Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

Ukrainian journal of surgery 3-4 (26-27) 2014

Back to issue

Диагностика и лечение гемангиом печени (научный обзор)

Authors: Хацко В.В., Кузьменко А.Е., Войтюк В.Н., Матвиенко В.А., Глазков А.И. – Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Surgery

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В статье приведены современные сведения об этиологии, патогенезе, клинике, диагностике и лечении гемангиом печени. Среди всех доброкачественных новообразований печени эта очаговая патология наблюдается в 3–5 % случаев. По материалам аутопсии, частота гемангиом печени колеблется от 0,4 до 7,3 %. Эта сосудистая опухоль чаще встречается у женщин. Клиническая картина гемангиом разнообразна и зависит от величины и локализации опухоли. Комплексное обследование пациентов с применением современных методов позволяет установить точный диагноз в 82,5–100 % случаев. В выборе тактики лечения необходим дифференцированный подход. При небольших бессимптомных гемангиомах показано динамическое наблюдение под контролем сонографии. При размерах опухоли более 5 см необходимо оперативное лечение. Применяют радикальные методы лечения (анатомическая или атипичная резекция печени, экстирпация или энуклеация опухоли) и паллиативные (резекция опухоли; перевязка или рентгеноэндоваскулярная окклюзия сосудов; криовоздействие; этаноловая склеротерапия; лучевая терапия). В последние годы видеоэндоскопические способы лечения применяются все чаще и служат альтернативой лапаротомным операциям.

У статті наведені сучасні відомості про етіологію, патогенез, клініку, діагностику та лікування гемангіом печінки. Серед усіх доброякісних новоутворень печінки ця вогнищева патологія спостерігається в 3–5 % випадків. За матеріалами аутопсії, частота гемангіом печінки коливається від 0,4 до 7,3 %. Ця судинна пухлина частіше зустрічається у жінок. Клінічна картина гемангіом різноманітна і залежить від величини і локалізації пухлини. Комплексне обстеження пацієнтів із застосуванням сучасних методів дозволяє встановити точний діагноз у 82,5–100 % випадків. У виборі тактики лікування необхідний диференційований підхід. При невеликих безсимптомних гемангиомах показано динамічне спостереження під контролем сонографії. При розмірах пухлини більше 5 см необхіднt оперативне лікування. Застосовують радикальні методи лікування (анатомічна або атипова резекція печінки, екстирпація або енуклеація пухлини) та паліативні (резекція пухлини; перев''язка або рентгеноендоваскулярна оклюзія судин; етанолова склеротерапія; променева терапія). В останні роки відеоендоскопічні способи лікування застосовуються все частіше і служать альтернативою лапаротомним операціями.

The article presents current information on the etiology, pathogenesis, clinical presentation, diagnosis and treatment of hemangiomas of the liver. Among the benign tumors of the liver, this focal pathology observed in 3–5 % of cases. According to the autopsy materials, frequency of liver hemangiomas ranges from 0.4 to 7.3 %. This vascular tumor is more common to women. The clinical picture is diverse and depends on the magnitude and location of the tumor. Comprehensive survey of patients using modern methods allows to make an accurate diagnosis in 82,5–100 % of cases. For small asymptomatic hemangiomas shown dynamic observation under the control of sonography is needed. When tumor size is greater than 5 cm it needs surgical treatment. Radical (anatomical or atypical liver resection, tumor extirpation or enucleation) and palliative treatment (tumor resection; endovascular occlusion or ligation of vessels; cryotherapy; ethanol sclerotherapy, radiotherapy) is applied. In recent years, videoendoscopic treatments are used more as an alternative to laparotomy operations.


Keywords

гемангиомы печени, диагностика, лечение.

гемангіоми печінки, діагностика, лікування.

hemangiomas of the liver, diagnosis and treatment.

Статья опубликована на с. 131-135

Гемангиомы печени (ГП) были впервые описаны Дюпюитреном в 1816 г. Среди всех доброкачественных новообразований печени эта очаговая патология встречается чаще всего, в 30–50 % случаев. По материалам аутопсии, частота гемангиом печени колеблется от 0,4 до 7,3 %, по данным клинических исследований, гемангиомы диагностируют у 2–4 % взрослого населения, а в 10–28 % случаев они являются случайной находкой во время операций по другим причинам [4, 5, 8, 16].

За последние 5 лет частота встречаемости гемангиом печени, согласно литературным источникам, несколько возросла. Это можно объяснить активным внедрением в практику лечащего врача таких информативных методов диагностики, как ультразвуковое сканирование, компьютерная томография и магнитно-резонансная томография [3, 6, 19].

Совершенно очевидно, что проблема диагностики и лечебной тактики у больных с данной патологией имеет большое медицинское и социальное значение.

Тема диагностики и лечения гемангиом печени продолжает оставаться весьма актуальной, так как до настоящего времени еще не выработаны единые, четкие показания к проведению лечения, остается неоднозначной врачебная тактика по отношению к мелким гемангиомам, не созданы универсальные алгоритмы, которые бы позволили достоверно определять оптимальную тактику и объем оперативного вмешательства при больших размерах опухоли.

Большинство гемангиом печени представляют собой кавернозные узлы округлой формы с гладкой или дольчатой поверхностью. Окраска гемангиомы варьирует от темно-фиолетовой до серо-розовой и в значительной мере зависит от превалирующего типа кровоснабжения образования (артериальный или венозный), а также от степени выраженности в нем соединительнотканных элементов, которые придают гемангиоме более светлую окраску. На разрезе гемангиомы определяются полости, заполненные кровью или сгустками, встречаются и кальцинаты, возникающие в результате организации тромбированных участков. Как правило, имеется достаточно четкая граница между ГП и прилежащей тканью печени, что обусловлено наличием соединительнотканной капсулы образования, однако иногда гемангиомы не имеют четких границ, отдавая ответвления в глубину здоровой паренхимы печени [10, 12, 1, 15]. 

Чаще болеют ГП лица женского пола. Активно обсуждается генетическая природа данного заболевания. Достоверно установлено, что при наличии сосудистой опухоли на эпителиальных покровах существует высокий риск обнаружения аналогичного новообразования в одном из внутренних органов. Есть прямая взаимосвязь между фертильностью женского организма и риском развития сосудистой опухоли печени. Это может быть связано с повышенным фоном женских половых гормонов. Они отрицательно влияют на стенки кровеносных сосудов, провоцируя рост гемангиом [2, 7, 20].

Второй важный фактор – внутриутробное нарушение процесса развития органов пищеварительного тракта. На это могут оказывать влияние следующие условия: курение в период беременности (в том числе и пассивное); употребление алкогольных напитков; вирусные инфекции; перенесенные в прошлом венерические заболевания; вредные условия труда; ушибы передней брюшной стенки; отравление солями тяжелых металлов [9, 11, 17].

У взрослых пациентов причинами развития сосудистых опухолей могут быть: острые вирусные заболевания; гепатиты и гепатозы; высокий уровень холестерина в крови; недостаточность витамина К; синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови при гриппе; нарушения проходимости желчевыводящих путей; портальная и эссенциальная гипертония 2-й и 3-й стадии [2, 3, 6, 5].

Существует много классификаций доброкачественных опухолей печени, куда входят гемангиомы. По наиболее распространенной классификации Spellberg (1969), гемангиомы относятся к группе мезенхимальных опухолей, по Henson, Gray, Dockerty (1956) — к группе сосудистых опухолей. H. Wolf (1977) также относит гемангиомы к мезенхимальным. По классификации В.С.Шапкина (1970), гемангиомы относятся к группе доброкачественных опухолей, подгруппе сосудистых новообразований. По клиническим признакам он разделил все гемангиомы на четыре группы:

1) бессимптомные,

2) неосложненные, но клинически проявляющиеся,

3) осложненные,

4) атипичные замаскированные формы, протекающие под флагом других заболеваний [3, 5].

По гистологическому строению гемангиомы подразделяются на три типа: капиллярные (узкие сосудистые просветы, сильно развитая строма), скиррозные (расширенные блокированные сосуды, выраженная фиброзированная строма), кавернозные (крупные сосудистые лакуны, разделенные узкими фиброзными прослойками) [18,13].

Клиническая картина гемангиом разнообразна и зависит от величины и локализации опухоли. Жалобы появляются при достижении опухолью размеров свыше 5 см. От степени растяжения глиссоновой капсулы зависит выраженность болевого синдрома, который встречается у 50–75 % пациентов, от состояния гемодинамики в воротной вене — наличие синдрома портальной гипертензии, от сдавления опухолью желчных протоков в воротах печени — наличие желтухи и нарушение венозного оттока от печени.

Наиболее грозным осложнением, встречающимся в 10 % случаев при больших гемангиомах, является спонтанный или травматический ее разрыв, сопровождающийся массивным кровотечением в брюшную полость и приводящий к летальному исходу в 63–80 % случаев. Отмечены единичные случаи малигнизации гемангиом. Вероятны и другие осложнения: тромбоз опухоли с возможным инфицированием тромба и последующим абсцедированием; гемангиоматозная дегенерация печени с развитием печеночно-клеточной недостаточности; гемобилия; нарушение свертываемости крови (синдром Казабаха — Мерритта) [9, 7, 5, 14].

Комплексное обследование пациентов с гемангиомами печени позволяет установить точный диагноз в 82,5–100 % случаев. В диагностике гемангиом печени используют ультразвуковое исследование (УЗИ), компьютерную томографию (КТ), магнитно-резонансную томографию (МРТ), МРТ с ангиографией, позитронно-эмиссионную томографию, лапароскопию, цифровую субтракционную ангиографию, пункционную биопсию и др. [6, 7, 8, 19].

Инструментальное обследование пациента с гемангиомой начинают с УЗИ печени. К достоинствам этого метода можно отнести: неинвазивность, доступность, позволяет в 85–90 % случаев правильно установить диагноз, возможность изучения динамики развития заболевания, в совокупности с допплерофлоуметрией позволяет оценить особенности и интенсивность кровотока в гемангиоме. Однако это вид диагностики имеет и ряд недостатков: существуют сложности в интерпретации образования печени больших (более 5 см диаметром) размеров при низких характеристиках кровотока в гемангиоме печени, сложности оценки эхоструктуры новообразования при осложненной гемангиоме печени (тромбозы, некрозы, абсцедирование).

Ультразвуковая картина гемангиомы определяется ее видом: капиллярная или кавернозная. Типичными эхографическими признаками капиллярной гемангиомы являются: небольшой размер (от 20 до 40 мм) образования, однородные, гомогенные гиперэхогенные, с четкими ровными (иногда неровными волнистыми, бугристыми в виде "штрихов") контурами, имеющие вид "спущенного шара"; хорошо отграничены от окружающей ткани; без затухания, иногда с усилением эхосигнала позади образования. Типичные эхографические признаки кавернозной гемангиомы: образования больших размеров, с четкими бугристыми контурами; хорошей очерченностью от окружающей их неизмененной ткани печени; характеризуются высокой эхогенностью и неоднородностью структуры, которая обусловлена наличием кавернозных полостей, определяемых при УЗИ в виде эхонегативных зон различных форм и размеров. При цветовом допплеровском картировании (ЦДК) кровоток в самой гемангиоме в 86,9 % случаев, как правило, не определяется (образование аваскулярное или гиповаскулярное); в 75 % случаев хорошо виден подходящий к гемангиоме питающий сосуд с признаками артериального, ламинарного кровотока. При оценке количественных показателей кровотока в артериях средняя систолическая линейная скорость кровотока, по данным разных исследователей, в гемангиомах составляет от 37,56 ± 17,68 см/с до 15,0 ± 16,0 см/с; линейная скорость венозного кровотока в среднем достигает 20,61 ± 9,80 см/с. Индекс допплеровской перфузии при гемангиомах — 0,22, что значительно меньше, чем при злокачественных образованиях (0,62 ± 0,10) [4, 10, 6, 8, 20].

По данным литературы, чувствительность УЗИ с ЦДК в диагностике гемангиом составляет 80 %, специфичность — 86,5 %, точность — 69–85 %, положительная прогнозирующая ценность — 41 %, отрицательная прогнозирущая ценность — 97 % [10, 2].

Однако анализ эхограмм при УЗИ показывает, что с увеличением размеров гемангиомы утрачивают типичные признаки. От 20 до 42 % (а по данным некоторых авторов, до 75 %) гемангиом имеют атипичную эхоструктуру. Это проявляется наличием у 5 % гемангиом гипоэхогенного ободка, в 36 % случаев гемангиомы имеют тенденцию к повышению негомогенности, в 4–24 % они проявляются как гипо- или изоэхогенные образования по отношению к нормальной паренхиме печени. Контуры образования становятся неровными и нечеткими у 85 % больных, в 16 % случаев имеет место нетипичный сосудистый рисунок [14, 17].

