E. Les epididymites aigues // J. Urol. — 1986. — V. 22, № 1. — S. 27-31.
18. Sakamoto Y., Matsumoto T., Kumazawa J. Cell-mediated autoimmune response to testis induced by bilateral testicular injury can be suppressed by cyclosporin A // J. Urol. — 1998. — V. 159, № 5. — Р. 1735-1740.
19. Sidler D., Brown R.A., Millar A.J. A 25-year review of the acute scrotum in children // S. Afr. Med. J. — 1997. — V. 87, № 12. — Р.1696-1698.
20. Sohn K.M., Oh B.R., Ryu S.B., Tc99m hexamethylpropylene amine oxime leukocyte pinhole imaging of the scrotum in patients with epididymitis showing equivocal clinical and scintigraphic findings // Clin. Nucl. Med. — 2001. — V. 26, № 11. — Р. 957.
21. Weber D.M., Rosslein R., Fliegel C. Color Doppler sonography in the diagnosis of acute scrotum in boys // Eur. J. Pediatr. Surg. — 2000. — V. 10, № 4. — Р. 235-241.

22. Yuan Z., Luo Q., Chen L. Clinical study of scrotum scintigraphy in 49 patients with acute scrotal pain: a comparison with ultrasonography // Ann. Nucl. Med. — 2001. — V. 15, № 3. — Р. 225-229.

Similar articles

Anatomy, physiology, clinical manifestations and treatment of testicular torsion in children  (literature review)
Authors: Веселий С.В., Юдін О.І., Веселий М.Ю.
Донецький національний медичний університет, м. Лиман, Україна

"Child`s Health" Том 12, №5, 2017
Date: 2017.09.12
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches
Authors: В.Н. Грона, В.Н. Мальцев, А.В. Щербинин, С.А. Фоменко, А.А. Щербинин, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, кафедра детской хирургии, областная детская клиническая больница, г. Донецк
"Child`s Health" 5(8) 2007
Date: 2008.07.11
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue