Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Pain. Joints. Spine." 2 (18) 2015

Back to issue

МРТ-морфометрия тел позвонков и межпозвоночных дисков поясничного отдела позвоночника у больных с нарушением минеральной плотности костной ткани

Authors: Шармазанова Е.П., Мягков С.А., Рыбак И.Р. - Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков; ГУ «Запорожская медицинская академия последипломного образования МЗ Украины»; МЦ «ЮниМед», г. Запорожье

Categories: Rheumatology, Traumatology and orthopedics

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Цель исследования — изучение изменений тел позвонков, межпозвоночных дисков и их площадей в поясничном отделе позвоночника при уменьшении минеральной плотности костной ткани (МКП) с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ). 81 пациенту были проведены двухэнергетическая рентгеновская денситометрия (ДРД) и МРТ поясничного отдела позвоночника. Остеопения диагностирована у 33 больных (ІІ группа), остеопороз — у 28 (ІІІ группа), контрольную группу составили 20 пациентов (І группа) без признаков остеопороза (по данным ДРД). Cредние показатели МКП (г/см2) в телах L1-L4 составили: у здоровых — 1,232 ± 0,060; при остеопении — –1,032 ± 0,070; при остеопорозе — –0,757 ± 0,080. Средние показатели Т-критерия в группе сравнения составили –1,27 ± 0,71; во ІІ группе с остеопенией — –1,40 ± 011; в ІІІ группе с остеопорозом — –3,09 ± 1,73. Разница в МКП между I и II группами составила 16,2 % (р < 0,05), между I и III группами — 25 % (p < 0,01). При МРТ-морфометрии у больных с остеопенией и остеопорозом изменения тел позвонков поясничного отдела позвоночника сопровождались снижением средней высоты тел, незначительным снижением передней высоты тел позвонков; уменьшением индекса Барнетта — Нордина; выраженным увеличением средней высоты и площадей межпозвоночных дисков, более выраженными при остеопорозе. Установлено, что у больных с нарушением минеральной плотности костной ткани имеются и дегенеративные изменения межпозвоночных дисков, причем степень их дегенерации достоверно не отличается от группы контроля.

Мета дослідження — вивчення змін тіл хребців, міжхребцевих дисків і їх площ у поперековому відділі хребта при зменшенні мінеральної щільності кісткової тканини (МЩК) за допомогою магнітно-резонансної томографії (МРТ). 81 пацієнту була проведена двохенергетична рентгенівська денситометрія (ДРД) і МРТ поперекового відділу хребта. Остеопенію діагностовано у 33 хворих (ІІ група), остеопороз — у 28 (ІІІ група), контрольну групу становили 20 пацієнтів (І група) без ознак порушення мінеральної щільності за даними ДРД. Середні показники МЩК (г/см2) у тілах L1-L4 становили: у здорових — 1,232 ± 0,060; при остеопенії — –1,032 ± 0,070; при остеопорозі — –0,757 ± 0,080. Середні показники Т-критерію в групі порівняння становили 1,27 ± 0,71; у ІІ групі з остеопенією — –1,40 ± 011; у ІІІ групі з остеопорозом — –3,09 ± 1,73. Різниця в МЩК між I і II групами становила 16,2 % (р < 0,05), між I і III групами — 25 % (p < 0,01). При МРТ-морфометрії у хворих на остеопенію та остеопороз зміни тіл хребців поперекового відділу хребта супрово­джувалися зниженням середньої висоти тіл, незначним зниженням передньої висоти тіл хребців; зменшенням індексу Барнетта — Нордіна; вираженим збільшенням середньої висоти та площ міжхребцевих дисків, більш вираженими при остеопорозі. Встановлено, що у хворих із порушенням мінеральної щільності кісткової тканини є і дегенеративні зміни міжхребцевих дисків, причому ступінь їх дегенерації вірогідно не відрізняється від групи контролю.

The objective of the investigation — to study the changes of the vertebral bodies, intervertebral discs and their area in the lumbar spine in the reduction of bone mineral density (BMD) using magnetic resonance imaging (MRI). 81 patients underwent dual-energy X-ray densitometry (DEXA) and MRI of lumbar spine. Osteopenia was diagnosed in 33 patients (II group), osteoporosis — in 28 (group III), and control group consisted of 20 patients (I group) without signs of osteoporosis (according to DEXA). The average BMD parameters (g/cm2)
in L1-L4 bodies were: in healthy people — 1.232 ± 0.060; in osteopenia — –1.032 ± 0.070; in osteoporosis — –0.757 ± ± 0.080. The average T-score in the control group was –1.27 ± 0.71; in the II group with osteopenia — –1.40 ± 0.11; in the III group with osteoporosis — –3.09 ± 1.73. The difference in BMD between I and II groups was 16.2 % (p < 0.05), between I and III groups — 25 % (p < 0.01). MRI morphometry in patients with osteopenia and osteoporosis has shown that changes in vertebral bodies of the lumbar spine were accompanied by the reduction of the average height of the bo­dies, slight decrease of the anterior height of vertebral bo­dies; the reduction of the Barnett-Nordin index; significant increase in the average height and area of intervertebral discs, more pronounced in patients with osteoporosis. It was found that in patients with bone mineral density disorders, there were degenerative changes in the intervertebral discs, and the degree of their degeneration was not significantly different from the control group.


Keywords

минеральная плотность костной ткани, остеопения, остеопороз, МРТ-морфометрия.

мінеральна щільність кісткової тканини, остеопенія, остеопороз, МРТ-морфометрія.

bone mineral density, osteopenia, osteoporosis, MRI morphometry.

Статья опубликована на с. 71-77

Введение

Остеопороз — наиболее распространенное системное заболевание скелета, характеризующееся низкой костной массой и микроструктурными повреждениями костной ткани, которые приводят к повышению хрупкости кости и, соответственно, увеличению риска переломов [1]. По данным В.В. Поворознюка (2000), в последние десятилетия проблема остеопороза приобрела особенное значение вследствие двух тесно связанных демографических процессов — резкого увеличения в популяции пожилых людей и количества женщин в постменопаузальном периоде жизни [2]. Приблизительно у каждой третьей женщины после 65 лет случается, как минимум, один перелом костей [3]. При остеопорозе позвоночника клинические проявления связаны с болью в спине и соответствующими функциональными нарушениями, которые существенно влияют на качество жизни [4, 5], поэтому клинически важно понимать влияние остеопороза на морфологию позвоночника и его функцию. Хотя зависимость между старением и морфологией позвоночника достаточно хорошо изучена, однако при этом относительно мало исследованы вопросы влияния остеопороза на такие анатомические образования, как межпозвоночный диск (МПД) [7–9]. Так, в работе M.C. Lau и соавт. (1998) было показано, что около 50 % мужчин и 65 % женщин в возрасте старше 70 лет имеют сниженную высоту тел позвонков более чем на 2 стандартных отклонения по сравнению с молодыми здоровыми субъектами [6]. Одними из ведущих причин этого факта являются уменьшение количества горизонтальных костных трабекул в губчатом веществе тела позвонка и потеря костной массы тел позвонков с последующим снижением высоты межпозвоночных дисков [6, 7]. Это предположение было опровергнуто L. Twomey и J. Taylor (1985), которые у трупов пожилых пациентов обнаружили неодинаковую высоту межпозвоночных дисков [8, 9]. Приведенные выше исследования дают полезную информацию о влиянии старения на морфологию позвоночника, однако при этом не исследовались различия этих морфологических особенностей у пациентов с различной минеральной костной плотностью (МКП). J.M. Pouilles и соавт. (1993) выяснили, что наиболее интенсивная потеря МКП происходит в поясничном отделе позвоночника (ПОП), что сопровождается общим снижением высоты тел позвонков, особенно их переднего края, которое нарастает с возрастом и более выражено у постменопаузальных женщин по сравнению с пременопаузальными [10, 11].

Цель исследования — изучение изменений тел позвонков, межпозвоночных дисков и их площадей в поясничном отделе позвоночника при уменьшении минеральной плотности костной ткани с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ).

Материал и методы исследования

Обследован 81 пациент с различной МКП тел позвонков поясничного отдела позвоночника. Конт–рольную группу составили 20 пациентов (І группа) без признаков остеопороза, остеопения диагностирована у 33 больных (ІІ группа) и остеопороз — у 28 (ІІІ группа) (по данным двухэнергетической рентгеновской денситометрии (ДРД)). Среди них было 69 женщин и 12 мужчин (средний возраст контрольной группы — 49,6 ± 7,6 года; больных с остеопенией — 56,5 ± 9,8 года и остеопорозом — 66,0 ± 9,4 года). Большая часть пациенток женского пола обследовалась по поводу первичного постменопаузального остеопороза (97,7 %) и одна (34 года) — по поводу вторичного — медикаментозного. У мужчин первичный идиопатический остеопороз имел место у 50,0 %, у остальных — вторичный медикаментозный. Все они обследовались по поводу болевого синдрома в ПОП в течение последних 2–4 месяцев. При этом были исключены клинические и рентгенологические (по данным обзорных рентгенограмм и магнитно-резонансной томографии) проявления метастатического поражения, предыдущие операции на ПОП и посттравматические деформации тел позвонков.

Всем пациентам (81) были проведены ДРД и МРТ ПОП. ДРД — на аппарате Lunar PRODIGY Primo (analysis version: 11.40) производства GE Healthcare, по стандартному протоколу с определением остеопороза по классификации Всемирной организации здравоохранения (1994). При этом средние показатели МКП (г/см2) в телах L1-L4 составили: у здоровых — 1,232 ± 0,060; при остеопении — 1,032 ± 0,070; при остеопорозе — 0,757 ± 0,080. Средние показатели Т-критерия в группе контроля — 1,27 ± 0,71; во ІІ группе с остеопенией — –1,40 ± 0,11; в ІІІ группе с остеопорозом — –3,09 ± 1,73. Разница в МКП между I и II группами составила 16,2 % (р < 0,05), между I и III группами — 25 % (p < 0,01).

МРТ проводилась на низкопольных аппаратах с напряженностью магнитного поля 0,2 и 0,36 Тс (AIRIS Mate фирмы Hitachi, Япония, и I-Open 0,36 производства КНР) в 3 проекциях с получением Т1- и Т2-взвешенных изображений (ВИ) и изображений с подавлением сигнала от жировой ткани (STIR) по стандартному протоколу. При МРТ-морфометрии на срединных сагиттальных Т1-ВИ изучались передние, задние и средние высоты тел позвонков и межпозвоночных дисков (от L1 до L5) согласно рекомендациям G. Guglielmi и соавт. (2011) для измерений по боковым спондилограммам [12]. У 7 пациентов при расчете задней высоты межпозвоночных дисков последнюю определяли как разницу между высотами 2 смежных позвонков из-за выраженной дегенерации диска (V степень по классификации C.W. Pfirrmann и соавт., 2001) [13]. Наряду с этим для уточнения данных о нарушении МКП в ПОП рассчитывался также центральный индекс Барнетта — Нордина (ИБН) — отношение средней высоты тела позвонка к высоте его передней поверхности (рис. 1).

Кроме этого, были рассчитаны площади межпозвоночных дисков с использованием программы обработки МРТ-изображений eFilm (MERGE Healthcare, 2005), допустимая погрешность измерений составила 1 мм.

Статистическая обработка полученных данных выполнена с использованием компьютерных программ пакета Statistica (StatSoft Statistica V. 6.0).

Результаты и их обсуждение

Известно, что у здоровых пациентов размеры тел позвонков в диапазоне Th4-L4 имеют некоторые закономерности. Так, размеры переднего, среднего и заднего отделов тел равны друг другу, высота каждого нижерасположенного позвонка на 1–2 мм больше, чем у тела, находящегося выше [14]. Кроме этого, если различия в высоте передней и задней поверхностей тел позвонков и встречаются, то они не превышают 1 мм, и эти соотношения являются доказательством отсутствия остеопении [15, 16]. По мнению Г.Е. Труфанова и соавт. (2007), возрастная остеопения характеризуется разрежением структуры тел позвонков без каких-либо изменений их формы и размеров межпозвоночных дисков [17].

В наших исследованиях в группе сравнения уже отмечалось несоответствие некоторых размеров тел позвонков приведенным выше положениям (табл. 1).

В I группе отмечено уменьшение средней и задней высоты тел соответственно на 3 и 2 мм, что, на наш взгляд, было обусловлено инволютивными и дегенеративно-дистрофическими изменениями в виде различных степеней дегенерации межпозвоночных дисков, которые были обнаружены у всех 20 обследованных, начиная от III степени (20 %) и заканчивая V степенью (45 %) (табл. 3, см. ниже). Индекс Барнетта — Нордина у пациентов I группы составлял 0,86, и при ДРД у этих пациентов не было выявлено данных в пользу остеопении.

При остеопении отмечено уменьшение высоты тел позвонков: передней — на 3,9 %, средней — на 9,7 %, при неизмененной задней высоте (р > 0,05). При анализе изменений при остеопорозе установлено, что передняя высота тел уменьшилась на 2,3 % (р > 0,05), средняя высота — на 12,3 % и задняя высота увеличилась (3,8 %) по сравнению со здоровыми лицами (р < 0,05).

Таким образом, при снижении МКП тел позвонков передняя высота тел позвонков практически не изменилась, лишь слегка снижаясь при остеопении. Средняя высота тел позвонков снижалась при уменьшении МКП, достигая максимального снижения при остеопорозе, в отличие от данных, полученных Y.Z. Griffith и соавт. (2009), утверждавших, что передняя высота тел позвонков в ПОП немного больше у пациентов с остеопорозом.

Результаты МРТ-морфометрических исследований при изучении ИБН показали, что остеопения сопровождалась его уменьшением на 5,7 % (0,83), а остеопороз (0,79) — на 10,2 %, достоверно свидетельствуя о снижении средней высоты тел позвонков при снижении МКП. Полученные данные о показателях ИБН согласуются с данными исследований последних лет, в которых указывается, что величина этого индекса в пределах 0,81 свидетельствует об остеопорозе [15], однако эти выводы были сделаны на основании лишь только МРТ-морфометрии, без учета данных ДРД.

Таким образом, тела позвонков при уменьшении МКП становятся двояковогнутыми, что согласуется с ранее полученными результатами рентгенологических исследований [1–3, 18].

Результаты проведенных морфометрических измерений высоты межпозвоночных дисков при нарушении МКП приведены в табл. 2. Как видно из табл. 2, средние показатели передней высоты МПД у пациентов с разной МКП существенно не увеличились: при остеопении она увеличилась на 3,4 %, а при остеопорозе — на 4,5 %.

Средняя высота МПД при остеопении по сравнению с пациентами группы сравнения была больше на 18,4 % (р < 0,05), а при остеопорозе она была существенно увеличена — на 29,1 % (р < 0,01), почти на треть высоты МПД здорового пациента.

Задняя высота МПД была увеличена на 12,5 % при остеопении (р < 0,05), а при остеопорозе она была несколько сниженной (на 2,8 %). Как видно из представленных данных, при нарушении МКП морфологические изменения МПД сопровождались прогрессирующим увеличением средней их высоты при несущественных изменениях передней и задней высоты. Снижение задней высоты МПД при остеопорозе, по нашему мнению, может быть обусловлено присоединением дегенеративно-дистрофических изменений. Данные о степенях дегенерации МПД представлены в табл. 3.

Так, у больных со сниженной МКП отмечены следующие степени дегенерации МПД: при остеопении — III степень — 14 %, IV — 38 % и V — 48 %; при остеопорозе — 18, 37 и 45 % соответственно, то есть примерно равномерно, особенно на уровне МПД L4-L5 и L5-S1, что согласуется с данными литературы [15–17, 19].

Как видно из табл. 3, при остеопорозе степень дегенерации межпозвоночных дисков примерно такая же, как и в группе контроля, в том числе и последняя степень дегенерации, при которой наблюдается резкое снижение высоты межпозвоночных дисков.

В настоящее время существуют различные точки зрения на проявления дегенерации МПД и состояние костной ткани в телах позвонков. В работах одних авторов представлены данные о том, что остеопоротическая костная ткань защищает МПД от деструктивных нарушений — низкая минеральная плотность тел позвонков, то есть остеопенические и остеопоротические нарушения, ассоциируется со слабо выраженными проявлениями дегенерации диска [20, 21]. Другие исследователи указывают на наличие корреляционной связи МКП тел позвонков и других участков скелета с дегенерацией диска [22]. Y.Z. Griffith и соавт. (2009) не поддерживают ни одной из этих точек зрения, утверждая, что выраженность дегенеративных проявлений в межпозвоночных дисках незначительно отличается у пожилых пациентов с остеопорозом по сравнению с группами пациентов с остеопенией и нормальной МКП тел позвонков [19]. При этом тесную взаимо–связь между остеопорозом и дегенерацией диска авторы видят в нарушении метаболизма замыкательных пластинок вследствие их склерозирования, что сопровождается нарушением метаболизма фиброзного кольца и студенистого ядра. В работе В.А. Радченко и соавт. (2011) также высказано мнение, что остеопоротические нарушения тел позвонков влияют на состояние МПД, что в какой-то степени подтверждают и наши данные, но все же необходимы дальнейшие исследования коррелятивных взаимоотношений между МКП и дегенеративными нарушениями позвоночника [23].

С помощью программы обработки МРТ-изображений eFilm (MERGE Healthcare, 2005) нами были рассчитаны площади межпозвоночных дисков на Т2-ВИ. Как показали результаты исследования, лучшим критерием, свидетельствующим о снижении МКП тел позвонков, является изучение площадей дисков при данной патологии (табл. 4).

Как видно из приведенных данных, при остеопении средняя площадь МПД на 9,2 % превышает площади дисков пациентов без снижения МКП, а при остеопорозе площади дисков увеличены на 20,2 % (р < 0,05).

В процессе исследования данной категории больных было обращено внимание на то, что у больных с установленным остеопорозом/остеопенией по данным ДРД на Т1-ВИ в сагиттальной плоскости отчетливо визуализируются вены Бреше в виде поперечно расположенных полос низкоинтенсивного сигнала с четкими ровными контурами (рис. 2).

Сравнив данные МРТ с данными ДРД при остеопении, мы обнаружили, что у 29 (93,9 %) из этих больных были отчетливо визуализированы вены Бреше на Т1-ВИ, и только у 2 пациентов они не определялись вследствие выраженного замещения (конверсии) красного костного мозга желтым. При остеопорозе эта вена визуализирована у 71,0 % больных (р = 0,029).

Отсутствие визуализации вены basivertebrales при остеопорозе, по нашему мнению, обусловлено выраженными морфологическими изменениями тел позвонков, а именно — снижением средней высоты, увеличением высоты межпозвоночных дисков (рис. 3).

В заключение, подводя итоги проведенного МРТ-морфометрического исследования, можно утверждать, что МПД представляет собой уравновешенную гидростатическую систему, и при нарушении минеральной плотности кости диск обладает большей гидрофильностью. Его студенистое ядро увеличивается за счет большего накопления жидкости, вследствие чего диск приобретает форму двояковыпуклой линзы, раздвигая тела соседних позвонков. Ослабленные остеопенией тела позвонков начинают перестраиваться, их центральные отделы вдавливаются, тогда как периферические остаются более высокими. Это происходит потому, что, во-первых, периферия тел позвонков с ее лимбусом и наружными более плотными стенками, имеющими много толстых вертикальных костных балок, гораздо прочнее, чем центральная часть, и, во-вторых, потому, что несжимаемое увеличивающееся пульпозное ядро в наибольшей мере давит именно на центральные отделы тел позвонков, вследствие чего их верхняя и нижняя площадки приобретают блюдце–образную форму.

Выводы

1. При МРТ-морфометрии у больных с остеопенией и остеопорозом изменения тел позвонков поясничного отдела позвоночника сопровождаются снижением средней высоты и незначительным снижением передней высоты тел позвонков; уменьшением индекса Барнетта — Нордина; выраженным увеличением средней высоты и площадей межпозвоночных дисков, более выраженными при остеопорозе.

2. У больных с нарушением минеральной плотности костной ткани имеются и дегенеративные изменения межпозвоночных дисков, причем степень их дегенерации достоверно не отличается от группы контроля.


Bibliography

1. Коваленко В.М., Поворознюк В.В., Шуба Н.М., Борткевич О.П., Григорьева Н.В. та ін. Рекомендації з діагностики, профілактики і лікування системного остеопорозу у жінок в постменопаузальному періоді / Укр. ревматологічний журнал. — 2009. — № 3(37). — С. 23-39.

2. Поворознюк В.В. Возрастные аспекты структурно-функционального состояния костной ткани населения Украины // Остеопороз и остеопатии. — 2000. — № 1. — С. 15-22.

3. Поворознюк В.В., Макогончук А.В., Бондаренко Е.В. Остеопороз позвоночника // Журнал практичного лікаря. — 2000. — № 1. — С. 11-17.

4. Tsauo J.Y., Chien M.Y., Yang R.S. Spinal performance and functional impairment in postmenopausal women with osteoporosis and osteopenia without vertebral fracture // Osteoporos. Int. — 2002. — № 13. — P. 456-460.

5. Fechtenbaum J., Cropet C., Kolta S. et al. The severity of vertebral fractures and health-related quality of life in osteoporotic postmenopausal women // Osteoporos. Int. — 2005. — № 16. — Р. 2175-9.

6. Lau M.C., Woo J., Chan H. et al. The health consequences of vertebral deformity in elderly Chinese men and women // Calcif. Tissue Int. — 1998. — Vol. 63. — P. 1-4.

7. Lau M.C., Chan Y.H., Chan M. et al. Vertebral deformity in Chinese men: prevalence, risk factors, bone mineral density, and body composition measurements // Calcif. Tissue Int. — 2000. — Vol. 66. — P. 47-52.

8. Twomey L.T., Taylor J.R. Age changes in lumbar intervertebral discs // Acta Orthop. Scand. — 1985. — Vol. 56. — P. 496-499.

9. Twomey L.T., Taylor J.R. Age changes in lumbar vertebrae and intervertebral discs // Clin. Orthop. Relat. Res. — 1987. — Vol. 23. — P. 97-104.

10. Pouilines J.M., Tremollieres F., Ribol С. The effects of menopause on longitudinal bone los from the spine // Calcif. Tissue Int. — 1993. — Vol. 52. — P. 340-343.

11. Diacindi D., Acca M., D’erasmo E. et al. Aging changes in vertebral morphometry // Calcif. Tissue Int. — 1995. — Vol. 57, № 6. — P. 426-429.

12. Guglielmi G., Muskarella S., Bazzocchi. Integred imaging approach to osteoporosis: state-of-the-art review and update // Radiographiks. — 2011. — Vol. 31, № 5. — P. 1343-1364.

13. Pfirrmann C.W., Metzdorf A., Zanetti M., Hodler J., Boos N. Magnetic Resonance Classification of Lumbar Intervertebral Disc Degeneration // Spine. — 2001. — Vol. 26(17). — P. 1873-1878.

14. Карасев А.В. Комплексная рентгенодиагностика остеопении и начального остеопороза позвоночного столба: Автореф. дис... канд. мед. наук. — Ярославль, 2008. — 21 с.

15. Зависляк О.А. Морфометрическая характеристика поясничного отдела позвоночного столба взрослого человека в магнитно-резонансном изображении: Автореф. дис… канд. мед. наук. — М., 2005. — 22 с.

16. Hurxthal L.M. Measurement of anterior vertebral compressions and biconcave vertebrae // Am. J. Roentgenol. — 1968. — Vol. 103(3). — P. 635-644.

17. Магнитно-резонансная томография (руководство для врачей) / Под ред. проф. Г.Е. Труфанова, к.м.н. В.А. Фокина. — СПб.: Фолиант, 2007. — 688 с.

18. Рохлин Г.Д. Диагностическое и прогностическое значение остеопении при некоторых видах патологии по данным рентгенологического исследования: Aвтореф. дис... д-ра мед. наук. — Ленинград, 1988. — 42 с.

19. Griffith Y.Z., Leung J.F., Lee P.Ch. Effect of osteoporosis on morphology and mobility of the lumbar spine // Spine. — 2009. — № 34(3). — Р. 115-1121.

20. Wang Y-X.J. Relationship between gender, bone mi–neral density, and disc degeneration in the lumbar spine: a study in elderly subjects using an eight-level MRI-based disc dege–neration grading system / Y.-X.J. Wang, J.F. Griffith, H.T. Ma et al. // Osteoporosis International. — 2011. — Vol. 22, № 1. — Р. 91-96.

21. Margulies J.Y., Payzer A., Nyska M., Neuwirth M.G., Floman Y., Robin GC. The relationship between degenerative changes and osteoporosis in the lumbar spine / J.Y. Margulies et al. // Clin. Orthop. Relat. Res. — 1996. — P. 145-152.

22. Kwok A.W., Griffith J.F., Ma H. et al. Estimated volu–me of both vertebral body and disc decreases as BMD decrea–ses though this effect is seen more in the vertebral body than the disc / A.W. Kwok, J.F. Griffith, H.T. Ma et al. // Bone. — 2008. — Vol. 43. — P. 66-71.

23. Радченко В.А., Костерин С.Б., Дедух Н.В. Минеральная плотность тел позвонков и состояние межпозвонковых дисков // Ортопедия, травматология и протезирование. — 2011. — № 1. — С. 103-106.


Back to issue