Для диагностики данного заболевания можно использовать и более технологичные методы, например компьютерную томографию, пришедшую на смену бывшему золотому стандарту диагностирования гемангиом печени — ангиографии. Данный способ имеет следующие достоинства: при условии обязательного внутривенного усиления в 92–98 % случаев позволяет правильно установить диагноз, точно оценить динамику развития заболевания (КТ-волюметрия), определить точное расположение гемангиомы в печени, изучить индивидуальную внутри- и внепеченочную сосудистую анатомию пациента. Этот метод можно считать идеальным как для диагностики заболевания, так и для определения оптимальной тактики лечения. Но к его основным недостаткам следует отнести дороговизну и недоступность в условиях городских больниц [4, 1, 11, 20].

При КТ в крупных гемангиомах зоны гиалиноза (плотность 15–20 ед. Н) позволяют даже при нативной диагностике провести дифференциальную диагностику с аденомой, более того, в гемангиомах могут быть скопления кальцификатов (плотность 168–243 ед. Н), что также не характерно для аденом. Характерная дифференциально-диагностическая особенность, позволяющая различить аденомы и крупные кавернозные гемангиомы при КТ, — это динамика контрастирования. Аденомы благодаря артериальному кровоснабжению быстро накапливают контрастное вещество с максимальным повышением денситометрических показателей через несколько секунд после инъекции по всему сечению образования, с последующим снижением плотности также по всей площади, в то время как для гемангиом характерна специфическая динамика контрастирования — накопление контрастного вещества от периферии к центру. КТ позволяет уточнить не только локализацию, но и резектабельность при сосудистых опухолях печени [12, 6, 13].

Для постановки диагноза гемангиоматоза печени возможно применение МРТ. На магнитно-томограммах опухоль выглядит как участок высокой интенсивности сигнала. Время релаксации Т2 превышает 8 мс. МРТ особенно ценна в диагностике гемангиом небольших размеров [3, 8, 15].

При проведении МРТ на Т2-взвешенных изображениях МР-томограмм даже мелкие гемангиомы печени (диаметр менее 1 см) достаточно надежно диагностируются по сильному сигналу, интенсивность которого значительно превосходит интенсивность сигнала от неизмененной паренхимы печени или метастазов. Полученные некоторыми авторами данные коррелировали с результатами подсчета Т2-релаксационного времени для гемангиом, гепатом и метастазов. Так, для гемангиомы этот показатель составил 288 ± 20 мс, для гепатом — 83,7 ± 12 мс, для метастазов — 78 ± 10 мс. При МРТ печени так же широко, как и при КТ, используется болюсное контрастное "усиление" паренхимы печени, принципы которого идентичны болюсному контрастированию при КТ. В отличие от метастазов и первичного рака печени, гемангиомы при МРТ с контрастированием визуализируются только в паренхиматозную или отсроченную фазу с длительным сохранением усиления интенсивности сигнала, неравномерным очаговым накоплением контрастного вещества по периферии опухоли и отсутствием эффекта вымывания (при первичном раке и метастазах отмечается эффект вымывания) [16, 18].

Ангиография показана лишь в тех случаях, когда с помощью КТ не удается подтвердить диагноз. Опухоль смещает крупные печеночные артерии в одну сторону. Они не увеличены, суживаются, как обычно, по мере отхождения ветвей. Заполненные контрастным веществом кавернозные пространства опухоли имеют форму кольца или полукольца вследствие фиброза центральных участков. В гемангиомах контрастное вещество может задерживаться до 18 с [10, 6].

В выборе тактики лечения гемангиом необходим дифференцированный подход. При небольших размерах гемангиом (до 5 см), протекающих бессимптомно, показано динамическое наблюдение под контролем сонографии. Методы хирургического лечения гемангиом можно разделить на 2 группы. К радикальным относятся резекции печени, которые, в свою очередь, подразделяются на анатомическую (лобэктомия, гемигепатэктомия, расширенная гемигепатэктомия) или атипичную (резекция-вылущивание, краевые, клиновидные, поперечные резекции); экстирпация или энуклеация опухоли. Паллиативные методы включают резекцию опухоли; ее прошивание; перевязку или рентгеноэндоваскулярную окклюзию сосудов, питающих опухоль; криовоздействие; склерозирование 96% спиртом; лучевую терапию [9, 11].

Хирургическое лечение гемангиомы печени назначается обычно в том случае, если выявлена ее опасность для других органов. Кавернозные опухоли могут достигать больших размеров, давить на стенки сосудов или парализовывать нормальную деятельность соседних органов. Удаление гемангиомы печени требуется и тогда, когда установлен ее активный рост и размеры, превышающие 5 см [14,20].

Лечение гемангиом печени путем проведения анатомической резекции имеет следующие достоинства: хороший клинический эффект (полное выздоровление и восстановление трудоспособности), отсутствие ограничений к резекции печени при любых размерах гемангиомы и внутрипеченочного расположения. Но при этом есть и недостатки: ограничение к резекции – поражение более 75 % печени,  показатели послеоперационных  осложнений — до 10–15 %. Этот метод лечения можно считать основным [12, 7, 1, 8].

Атипичная резекция печени имеет следующие достоинства: хороший клинический эффект (полное выздоровление и восстановление трудоспособности), не требует специального оборудования и специализированной хирургической бригады. И недостатки: наличие ограничений к атипичной резекции печени при размерах гемангиомы более 5 см и внутрипеченочном расположении, высокий процент послеоперационных осложнений — 25–30 %. При гемангиомах печени диаметром более 5 см метод используется редко, лишь в случаях внепеченочного расположения образования  [3, 1, 8].

В последние годы мини-инвазивные видеоэндоскопические способы лечения (энуклеация, резекция печени и др.) все чаще применяются в хирургических отделениях и служат альтернативой традиционным оперативным вмешательствам. Применение ультразвукового скальпеля и аппарата для биологической сварки тканей позволяет провести надежный гемостаз и, кроме того, сократить длительность и себестоимость операции  [19].

Рентгенэндоваскулярная окклюзия ветвей печеночной артерии (РЭО) также используется в лечении гемангиом печени. Ее основным достоинством можно считать тот факт, что метод позволяет безопасно выполнить резекцию печени при синдроме Касабаха — Меррита  (тромбоцитопения ≤  150 г/л). Однако при использовании метода как самостоятельного во всех случаях происходит быстрый возврат болезни за счет возобновления кровотока по эмболизированной артерии или развития коллатерального кровообращения. Основным показанием к использованию такого лечения можно считать подготовку к резекции печени при уровне тромбоцитов в крови ниже 150 г/л. Как самостоятельный метод в настоящее время не используется [2, 5, 15].

Этаноловая склеротерапия также может быть применена при гемангиоме печени. Метод относится к мини-инвазивным (выполняется при помощи пункции сосудистой опухоли под контролем УЗИ);  имеет невысокий процент послеоперационных осложнений; приводит к быстрому восстановлению пациента; доступный и дешевый. Однако существуют значительные ограничения к его использованию: склеротерапия возможна только при гемангиомах печени размером до 4 см;  только при образованиях с внутрипеченочной локализацией; имеется потребность в повторных склерозациях; возможен риск развития некроза гемангиомы с возникновением абсцесса. В настоящее время этот метод применяется в отдельных  случаях — при множественных гемангиомах печени небольшого диаметра [6,13].

Таким образом, диагностические критерии оценки гемангиомы печени при помощи современных методов исследования имеют первостепенное значение для уточнения локализации опухоли по отношению к сосудам и воротам органа для планирования объема операции. Методами выбора являются энуклеация опухоли или резекция в пределах  III–VII сегментов печени. В настоящее время лапароскопические операции служат альтернативой традиционным оперативным вмешательствам при гемангиомах печени.


Bibliography

1.   Аксенов И.В. Тактика лечения гемангиом печени / И.В. Аксенов, А.Н. Федорченко // Хирургия. — 2010. — № 6. — С. 40–42.

2.   Андреев А.Л. Лапароскопическая резекция печени / А.Л. Андреев // Материалы научной конференции: «Новые технологии в диагностике, интервенционной радиологии и хирургии печени и поджелудочной железы». —  СПб., 2005. —  С. 65.

3.   Борисов А.Е. Руководство по хирургии печени и желчевыводящих путей / А.Е. Борисов. —  СПб.: Медицина. —  2005. —  Т. 1–2.

4.   Гемангиомы печени: клиника, диагностика, тактические подходы к лечению / З.С. Завенягин, Н.П. Ратникова, Ю.Р. Камалов [и др.] // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колонопроктологии. —  2004. — № 5. — С. 17–18.

5.   Гемангиомы печени: хирургический взгляд (обзор литературы) / Н.К. Чардаров, Ф.А. Ганиев, Н.Н. Багмет [и др.] // Анналы хирургической гепатологии. —  2012. —  Т.17, № 1. —  С. 86–93.

6.   Диагностика и видеоэндоскопическое лечение гемангиом печени / В.В. Хацко, А.Д. Шаталов, В.Н. Войтюк [и др.] // Вісник Укр. мед. стоматол. академії “Акт. проблеми сучасної медицини”. —  Полтава, 2011. —  Т.11, вип. 1 (33). —  С. 142–144.

7.   Курзанцева О.М. Сложности в диагностике гигантской кавернозной гемангиомы печени, клинический пример” / Курзанцева О.М. // Медицинский журнал “SonoAce-Ultrasound”. —  2010. —  № 21. —  С. 72–78.

8.   Лучевая диагностика гемангиом печени: взгляд на проблему из хирургической клиники / О.Г. Скипенко, Ю.Р. Камалов, В.В. Ховрин [и др.] // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. —  2011. —  № 10. — С. 78–86.

9.   Нечитайло М.Е. Лапароскопическое лечение кавернозных гемангиом печени / М.Е. Нечитайло, А.Н. Литвиненко, О.Н. Гулько // Анналы хир. гепатологии. —  2002. —  Т. 7, № 1. —  С. 259–260.

10. Определение артерилизации гемангиом печени  / С.Д. Хомяков, Ю.Г. Игнатьев, И.Ю. Карлов [и др.] // Материалы научно-практической конференции "Эффективные технологии организации медицинской помощи населению". —  2004. —  С. 199–201.

11. Спонтанная билома и холедохолитиаз после резекции печени по поводу гемангиомы / О.Г. Скипенко, А.Л. Беджанян, И.А. Соколина [и др.] // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. —  2012. —  № 5. —  С. 72–76.

12. Хирургия печени и желчных путей / М.А. Нартайлаков, И.А. Сафин, М.А. Галеев [и др.] — Уфа, 2005. —  С. 105.

13. A symptomatic giant hepatic hemangioma treated with hepatectomy /  T. Uetama, H. Yoshida,A. Hirakata [et al.] // J. Nippon Med. Sch. —  2011. —  V. 78. —  P. 34–39.

14. Cavernous hemangioma of the liver: factors affecting disease progression in general hepatology practice / A. Etemadi, A. Golozar, A. Ghassabian [et al.] // Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. —  2011. —  V. 23. —  P. 354–358.

15. Does hepatic adult capillary hemangioma exist? / M. Scialpi, I. Piscioli, T. Pusiol [et al.] // Surg. Today. —  2010. —  V. 40. —  P. 92.

16. Goncalves J.M. Spontaneous rupture of hepatic hemangiomas: a review of the literature / J.M. Goncalves // Wld J. Hepatol. —  2010. —  V. 2. —  P. 428–433.

17. Jhuang J.Y Adult capillary hemangioma of the liver: case report and literature review / J.Y. Jhuang, L.W. Lin, M.S. Hsieh // Kaohsiung J. Med. Sci. —  2011. —  V. 27. —  P. 344–347.

18. Jin S.Y. Sclerosed hemangioma of the liver / S.Y. Jin // Kor. J. Hepatol. —  2010. — V. 16. — P. 410–413.

19. Resection of a rapid-growing 40-cm giant liver hemangioma /  A.J. Koszka, F.G. Ferreira, C.G. de Aquino [et al.] // Wld J. Hepatol. — 2010. — V. 2. — P. 292–294.

20. Symptomatic-enlarging hepatic hemangiomas are effectively treated by percutaneous ultrasonography-guided radiofrequency ablation / S.Y. Park, W.Y. Tak, M.K. Jung [et al.] // J. Hepatol. — 2011. — V. 54. — P. 559–565.

Similar articles

Диагностика и малоинвазивные методы лечения гемангиом печени
Authors: Хацко В.В., Шаталов А.Д., Войтюк В.Н., Матвиенко В.А., Глазков А.И. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, г. Донецк, Украина
Ukrainian journal of surgery 2 (25) 2014
Date: 2014.07.14
Categories: Surgery
Sections: Clinical researches
Authors: Гохфельд И.Г., Павлов Б.Б., Областная травматологическая больница, г. Донецк
International neurological journal 1 (31) 2010
Date: 2010.08.04
Categories: Neurology
Authors: Пащенко Ю.В., Вивчарук В.П., Пащенко К.Ю. Харьковский национальный медицинский университет Областная детская клиническая больница № 1, г. Харьков
"Emergency medicine" 6 (37) 2011
Date: 2011.11.15
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency
Гемангиомы и сосудистые мальформации. Современные теории и лечебная тактика
Authors: Гончарова Я.А. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Child`s Health" 6 (49) 2013
Date: 2013.10.28
Categories: Family medicine/Therapy, Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue