Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 5 (613) 2017

Back to issue

У истоков японского чуда

Authors: Берсенев В.А.
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

Sections: In the first person

print version

Идеальная личность

Человек, впитавший с молоком матери чувство собственного достоинства, сберегший честь смолоду, ежедневно скрупулезно выполняющий свои обязанности перед обществом и семьей, и является в итоге идеальной личностью. Выдающиеся современные психологи — Маслоу, Хьем и Зитлер провели всесторонние исследования на эту тему и пришли к выводу, что идеальный или, если хотите, светлый человек делает всегда то, на что способен. Следовательно, живет полноценной жизнью, достиг идеального сочетания между своими возможностями и потребностями общества, максимально использует резервы, заложенные на генетическом уровне. Такие люди в пик существования теории вырождения, столь популярной среди философов в начале XX века, представляют собой образец полноценности. В них сочетается психическое и физическое здоровье.
К идеалу нет столбовых дорог — только персональные тропинки. Нащупать свою дорогу и пройти по ней до конца удается лишь тем, кто поставил перед собой реальную цель и всеми силами старается ее достичь, опираясь на единственно возможное приспособление — на рычаг мотивации. Когда есть точка опоры и «рычаг», то, как утверждал великий древнегреческий математик, можно Землю перевернуть, не то что жизненные преграды преодолеть.
Мотивацией, побуждением к действиям служат эмоциональные переживания необычайного, как бы мистико-религиозного характера, близкие скорее к интуиции, чем к логике. Не все свои ощущения человек в состоянии передать словами. К неврологам часто приходят на прием пациенты, которые на вопрос, что их беспокоит, отвечают расплывчато: «Мне плохо!» Начинаешь уточнять, что именно тревожит: боль, головокружение, тошнота? Ответы отрицательные, тем не менее человеку плохо, он, как отметил знаменитый одессит, не прикидывается. Трудно бывает передать словами состояния после некоторых эмоциональных встрясок. Однако люди, испытавшие их, начинают жить совершенно иначе.
Мгновения высокого напряжения и волнения или, наоборот, полного спокойствия и умиротворения, блаженства одинаково воздействуют на психику. Возникшие экстатические состояния часто сопровождаются озарениями, открытиями, кульминационными моментами любви или резким прекращением страданий. Волей-неволей возникает ощущение соприкосновения с чудом.
Вокруг множество таких примеров. Ученый годами бьется над задачей, и все безрезультатно. Вдруг в какой-то момент его осеняет — во сне иль наяву. Решение оказывается простым, чуть ли не лежащим на поверхности. Классический пример, кочующий из учебника в учебник, — история о том, как Менделеев увидел во сне разграфленную на квадратики периодическую таблицу.
Сошлюсь на свою врачебную практику. Пациент более двадцати лет страдал от невралгии тройничного нерва. Он лежал во всех специализированных клиниках большой страны. Ему сделали сотни рентгенограмм зоны боли. Удалили почти все зубы, а от страданий не избавили. В конце концов стоматологи пришли к выводу, что пациент психически болен. На семь с половиной лет упрятали его в психиатрическую клинику. Когда больного привели ко мне на прием, у него была только одна просьба — выслушать и не перебивать.
Человек полтора часа рассказывал, что и как у него болит. Не мешал ему, хотя минут через пятнадцать понял, в чем дело. Страдания довели беднягу до состояния засохшего кленового листа. Он даже передвигался с трудом. Отвел я его к хирургам-стоматологам и попросил под мою ответственность открыть верхнюю челюсть. Оказалось, последний из неудаленных зубов был лишен прокладки между телом зуба и костью челюсти. Здесь-то и поселилась боль. Давно живу, многое повидал, но более счастливого человека, чем тот пациент с удаленным зубом в пробирке, не встречал. Глаза светились, руки не дрожали.
Но вернемся к идеальным людям. Они воспринимают мир вокруг себя объективно, но кожей ощущают нечестность и фальшь. Любая новая задача для них — не докучливая морока, а препятствие, которое хочется преодолеть. И в науке, и в искусстве, и в философии — в любой профессии, где этот человек нашел себя. Такие люди толерантны к недостаткам и слабостям ближних. Не подвержены комплексам, не страдают от чрезмерных тревог, чувства вины и стыда. Спокойно относятся к биологическим процессам — старению, беременности, мочеиспусканию, месячным и др. Понимают, что это не болезненные состояния, а запрограммированная природой неизбежность.
