Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 1(10) 2008

Back to issue

Хронический кожно-слизистый кандидоз

Authors: Л.Д. Никонец, В.В. Перетятько, Т.В. Ленарт, Ю.В. Зиборова, Областная детская клиническая больница, г. Донецк

Categories: Pediatrics/Neonatology, Dermatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Хронический кожно-слизистый кандидоз (ХКСК) — это первичный комбинированный иммунодефицит с кандидозом кожи, слизистых оболочек, ногтей и аутоиммунной полиэндокринопатией, для которого характерны гипопаратиреоз, хроническая надпочечниковая недостаточность, гипотиреоз, кератопатия, хронический гепатит, алопеция, бронхолегочные инфекции, мутация R257Х в гене AIRE. Ген AIRE локализован на длинном плече 21-й хромосомы (21q22.3).
В статье представлены наши наблюдения двух детей, страдающих ХКСК, с описанием клинико-лабораторной характеристики заболевания и молекулярно-генетическим и гистологическим подтверждением. Установлено гомозиготное носительство мутации R257X в гене AIRE.


Keywords

кандидоз кожи, слизистых оболочек, ногтей, полиэндокринопатия, мутация в гене AIRE, дети.

Хронический кожно-слизистый кандидоз (ХКСК), или хронический генерализованый кандидоз, кандидо-эндокринный синдром, аутоиммунная полиэндокринопатия — кандидоз — эктодермальная дистрофия, аутоиммунный полигландулярный синдром первого типа — гетерозиготная группа заболеваний, характеризующаяся персистенцией фунгальной инфекции кожи, ногтей, слизистых, вызванной грибами Candida, редко вызывающими системное заболевание или септицемию [5]. ХКСК относится к первичному комбинированному иммунодефициту, который чаще всего проявляется в детском возрасте [5]. Наследование заболевания — аутосомно-рецессивное и аутосомно-доминантное, возможны спорадические случаи. Более чем 50 % пациентов имеют аутосомно-рецессивное наследование и полиэндокринопатии [5]. Типичными проявлениями являются кожно-слизистый кандидоз, гипопаратиреоз, хроническая надпочечниковая недостаточность. Наличие этих признаков является основанием для постановки клинического диагноза. Ген, ответственный за развитие этого заболевания, находится на длинном плече 21-й хромосомы (21q22.3), назван AIRE и кодирует транскрипционный регуляторный протеин [5, 6, 8]. С высокой частотой выявлена мутация R257X в гене AIRE. В 26 % случаев клиническая картина является нетипичной, несмотря на наличие идентичной мутации R257X [8]. Молекулярно-генетическое обследование позволяет диагностировать нетипичные случаи хронического кожно-слизистого кандидоза.

Иммунологическая характеристика заболевания ХКСК чаще всего расплывчата и полиморфна. У большинства пациентов наблюдается нормальные количество лимфоцитов и их функциональная активность, однако отличительными проявлениями являются отсутствие in vitro Т-клеточной пролиферации на кандидозный антиген, снижение гиперчувствительности замедленного типа к антигену Candida, дефект хемотаксиса моноцитов, дефицит субклассов IgG2 и IgG4 [2–4].

По данным Регистра первичных иммунодефицитов Института иммунологии ФМБА, в России наблюдаются 31 пациент с ХКСК. Клиническая картина у них неоднородна. Доминирующая симптоматика заболевания определяется наличием кандидоза слизистых (100 %), кожи (33 %), онихомикозов (70 %), множественного кариеса (58 %), повторных бактериальных инфекций респираторного тракта (75 %), кожи (50 %), ЛОР-органов (25 %), лимфоузлов (12 %), диареи (33 %). Выявляется гиперплазия шейных и подчелюстных лимфоузлов (87 %). Часто развивается эндокринопатия: гипопаратиреоз (46 %), хроническая надпочечниковая недостаточность (29 %), гипотиреоз (12 %). Отмечаются аутоиммунные заболевания: гемолитическая анемия (8 %), хронический агрессивный гепатит (12 %), кератопатия (8 %), алопеция (8 %) [1].

