Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Gastroenterology" 3 (61) 2016

Back to issue

Медики-подвижники на ниве земской медицины

Authors: Шевцова З.И. - ГУ «Институт гастроэнтерологии НАМН Украины», г. Днепр, Украина; Гапонов В.В. - ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина; Чабан Н. - Редакция областной газеты «Зоря», г. Днепр, Украина

Categories: Gastroenterology

Sections: Нistory of medicine

print version


Summary

Земська медицина як форма медичного обслуговування сільського населення виникла у другій половині ХІХ століття. На земство була покладена турбота про охорону здоров’я людей, медицина стала соціальною службою. Розвиток земської медицини сприяв збільшенню кількості медичних працівників на селі. Наданi життєвий шлях і професійна діяльність медиків Івана Лешко-Попеля, Василя Смирнова, Миколи Моцакова, Всеволода Малиновського. Їх долі, без залишку віддані людям, є взірцем кращих традицій земської медицини.

Земская медицина как форма медицинского обслуживания сельского населения возникла во второй половине XIX века. На земства была возложена забота о народном здравоохранении, медицина стала социальной службой. Развитие земской медицины привело к увеличению числа медицинских работников на селе. Представлены жизненный путь и профессиональная деятельность медиков Ивана Лешко-Попеля, Василия Смирнова, Николая Моцакова, Всеволода Малиновского. Их судьбы, всецело отданные людям, являются примером лучших традиций земской медицины.

Zemstvo medicine as a form of medical service to rural population appeared in the second half of the XIX century. Zemstvo was responsible for taking care of public health, medicine became a social service. The development of zemstvo medicine led to the increase in the number of medical workers in villages. Course of life and professional activity of doctors, such as Ivan Leshko-Popel, Vasyl Smyrnov, Mykola Motsakov, Vsevolod Malynovskyi, have been represented. Their lives were completely devoted to people, which is a good example of best traditions of zemstvo medicine.


Keywords

Лешко-Попель, Смирнов, Моцаков, Малиновський, земська медицина, Катеринославщина-Дніпропетровщина.

Лешко-Попель, Смирнов, Моцаков, Малиновский, земская медицина, Екатеринославщина-Днепропетровщина.

Leshko-Popel, Smyrnov, Motsakov, Malynovskyi, zemstvo medicine, Katerynoslav-Dnipropetrovsk region.

Статья опубликована на с. 99-105

 

К 150-летию земской реформы

Жизненный путь и профессиональная деятельность выдающихся врачей, учителей нашли отражение в энциклопедиях, монографиях, справочниках, многочисленных публикациях в периодической печати. Однако большое значение для развития государства имела кропотливая и самоотверженная работа многочисленных тружеников-энтузиастов, которые оказывали помощь населению, учили грамоте.
С 1 января 1864 года вступили в силу «Положения о губернских и уездных учреждениях», знаменовавшие серьезные перемены в управлении страной. Наряду с отлаженной системой бюрократических учреждений было создано земство — ​система органов самоуправления. Избираемые населением, они должны были заниматься решением социальных хозяйственных проблем на местах. Лишь с конца ХІХ столетия, во время проведения земской реформы, крестьяне впервые получили квалифицированную медицинскую помощь и хорошо подготовленных учителей [1].
Остановимся на судьбах малоизвестных земских врачей, которые, проявляя жертвенность и самоотверженность, спасали людям жизнь.

Иван Лешко-Попель

Одним из почитаемых и уважаемых врачей конца ХІХ столетия на Екатеринославщине был Иван Васильевич Лешко-Попель. Родился он в 1860 году в городе Рогачеве. Среднее образование получил в Могилевской гимназии. В 1879 году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. В 1883 году перешел на третий курс Военно-медицинской академии. В связи с недостаточными материальными возможностями занимался репетиторством. 12 ноября 1886 года Иван Васильевич получил звание врача, которое высоко ценил на протяжении всей своей жизни.
В том же году он был зачислен младшим врачом 54-го резервного кадрового батальона, реорганизованного со временем в Перекопский резервный батальон. С февраля 1878 года началась врачебная деятельность Лешко-Попеля на Екатеринославщине. В 1888-м он состоял членом Екатеринославского медицинского общества, а после организации в городе филиала Санкт-Петербургского общества взаимной помощи был одним из трех судей. А еще Иван Васильевич с энтузиазмом исполнял обязанности дежурного ночного врача по городу. Из сохранившихся воспоминаний жителей Екатеринослава того времени разного возраста, социального положения и вероисповедания четко вырисовывается незаурядная личность врача-подвижника, который с величайшей ответственностью исполнял свой медицинский долг. Больные могли получить помощь от него в разное время суток, при любой погоде, нередко совсем бескорыстно. Иногда он давал деньги на приобретение лекарств тем, у кого их не было. Не случайно Лешко-Попеля называли «другом бедных», «народным врачом» [2].
Иван Васильевич очень любил семью: жену, Зинаиду Никифоровну, и четверых детей — ​Катю, Лиду, Мишу и Соню. Зинаида Никифоровна Кирдановская была родной племянницей первой жены великого русского писателя Ф.М. Достоевского — ​Марии Дмитриевны Исаевой, француженки по происхождению. Дом доктора, находившийся на улице Тихой (ныне Мечникова), был прост и скромен, хотя хозяин работал много, не зная отпусков.
Борясь до последнего за жизнь больного, Иван Васильевич заразился инфекцией. Понимая серьезность ситуации, он продолжал искать выход. В ночь на 13 декабря 1903 года известный екатеринославский земский врач покинул этот мир. Провожать в последний путь всеобщего любимца пришло много народа. Популярность Лешко-Попеля была настолько велика, что городская власть не могла запретить массового скопления людей. Он был похоронен 15 декабря 1903 года в Екатеринославе. В воспоминаниях современников отражена народная боль из-за его безвременной смерти (на 43-м году жизни).
19 декабря 1903 года в Екатеринославской думе был рассмотрен вопрос об увековечивании памяти И.В. Лешко-Попеля. Было принято решение организовать на окраине города бесплатную лечебницу для бедных и назвать его именем, учредить две койки в городской больнице (в мужском и женском отделениях). А еще было решено одну из улиц города назвать его именем. На заседании медицинского общества и общества врачей Н.М. Долгополов и М.И. Болоховский произнесли речи о деятельности И.В. Лешко-Попеля. Вышли издание А. Авчинникова «Друг бедных», публикации в «Вестнике Юга», «Приднепровском крае», «Дневники и письма жителей Екатеринослава и других городов» [3]. Народ собрал деньги на могильный памятник уважаемому врачу. Обсуждался вопрос об установлении памятника И.В. Лешко-Попелю в городе («просто доброму человеку»). К сожалению, его могила затерялась, а надгробная плита исчезла.
Современному поколению досталась только память об известном враче, «друге обездоленных». Недалеко от Днепропетровской медицинской академии есть улица, которая носит имя Лешко-Попеля. В медакадемии проводятся конференции «Лешко-Попелевские студии», в музее создан уголок с посвященными ему экспонатами [4]. Свидетельства благородных поступков и действий Ивана Васильевича бережно хранятся в семьях его потомков, хотя судьба разбросала их по разным городам и странам. Среди них есть врачи, учителя, музыканты, инженеры, биофизики, экологи.
Достойна глубокого уважения и семья Ясеневых. Елена Константиновна (в девичестве Махно) доводилась Ивану Васильевичу внучатой племянницей. Ее родной дядя, Павел Васильевич Лясковский (поляк по национальности), был женат на Лидии — дочери Ивана Васильевича. Елена Константиновна восемнадцатилетней девушкой добровольцем ушла на фронт, служила в армейской эскадрилье 17-й воздушной армии, в 173-м запасном полку и маршевой роте, участвовала в освобождении Павлограда, Синельникова, Днепропетровска. На фронте встретилась с Георгием Ясеневым. Вскоре они создали семью, вырастили трех дочерей — ​Марину, Галину и Ирину. В послевоенные годы Елена Константиновна окончила университет, стала учителем биологии, много лет работала директором школы № 128. Зоя Шевцова, одна из авторов этой статьи, в прошлом выпускница 128-й школы, помнит Елену Константиновну как прекрасного педагога, доброго, жизнерадостного, оптимистичного человека с широким кругозором.
Узнав, что ее ученица поступила в медицинский институт, Елена Константиновна подарила ей семейную фотографию Ивана Васильевича с дарственной надписью от его внуков и правнуков: «Надеемся, что ты, Зоенька, сохранишь доброе имя врача-гуманиста, влюбленного в свое дело».

Василий Смирнов

Собирая материал о храмах, построенных на Екатеринославщине в честь героев Отечественной войны 1812 года, мы побывали в селе Семеновка Криничанского района Днепропетровской области.
В центре села стоит величественный Свято-Вознесенский храм, основанный в памятном 1812 году и сохранившийся до сих пор. Построенный в стиле классицизма, он является одним из красивейших церковных сооружений на Днепропетровщине, памятником архитектуры национального значения (охранный № 152). Это каменное, оштукатуренное сооружение с равноконечным крестом и с четырехколонными коринфскими портиками на фасаде завершено полусферическим куполом. Фасады декорированы лепным фризом. Интерьер украшен орнаментной лепкой, в западной части — ​хоры. Когда-то возле церкви стояла каменная колокольня, разобранная в 70-х годах ХХ столетия.
История этой местности, как и история Свято-Вознесенской церкви, связана с родом бывшего шведского подданного Ивана Ивановича Поля и его семьи. Александра, его внука, в этой церкви не только крестили, но и через 30 лет венчали с Ольгой Коростовцевой. В 2002 году на центральном проспекте Днепропетровска был открыт памятник Александру Полю — ​первому почетному гражданину города, подвижнику, исследователю, промышленнику, предпринимателю, меценату, коллекционеру.
Рядом с храмом кладбище. Несколько в стороне — могила. Она ухожена, краска на памятнике свежая, лежат цветы. На табличке надпись: «Смирнов Василий Григорьевич. Сельский врач. 1880–1918 гг.». О судьбе земского врача Василия Смирнова известно из очерка его внука Александра Маркова [5].
Василий Смирнов был слушателем Петербургской военно-медицинской академии. В 1902 году, после четырех лет обучения, за участие в студенческих волнениях, предшествующих первой русской революции, его арестовали, судили и сослали в Сибирь, на рудники. Два года каторжных работ привели к чахотке. В 1904-м по прошению отца, служащего Государственной думы, он был помилован по болезни раньше срока с высочайшим разрешением на поселение в селах Екатеринославской губернии. Так в уезде появился сельский врач. Используя полученные в академии знания, а со временем и опыт, он добросовестно лечил не только местное население, но и люд из окружающих деревень. Чистый воздух, хорошее деревенское питание сделали свое дело: здоровье улучшилось, туберкулез перешел в неактивную фазу.
В 1905 году Василий женился на Наталье Дионисьевне Ампилоговой — ​сестре милосердия из обедневшей дворянской семьи. Работать стали вместе. Недалеко от собора, в центре Семеновки, поныне сохранилось старое одноэтажное кирпичное здание больницы, где работали муж и жена Смирновы. Отсюда в любое время и при любой погоде, на лошадях, а то и пешком приходилось им добираться до больных крестьян уезда.
В течение 9 лет у них в счастливом браке родилось трое детей — ​Мария, Сергей и Алексей. Однако болезнь не отступала, и в 1918 году Василия Григорьевича не стало. Хотя верующим он не был, в знак глубокого уважения сельчан всей округи его похоронили на церковной земле.
Это были тяжелые годы: Гражданская война, смена системы государственной власти, голод. Надо было выживать, поднимать троих детей. Наталья Смирнова вышла замуж вторично, за фельдшера Ивана Миновича Круглого. Совместных детей у них не было, а любовь приемных к отчиму была заслуженной. В 1941-м война и оккупация застали сельского фельдшера Круглого тяжело больным, не способным ни воевать, ни уйти. По доносу полицая его взяли в сортировочный концлагерь, откуда он пытался бежать к партизанам, но неудачно.
Поймали Ивана с собаками и полуживого бросили в барак. Вместе с товарищами из барака ему повторно удалось бежать. В лесу его уже несли на руках. Партизанский отряд был организованным, снабжался с самолета, и очередным рейсом Ивана Миновича отправили в тыл. После освобождения от фашистов он работал в одной из деревень Запорожской области. Умер в 1950 году после переезда в Старый Крым, где и похоронен.
Наталья Дионисьевна с помощью Ивана Миновича вырастила троих детей, дала им хорошее образование.
Старшая дочь Мария отлично окончила семилетку и за счет общины была направлена на учебу в Херсонский медицинский техникум. Более 10 лет принимала роды, лечила, спасала односельчан в деревенской глуши, а в войну — ​раненых в эвакогоспитале. Вышла замуж за кадрового военного Григория Маркова, жизнь протекала в постоянных переездах. Она смогла осуществить мечту молодости и окончила с отличием Кокандский учительский институт. После войны преподавала язык и литературу в школах России и Украины. Проявились у нее еще два таланта — ​художника и писателя. Мария Васильевна побывала в Семеновке, на могиле отца. Она долго переписывалась с заведующей сельской библиотекой Таисией Григорьевной Кинах. В Семеновке проводились читательские конференции по произведениям Марии Марковой (Смирновой). В ее книге «Первые» описано родное село под названием Зеленые Байраки.
Семья Марковых воспитала сына Александра, который стал инженером-кораблестроителем, полярным исследователем, участвовал в Великой Отечественной войне, жил в Севастополе. В 1997 году он получил письмо от жителя Семеновки Анатолия Пантелеймоновича Подгорного. Вот строки из письма: «Ваш дедушка пользовался большим авторитетом и уважением наших жителей. Это я знаю по рассказам мамы, которая прожила на этом свете 96 лет и умерла в 1968 году. Так вот она и рассказывала, что Василий Григорьевич Смирнов был хорошим врачом и человеком. Я знаю по рассказам старожилов, что дедушка ваш не только лечил людей, он наставлял их на праведный путь и в то время руководил какой-то организацией, которая боролась за лучшую жизнь всего народа. Он был интересной личностью, все его любили и уважали…» Только через 10 лет после этого письма, в 2007 году, Александр Марков побывал на могиле деда. К сожалению, он не застал в живых ни автора письма, ни крестника В.Г. Смирнова Данилу Васильевича Великодного, которые много лет ухаживали за могилой. Ныне это делают другие односельчане.
Теперь о сыновьях Василия и Наталии Смирновых. Сергей, несмотря на тяжелую болезнь, сделавшую его инвалидом с детства, стал агрономом и работал в Скадовском районе Херсонской области. Младший сын, Алексей, стал летчиком-испытателем, заслуженным летчиком СССР.
В своем очерке Александр Марков написал: «Каждый человек ответственен перед своими предками, перед их жизнью, отданной во имя нашего благополучия, перед их осмысленным и дорого оплаченным выбором. Они верили, что мы будем жить лучше и так же, как и они, все сделаем в свою очередь, чтобы наши дети и внуки были счастливее нас. Вряд ли удастся кому-либо обоснованно оспорить объективную сущность их выбора. Ныне живущие — ​звено, связующее предков и потомков в непрерывную цепь. Перед нами — ​могилы дорогих нам людей, которым мы обязаны не только жизнью, но и тем, что они продолжили и укрепили родовую общность народов, живущих совместно» [5].

Николай Моцаков

Екатеринослав, начало ХХ столетия. Развитие города, быстрый рост численности населения требовали расширения медицинской базы и коечного фонда. Под влиянием общественности было принято решение о создании городской больницы Красного Креста. В 1907 году под церковную застройку был выделен земельный участок (на улице Первозванской, ныне ул. Короленко).
Инициатором строительства стал князь Николай Петрович Урусов (1863–1918). Попечительницей строительства больницы Красного Креста была его жена, Вера Георгиевна Алексеева, дочь губернского предводителя Георгия Петровича Алексеева, хозяина усадьбы в селе Котовка Новомосковского уезда. Больница Красного Креста была открыта в 1910 году. В ее состав входили: амбулатория, хирургический стационар на 30 мест и терапевтическое отделение на 20 коек. Ефим Арсеньевич Павловский руководил хирургическим отделением, Анатолий Евгеньевич Вартминский возглавил терапевтическую службу. Аптекой при больнице заведовал провизор Карл Христофорович Морисен. При больнице находились квартиры для медицинского персонала. В небольшой амбулатории проводились консультации (плата за один прием — ​25 копеек), консилиумы (из трех специалистов — ​3 рубля), неимущим — ​бесплатно [6].
Одним из попечителей строительства больницы, ее первым главным врачом был Николай Петрович Моцаков. В 1912 году, спасая ребенка, отсасывая дифтерийные пленки, он заразился дифтерией и трагически погиб. Это был не единственный случай в те годы. Вспомним известный роман Ивана Тургенева «Отцы и дети» и трагическую судьбу его главного героя, Базарова.

Всеволод Малиновский

Поездка по Запорожским Сечам, бывшим казацким зимовникам, привела нас в село Грушевку (в прошлом Ленинское) Апостоловского района Днепропетровской области. Старое сельское кладбище. Надгробья разных времен: от каменных, вросших в землю крестов до современных. Особо выделяется необычный памятник: высеченный из гранита древесный ствол, увенчанный крестом. Это могила петербургского студента-медика Всеволода Малиновского. Он умер от холеры при оказании помощи жителям во время эпидемии 1910 года. На граните четверостишие Н.А. Некрасова:
Не говори: забыл он осторожность.
Он будет сам судьбы своей виной.
Не хуже нас он понял невозможность
Служить добру, не жертвуя собой.
Что же могло заставить студента-медика приехать из Санкт-Петербурга в забытое украинское село оказывать помощь населению, жертвуя своей молодой жизнью? Сева приехал в гости к своей тетушке во время летних каникул. Узнав об эпидемии холеры в Грушевке и наблюдая массовую смертность жителей, он по собственной инициативе приобрел противохолерную сыворотку и начал делать крестьянам прививки. Многих спас от смерти энергичный юноша, однако не все жители села ему верили. Чтобы развеять сомнения людей и убедить в необходимости и полезности прививки, Всеволод заразил себя холерой. Заразил сознательно, хорошо понимая, что рискует жизнью. К сожалению, все закончилось трагически [7].

Окунемся в историю. На территории современного села в разные времена проживали Александр Суворов и Денис Давыдов, писал свою известную картину «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» Илья Репин, творил Тарас Шевченко. В давние времена в этой местности протекали две речушки — ​Скарбная, в пещерах береговых откосов которой казаки прятали оружие, трофеи, и Подпольная, которая местами уходила под грунт. В месте впадения этих рек в Днепр росло много диких груш. Не случайно поселение назвали Грушевкой. Большая река Базавлук при впадении в Днепр делала крутой изгиб, то есть угол. Это место назвали Кутом, а жителей — ​кутянами.
Многие владели этими землями: казачий атаман Иван Сирко, прапорщик Никифор Рудицын со своей сестрой Елизаветой Ханиной, жена одесского генерал-губернатора Елена Вяземская, бароны Штиглицы, Михаил Романов (дядя последнего императора). В 1953 году в связи с созданием Каховского водохранилища территория Великого Луга, Кута, части Грушевки была затоплена. Началась застройка новой местности, появилось село Ленинское. Согласно одной версии, это название — ​от имени владелицы этих земель Елены Вяземской, другие считают, что село названо в честь вождя пролетариата Ленина, сейчас ему возвращено исконное название — ​Грушевка [8].
Вернемся на кладбище. Место могилы Всеволода Малиновского выбрано не случайно. Оттуда открывается живописный вид на Каховское водохранилище. Могила ухожена, о чем свидетельствует свежая краска на оградке. Значит, сохранили люди благодарность молодому медику в наше непростое время.
Мы заинтересовались судьбой знаменитой династии Фальц-Фейнов, и краеведческие дороги привели нас в порт Хорлы. Его основательница, Софья Богдановна Фальц-Фейн (урожденная Кнауф), была родом из Екатеринослава. Волею судьбы она стала одной из богатейших и известнейших промышленниц Юга. Софья Фальц-Фейн всегда заботилась о своих работниках. До наших дней сохранились построенные ею больница, аптека, школа. На старом кладбище, где покоится Софья Богдановна, выделяется красивый памятник. Он удивительно похож на тот, что стоит на могиле В. Малиновского в Апостолово. Подходим, читаем надпись: «Здесь покоится прах врача Николая Александровича Зорина (1842–1903)» [9].
Подобных судеб и необычных жизненных перипетий много. С милосердия к ближнему, обездоленному и начинается медик. Сохранение памяти о врачах-подвижниках — ​это наивысшая оценка и наибольшая награда, которую может получить врач за свою деятельность. Наши дети и внуки не всегда знают, как и во имя чего так рано ушли наши замечательные отцы, деды и прадеды, наши прекрасные матери и бабушки. Нельзя допускать разрыва связи поколений. Все в мире рождается, развивается и умирает. Сохраняется только память сердца, человеческая память. История, краеведческие поиски продолжаются…

Bibliography

1. Левандовский А.К. Земство и бюрократия / А. Левандовский // Русская история. — 2014. — № 2. — ​С. 77-81

2. Столярова Л. Так и шагал он с открытым забралом, сроду в пути не сказавшись усталым / Л. Столярова // Днепр вечерний.

3. Авчинников А. Друг бедных / А. Авчинников. — ​Екатеринослав. — 1903. — ​С. 15.

4. Лехан В.М., Смирнова Л.С. Професійна і громадська діяльність І.В. Лешко-Попеля / В.М. Лехан, Л.С. Смирнова // Медична перспектива. — 2010. — ​Т. ХV, № 3. — ​С. 121-123.

5. Марков А. История одного захоронения / А. Марков // Газета 2000. — № 21 (415), 23–29 мая 2008 г.

6. Гапонов В.В., Шевцова З.И. Оказание медицинской помощи в Екатеринославе в период Первой мировой войны / В.В. Гапонов, З.И. Шевцова / У истоков российской государственности. — ​Калуга: Изд-во КГУ, 2015. — ​С. 37-43.

7. Шеремет С.В. Медицина Никополя в ХХ веке. Историко-документальный очерк / С.В. Шеремет. — Днепропетровск: Пороги, 2001. — ​С. 6-13.

8. Гусаров И. Легенды затонувшего села / И. Гусаров // Зоря. — 20 ноября 2013 г — ​С. 13.

9. Задерейчук А.А., Климов В.В. Создавая рай. История рода Фальц-Фейнов / А.А. Задерейчук, В.В. Влимов. — ​Херсон: Надднепряночка, 2014. — ​С. 74-80.


Back to issue