Многое из того, что характерно для идеального человека, можно достичь воспитанием. Воспитание — не что иное, как подавление тех или иных внутренних проблем. Одно дело, когда человек улыбается потому, что ему хорошо. Совсем другое, если он улыбкой как бы защищает собеседника от своей боли, допустим, зубной. Не понукает его отвлекаться да изъявлять сочувствие. Своей беде, таким образом, все равно не помочь. Неважно, от чего улыбка — от полноты чувств или воспитания. И та, и другая не портят, а поднимают настроение окружающим. Вполне приемлемый результат, не так ли?
Воспитанные люди самопроизвольно или по внутреннему принуждению обычно всегда преданы своей работе, долгу в жизни. Живут, чтобы работать, всегда и во всем умеют отличить важное от второстепенного. Постоянно отмобилизованы, обходятся без специальных условий для учебы. Активны в получении и поиске новых знаний. Впитывают образование не пассивно, а активно.
А то, что такие люди предпочитают для отдыха уединение, — тоже понятно. Обилие впечатлений понуждает.
Давно зафиксированы четкие внешние явления, характерные для идеальных людей:
- Они способны самостоятельно определять водораздел между целью и средствами ее достижения.
- Наделены философским чувством юмора.
- Всегда сомневаются в истинности модных течений и верований, отчего их порой считают эксцентричными индивидуумами.
Как разглядеть задатки идеального человека? Как воспитать себя, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитую жизнь? Опять обратимся к советам-наставлениям из талмудов самураев:
- К какому бы сословию человек ни принадлежал, если он делает то, чего не должен делать, он рано или поздно совершит презренный или малодушный поступок.
- Если нужно что-то сказать, говори без промедления. Если ты будешь говорить позже, люди подумают, что ты оправдываешься. Более того, иногда нужно ошеломить собеседника своей речью.
- Настойчивость побеждает все.
- Человек живет в своем веке, но его имя пребудет до конца времен.
- Деньги найти легко, хорошего человека найти трудно.
- Спрашивать, когда знаешь, означает поступать вежливо. Спрашивать, когда не знаешь, абсолютно необходимо.
- Широко открывать рот и зевать в присутствии других людей неприлично. Когда зеваешь, прикрывай рот рукавом или веером.
- В искусстве красноречия главное умение — молчать. Если тебе кажется, что в каком-то деле можно обойтись без разговоров, — работай, не проронив ни слова.
На секунду прервемся и вспомним стихи Анны Андреевны Горенко, писавшей под псевдонимом Ахматова: «Когда б вы знали, из какого сора // Растут стихи, не ведая стыда…» Японский автор, живший в пятнадцатом веке, выразил свои наблюдения почти такими же словами: «Лотос произрастает из грязи, но остается незапятнанным. Рано или поздно наш ум должен стать подобным лотосу».
Продолжим список наставлений, посвященных формированию идеальной личности:
- Не допускайте неискренности в мыслях.
- Путь познается в тренировках.
- Глубоко входите в каждое действие.
- Изучайте пути всех профессий.
- Развивайте интуитивное понимание.
- Обращайте внимание даже на пустяки.
- Не делайте ничего бесполезного.
- Люди одержимы иллюзиями, но хуже всего, если человек ни в чем не сомневается.
- Тот, кто не совладал со своей врожденной глупостью, никогда не станет мудрым.
- Ответ после размышлений является результатом выбора одной мысли из нескольких возможных.
- Нет ничего приятнее, чем лежать в постели, но если вас заставить пролежать в постели с утра до вечера, то это может обернуться для вас страданием.
- Самурай вызывает восхищение именно потому, что у него хорошие манеры.
- Достоинство может проявляться во внешнем облике, в немногословии. О нем говорят спокойное выражение лица, безукоризненные манеры, движения и жесты. В конечном счете в основе достоинства лежит простота мышления и сила духа.
- Думай только о цели, и не будет для тебя ничего невозможного.
- Принимать содеянное близко к сердцу и настаивать на своем, прав ты или виноват, — худшее из всех зол.
Пора перевести дух и осмыслить наставления японцев. Что ни афоризм, то спрессованная до строки мудрость.
Надо ли слепо следовать наставлениям, рожденным на другой стороне планеты? Не уверен. А вот сопоставить с обычаями и навыками наших широт очень даже интересно. Хотя бы для того, чтобы убедиться: и мы не лыком шиты! Наши предки пришли в свое время к идентичным открытиям, разве что завещали их нам в другом словесном оформлении.
Изучить японский опыт воспитания не повредит, правда, если слепо доверять. Поэт Сергей Есенин привез из Америки анекдот о богатом американце, который купил в Англии замок. Здание разобрали по камням и кирпичикам, пронумеровали, упаковали. А перед замком переливался под ветерком изумрудный газон. Американец обратился к садовнику. Тот несколько часов диктовал названия трав, соотношение удобрений, время и количество поливок и т.д., и т.п. Наконец новый владелец замка захлопнул блокнот. И поинтересовался сроками.
— Если вы скрупулезно выполните все условия, то лет через триста перед замком появится точно такой же газон…

Воспитание сквозь призму денежных знаков

В узких кругах современных богатеньких Буратин все большую популярность приобретает тост: «Выпьем за здоровье и любовь, остальное купим!» В подтексте — непоколебимая уверенность в том, что и здоровье с любовью тоже можно приобрести путем добавления нескольких нулей к исходной цене.
Не будем вдаваться в споры с возражениями. Словами этих нуворишей не переубедить. А что-либо противопоставить их накоплениям в банках и кубышках — у нас с вами мошны не хватит. Давно ассигнации, бумажные деньги, заменили золотые, серебряные и медные монеты. Защищенные от подделок купюры, как правило, украшают портреты политических лидеров, глав государств, поэтов, писателей, художников, композиторов и прочих деятелей, отнесенных к цвету нации, плюс изображения памятников архитектуры и разных достопримечательностей.
Самая крупная купюра в мире — 1000 швейцарских франков — посвящена доктору Огюсту Форелю. Ученый ушел из жизни без малого сто лет тому назад, а труды его в области неврологии, психиатрии, физиологии, заболеваний нервной системы до сих пор не утратили своей актуальности. На открытия Фореля постоянно ссылаются сексопатологи. Его энергия, направленная на борьбу с алкоголизмом, проституцией и венерическими болезнями, продолжает служить образцом для специалистов и общественных деятелей. У человека было своеобразное хобби: он описал 1800 видов ранее неизвестных науке муравьев, издал пятитомник, посвященный социальной жизни этих насекомых. На купюре рядом с портретом ученого помещены изображения муравьев.
Именно Огюсту Форелю принадлежит гипотеза о том, что большинство инстинктов человека так или иначе идентичны инстинктам животных. Но вывод, к которому пришел в результате своих исследований ученый, — далеко не комплимент современным гомо сапиенс. Форель с грустью констатировал, что не все люди высоко держат планку человека. У некоторых она опущена, как теперь говорит молодежь, чуть ли не до плинтуса. Не только потому, что у них начисто отсутствует такое первейшее отличие человека от животного, как вежливость.
Об этом мы говорили выше, продолжим и позже. А пока договорим о представителях цвета нации. Не о тех, кто украшает собой денежные знаки, а о тех, кто в глубине души претендует занять в будущем престижные места. Нас-то с вами интересуют деятели отечественного «разлива». Но всегда проще говорить о зарубежных лидерах. Среди них тоже встречаются не весьма воспитанные особы. Типа дипломата, предложившего украинцам сопоставить условия своей жизни с возможностями папуасов и понять, что папуасам все же хуже приходится. Впрочем, даже среди папуасов не встретишь деятелей, которые трехкратно повысили бы розничные цены, но на голубом глазу гордились бы достижениями в виде обещанной десятипроцентной надбавки к пенсиям и зарплатам. Да еще умудрились бы обложить пенсии налогом. Наверное, с такими радетелями за народ папуасы поступили бы соответственно. Прямо по рецепту из книги великого педагога Антона Семеновича Макаренко: «Отвели бы за угол и слопали, даже без горчицы». Так что наказание за шулерство, принятое в среде самураев, — харакири или отрубание головы — показалось бы претендентам в наши пастыри детской шалостью. В доказательство приведем несколько выписок из кодекса Бусидо:
- Доставлять людям страдания, толкать их на нарушение закона, а затем вменять им это в вину — занятие, достойное сожаления.
- Верному человеку трудно выжить в атмосфере междоусобной борьбы князей, насыщенной коварством и предательством.
- Вести себя следует так, чтобы не попасть в постыдное или смешное положение.
- По прошествии времени преступник забудет причину своего преступления, поэтому лучше всего его казнить сразу.
- Запрещено разрушать отношения других людей и находить удовольствие в страданиях других людей.
- Вспугни пчелу, и она превратится в дракона.
- Небу чужда сама идея воровства, но человек находит для него место в своей жизни.
- Нравственность состоит в отказе от роскоши и в стремлении жить как можно скромнее.
Кстати, о наказаниях за прегрешения. Для сословия самураев в Японии были предусмотрены пять разрядов наказаний.
1. Хиссоку — покаянное уединение, состоящее из ограничения свободы, раскаяния, смирения.
2. Хеймон — домашний арест двух степеней — на 50 и 100 дней.
3. Чиккье — одиночное заключение трех степеней: заключение в одной комнате, временное уединение, пожизненное уединение.
4. Кайеки — гражданская смерть, удаление имени приговоренного из списка самураев.
5. Сэппуку (харакири).
Почему вспарывание собственного живота? Древние японцы ассоциировали напряжение в животе (хари) с жизнью души. Живот считался вместилищем души. То есть харакири — способ самоубийства, при котором поражается душа, центр эмоций. Только тот, кто решителен и смел, способен на такое тяжкое испытание. Согласно воинскому кодексу, приговор к отсечению головы палачом покрывал имя самурая вечным позором, в то время как совершая сэппуку он умирал, хотя бы формально, по собственной воле.

Пять этапов становления личности

Составители кодекса самурая считали, что на пути становления себя как личности человек проходит пять этапов. Вкратце ознакомимся.
I этап. Человек учится, но пока что без реальных успехов. Он считает себя и других неопытными. Такой человек бесполезен.
II этап. Человек остается в ряду бесполезных, осознает свое несовершенство и видит несовершенство других.
III этап. Человек начинает ощущать свои способности, радуется похвале людей и сожалеет о недостатках друзей. Такой человек уже может быть полезным обществу.
IV этап — высший этап. Человек выглядит так, будто ничего не знает.
V этап. Человек определил пределы своих возможностей, в курсе собственных недостатков, но мысль о том, что он все и вся постиг, его не посещает. Это и помогает ему приблизиться к бесконечности совершенствования. Он не считает, что достиг вершины, благодаря смирению лишен гордыни. Его девиз: «Я не знаю, как побеждать других, я постиг науку побеждать себя».
Не обязательно знать японский язык, чтобы примерить означенные пять этапов на себя. Все мы с годами ощущаем подобные изменения. У всех у нас главными спутниками детства и юности были друзья и книги. Друзья менялись, книги оставались. Их ряды все росли, на полке уже не помещались. Друг отца подарил мне отлично изданный том Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». До сих пор помню, как эта книга выглядела и пахла. Пусть не все с первого прочтения понял, пропускал страницы про любовь, но поводов для вопросов родителям более чем хватало. Название второй своей книги не помню, а содержание — перед глазами. Повесть рассказывала о подвиге пацанов Керчи, сражавшихся с оккупировавшими Крым фашистами.
С годами изменяется отношение к книгам. То ли мы мудреем, то ли у нас вкусы «мигрируют». Любимых книг, как верных друзей, никогда не бывает много. Они, подобно витражам в костелах, освещают и украшают нашу жизнь. Подталкивают к благородным поступкам. Надо лишь воспитывать в себе умение читать. Отличать зерна от плевел. Недаром самый знаменитый роман того же Дюма «Три мушкетера» для одних — развеселый рассказ о похождениях пьяниц, гуляк и сорвиголов, а для других, их, к счастью, большинство, — гимн благородным поступкам и благородству во взаимоотношениях. Все зависит от того, сквозь какие очки — по аналогии с посетителями старых стереокинотеатров — вы смотрите на экран. В нормальных — увидите действие во всей красе, в искореженных комплексами — перевернутые с ног на голову картины.
Но! Любой воспитательный процесс затрагивает большой комплекс вопросов. Когда человеку прививают правила гигиены, то одновременно проявляют заботу о его внешнем виде и здоровье. А ведя речь о достоинстве, волей-неволей касаемся таких моральных принципов, как верность, дружба, самопожертвование и т.д. Поэтому правила и рекомендации, процитированные нами в разных главах, можно без особого ущерба менять местами, они опять и снова окажутся уместными.
Познать свое предназначение в жизни, утверждают мудрые японские наставники, — это и есть счастье. Чем раньше это удастся, тем лучше для человека и общества в целом. С какой стороны ни взгляни — это действительно емкая формула жизни. При всем при том перед тобой всего-то четыре пути, предначертанные для тебя твоим происхождением. В феодальном обществе другого выбора не было. Первые два — пути производителей материальных благ — земледельцев и ремесленников. Третий, как теперь бы определили, — представителей сферы услуг, ее «кровеносной системы» — торговцев. А четвертый, вернее, по средневековым японским понятиям — это первый путь, наиболее достоин человека, — путь воина. Он же — аристократ. Основное отличие от остальных трех членов общества — элита не имеет права умереть с оружием в ножнах или в постели, в окружении скорбящей семьи.
В полном соответствии с более поздней, рожденной в наших широтах формулировкой: «Наши жены — пушки заряжены!» — самураи не имели права представлять себя без малого и большого меча, лука со стрелами. И еще без коня, если удавалось взобраться повыше по воинской лестнице. Ну а поскольку войны не случались ежедневно, то промежутки следовало заполнять тренировками да учениями. То есть земледельцам, ремесленникам и торговцам приходилось вкалывать с утра до ночи. А у самурая порой выдавался досуг. Его он обязан был посвящать духовной стороне жизни — осваивать философские глубины. Дескать, жизнь человека — это последовательность мгновений, а настоящее мгновение и есть цель и главная суть. Впрочем, лучше обратимся к афоризмам из наших источников:
- Удача и неудача в жизни определяются судьбой человека.
- Случайностей в жизни человека не бывает, все закономерно.
- Большинство людей не умеют ценить мгновения настоящего.
- Среди цветов — вишня, среди людей — самурай.
- Родительские грехи ложатся и на детей.
- Сострадание — самое драгоценное свойство человеческой души. Это прежде всего относится к мужчинам, но верно и для женщин.
- Вместо того чтобы хватать воров и судить за дурные поступки, лучше так управлять миром, чтобы люди не терпели холода и голода.
- Доставлять людям страдания, толкать их на нарушение закона, а затем вменять им это в вину — занятие, достойное сожаления. 
- Хотя саке и называют главным из лекарств, все недуги проистекают от него.

Что хорошо, что плохо

Идеологи самураев считали, что человека окрыляют три фундаментальных добродетели:
I. Разум, умение разговаривать с людьми — в беседах рождается мудрость.
II. Человечность, способность правильно оценить свои достоинства и достоинства других.
III. Смелость, позволяющая добиваться цели любой ценой.
К человеку, стремящемуся стать предводителем, список требований больше. Они касаются претендентов на руководящую должность в любой среде — в подразделении самураев, банде разбойников, коллективах земледельцев, ремесленников и торговцев. Кандидату в лидеры необходимо соответствовать требованиям из пяти пунктов:
— мудрость;
— смелость;
— следование долгу;
— уважение;
— щедрость.
Составители кодекса самурая прокомментировали для особо непонятливых содержание каждого пункта.
Мудрость заключается в том, что, прежде чем напасть, ты до мелочей продумаешь свою тактику.
Смелость подтверждается тем, что, невзирая на опасность, разбойник все равно вернется в дом и похитит казну.
Следование долгу — постоянная забота о своих людях.
Уважение воплощается в беспрекословном подчинении тебе членов банды (если речь о разбойниках).
Щедрость воплощается в желании поделиться награбленным с бедняками (без добродетели — вниманию олигархов! — невозможно стать даже разбойником).
В Средние века не было начальных, неполных, средних и высших учебных заведений, учеба велась вприглядку. Отсюда заповедь: присматривайся к поведению окружающих и перенимай у каждого самое лучшее. У одного — вежливость, у другого — красноречие, у третьего — храбрость, у четвертого — целеустремленность, у пятого — правильное поведение.
Негативные черты характера не возвышают человека, а принижают. С возрастом и опытом человек способен легко отличить хорошие стороны собеседника от плохих. А безусого юнца вежливый, но не искренний учитель поразит скорее неискренностью, чем вежливостью. Не составит труда предположить, какие черты наставника ученик посчитает важными, а какие второстепенными. Плохое зачастую выглядит со стороны привлекательнее хорошего, легче усваивается.
Но есть и отрицательные черты. Тут уж ученику не предлагают дойти своим умом, где хорошо, а где плохо. Недвусмысленно указывают на три самых опасных минуса:
— тяга к саке, то есть к алкоголю;
— чрезмерная гордость;
— стремление к роскоши.
Тяга к алкоголю находится во главе негативных черт. Позволю себе небольшую выписку из средневекового японского трактата: «Много есть в мире непонятного. Непонятны, например, причины, по которым находят интерес в том, чтобы по любому поводу первым делом выставлять саке и принуждать напиваться им». Далее идут слова, которые многим нашим согражданам покажутся очень даже знакомыми. Однако написано было не в наших широтах, а на той стороне планеты и очень давно: «Лицо пьющего совершенно невыносимо, он страдальчески морщит брови: пытается, обманув надзирающих за ним, выплеснуть саке, норовит сбежать, но его хватают, удерживают, не в меру наливают — тогда даже сдержанный человек вдруг делается сумасшедшим и выглядит дураком, а совершенно здоровый на глазах превращается в тяжелобольного и падает, ничего не соображая».
Итожат текст слова, что бьют воистину не в бровь, а в глаз: «Так день, когда надобно праздновать, делается отвратительным».