Ведущий клинический маркер заболевания — хронический кандидоз слизистых и кожи — не определяет тяжесть заболевания и прогноз.

Бронхолегочные инфекции представлены хроническим бронхитом, рецидивирующим бронхитом, острой деструктивной пневмонией, эпизодами острой пневмонии. Тяжесть клинической ситуации у больных определяет бактериальная инфекция, а назначение антибиотиков не усиливает проявлений кандидоза [6]. Прогноз заболевания зависит от степени выраженности полиэндокринопатии.

В США описаны случаи заболевания 3 мужчин в возрасте 21, 16 и 43 лет с ХКСК, начало болезни у которых возникло в детстве с кандидозного поражения кожи, ногтей, слизистых, рефрактерного к антифунгальной терапии. У первого пациента в 3-месячном возрасте развилась необычная, тяжелая септицемия, вызванная S.aureus с церебральными и пульмональными абсцессами, приведшими к пневматоцеле, требующими торакального дренажа и мощной антибиотикотерапии. У второго пациента в 5 лет развились множественные церебральные аневризмы, вызванные Candida-инфекцией. У третьего пациента, 43 лет, было два эпизода пневмонии и легочный туберкулез. При эндоскопии у больного обнаружена эпидермоидная карцинома в эзофагусе. Через 2 года на фоне радио- и химиотерапии выявлены пульмональные метастазы. У всех 3 больных диагностирован аутосомно-доминантный тип ХКСК [1].

Под нашим наблюдением находятся двое пациентов с ХКСК: девочка и мальчик.

У девочки (рис. 1), в настоящее время ее возраст 14 лет, заболевание дебютировало в возрасте 1 год рецидивирующим кандидозом ротовой полости, онихомикозом. В 8 лет отмечены тотальная алопеция, выпадение бровей и ресниц, эпизоды фебрильной лихорадки по 2–3 дня в месяц в течение года. В 9 лет при обследовании в областной детской клинической больнице г. Донецка обнаружена врожденная аспления. В 10 лет диагностирована врожденная эктодермальная дистрофия роговой оболочки, кератит, врожденная эктодермальная дисплазия. С 11 лет появились симптомы надпочечниковой недостаточности: эпизоды слабости, вялости, снижения АД; гипогликемия и судороги. Выявлены низкий уровень кортизола (32,5–76,9 нмоль/л при норме 252–603 нмоль/л), антитела к тиреопероксидазе, гипокальциемия. Больная с 12 лет с заместительной целью получает кортико- и минералокортикостероиды (преднизолон и кортинеф), на фоне которых явления гипокортицизма регрессировали. У пациентки наблюдаются соматогенный нанизм, гипогонадизм, она отстает в физическом развитии. Обострения орального кандидоза — один-два раза в месяц, по поводу чего получает флуконазол.

Больная обследована в медико-генетическом научном центре г. Москвы и городском центре детской иммунологии г. Киева. Обнаружена гомозиготная мутация R257X гена AIRE.

Второй пациент — мальчик 14 лет. Начало заболевания с 3 лет: алопеция, онихомикоз. С 5 лет отставал в росте. В 11 лет проявились тотальная алопеция, выпадение ресниц и бровей, аутоиммунный тиреоидит, хронический аутоиммунный гепатит, хориоретинит. С 12 лет — транзиторная гиперазотемия. С 13 лет обнаружились проявления хронической надпочечниковой недостаточности: общая слабость, повышенная утомляемость, артериальная гипотония, гиперпигментация кожи, по поводу которой больной получал преднизолон. На фоне респираторных инфекций неоднократно возникали эпизоды острой надпочечниковой недостаточности. У больного высокий титр антител к тиреоглобулину, антинуклеарные антитела, понижение кортизола, гиперкалиемия, гипонатриемия, гиперазотемия, гипергаммаглобулинемия. Ребенок умер в возрасте 14 лет на фоне плюригландулярной недостаточности, развившейся при обострении рецидивирующего бронхита.

На аутопсии обнаружилась аутоиммунная полиэндокринопатия: хронический тиреоидит с атрофией ткани щитовидной железы и гипотериозом, атрофия надпочечников, хроническая надпочечниковая недостаточность, нанизм, гипогонадизм, хронический гепатит, алопеция, катарально-десквамативный бронхит, кандидоз желудочно-кишечного тракта, дистрофические изменения печени, почек, миокарда, отек легких, отек оболочек и вещества головного мозга. В тимусе — разрастание жировой и соединительной ткани, в толще которой наблюдались очаги скопления лимфоцитов с единичными петрифицированными тельцами Гассаля. В селезенке обнаружилось малое количество редуцированных лимфоидных фолликулов, многие из которых без центров размножения. В слизистой пищевода, кишечника — небольшое количество лимфоидных фолликулов.

Коллектив авторов благодарит за сотрудничество и помощь в обследовании пациентки с ХКСК О.Е. Пащенко, доктора Российской Федеральной клинической больницы г. Москвы.


Bibliography

1. Vasconcelos D. Moraes, Grumach A.S., Ferreira M.D., Pastorino A.C. et al. Uncommon complications in a family with autosomal- dominant chronic mucocutaneous candidiasis // 12 Meeting of the European Society for Immunodeficiencies (ESID). — 2006. — P. 164.

2. Ярцев М.Н., Яковлева К.П. Иммунная недостаточность: клинико-лабораторная оценка иммунитета у детей // Клиническая иммунология. — 2005. — № 1. — С. 36-43.

3. Новиков Д.К., Новикова В.И. // Иммунология и аллергология. — 2003. — № 1. — С. 17.

4. Ярцев М.Н., Яковлева К.П. Первичная иммунная недостаточность по данным Регистра первичных иммуннодефицитных состояний Института иммунологии ФМБА России. — 2006.

5. Melisa E. Elder. T-cell immunodeficiencies // Pediatric Clinics of North America. — 2006. — Vol. 47, № 6. — Р. 35-41.

6. Чернишова Л.І., Самарін Д.В. Первинні комбіновані імунодефіцити у дітей. — 2004. — 145 с.

7. Ярцев М.Н., Гомес Л.А. Бронхолегочные поражения при первичных иммунодефицитных состояниях // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 1999. — № 2.

8. Орлова Е.М., Буш А.М., Захарова Е.Ю., Кузнецова Э.С., Петеркова В.А. Клинический полиморфизм аутоиммунного полигландулярного синдрома первого типа. Роль молекулярно — генетической диагностики // Проблемы эндокринологии. — 2005. — № 5. 

Similar articles

Authors: А.С. Прилуцкий, Н.А. Резниченко, Л.Д. Никонец, А.С. Сергиенко, В.В. Перетятько, Ю.И. Жданюк, Т.Н. Клевцова, О.С. Старина, Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького, Областная детская клиническая больница
International journal of endocrinology 2(4) 2006
Date: 2008.02.11
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Аутоиммунные полиэндокринные синдромы: классификация, клиника, диагностика, лечение
Authors: Прилуцкий А.С., Прилуцкая О.А., Стрельченко Е.С. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International journal of endocrinology 4 (60) 2014
Date: 2014.08.08
Categories: Endocrinology, Immunology
Sections: Clinical researches
Хронічний шкірно-слизовий кандидоз як первинний імунодефіцит у дітей
Authors: Чернишова Л.І.1, Бондаренко А.В.1, Волоха А.П.1, Лапій Ф.І.1, Чернишов В.П.2, Мароді Л.3, 1 Національна медична академія післядипломної освіти ім. П.Л. Шупика, м. Київ, 2 ДУ «Інститут педіатрії, акушерства та гінекології НАМН України», м. Київ, 3 Університет м. Дебрецен, Угорщина
"Child`s Health" 2 (45) 2013
Date: 2013.05.07
Categories: Infectious diseases, Pediatrics/Neonatology, Dermatology
Sections: Specialist manual
Недостаточность минералокортикоидов:  этиология, патогенез, диагностика,  подходы к лечению
Authors: Панькив В.И., Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины
International neurological journal 3 (49) 2012
Date: 2013.03.12
Categories: Family medicine/Therapy, Neurology, Pediatrics/Neonatology, Endocrinology, Therapy
Sections: Medical education

Back to issue