Родители

В «Записках о делах древности», летописи VIII века нашей эры, бог Изанаги и богиня Изанами создали четыре больших и около ста малых островов, на них разместилась Япония. У четы родилась дочь Аматэрасу, но Изанаги хотелось наследника. Он отправил дочь на небо, где она стала богиней Солнца. Второго ребенка, тоже девочку, постигла участь старшей сестры, она стала богиней Луны. С мальчиками основателю нации не везло. Его надежды оправдали лишь внуки богини Солнца.
Не менее поэтично и происхождение слов «жена» и «невеста». Влюбленные, оказывается, бродили вокруг ограды и вздыхали: «Где ж она? Где ж она?» Огорчались, что от нее нет ни привета, ни вести. А людям слышалось: «Жена, жена, невеста, невеста!» Так этим словам, спасибо переводчику, нашлись эквиваленты, которые вошли в обиход. Но главный у очага — мужчина, добытчик и вообще хозяин.
Даже в дни торжества потребления японцы продолжают считать, что роль родителей для человека первостепенна. Родил ребенка — отвечай за него! Отсутствие образованности и других достоинств, необходимых человеку, — в первую очередь вина родителей. Поведение потомков является прямым результатом родительского воспитания. А за науку надо платить заботой о родителях. И тот, кто не может, а вернее, не желает их содержать, достоин всяческого порицания.
Словом, обязанности родителей расписаны от рождения до пенсии. До пенсии отпрыска. Но в начале списка обязанностей родителей находятся:
— воспитание детей с искренней добротой;
— необходимость оставить им в наследство доход выше среднего;
— устроить хорошие браки.
Что же касается детей, то им предписывалось заботиться до седых волос сначала о своей матери, а потом о своей жене. Если условия жизни заставят выбирать между матерью и женой, предпочтение всегда и везде отдается матери.
Отношение к старикам в японском обществе является прямым продолжением отношения к родителям. Нарушение возрастной субординации считается плохим, очень и очень плохим тоном. В этой стране исключено обращение на равных между людьми разных возрастов. Даже полицейский, арестовывая престарелого вора, не посмеет обратиться к нему на «ты»…
Наравне с остальными доблестями самураи культивировали почтительность к родителям. Вот их главные четыре обета:
— быть лучшим на пути самурая;
— быть полезным своему господину;
— быть почтительным к своим родителям;
— проявлять великое сострадание и поступать во благо людям.
Далее, как водится в наставлениях для самураев, идет расшифровка. Приведем ее по возможности полностью: «Следует сочувственно относиться к тому, что говорят твои престарелые родители, и не отворачиваться от них… Может возникнуть вопрос, а сколько времени мне еще суждено слышать их советы?.. Ты обязан помнить о них, когда сам постареешь. Всегда следует спокойно относиться к тому, что говорят родители, даже если то, что они говорят, — ошибочно».
Можно умилиться, а можно со вниманием отнестись к причудам, присущим людям преклонного возраста. Согласитесь, в наблюдательности японцам не откажешь:
- Когда престарелые люди становятся дряхлыми, у них начинается второе детство.
- Видя в зеркале свой изменившийся возраст, иные из них могут усомниться: а я ли это?
- Пожилой человек не помнит многого из того, о чем раньше слышал и знал, забывает и о том, что раньше видел.
- Старика подчас возмущает то, чему, казалось бы, он должен радоваться, он радуется тому, что, казалось бы, должно его возмущать.
Словом, как ни взгляни, а «жизнь человека непрерывно убывает, и сделать с этим ничего нельзя». Однако эта прописная истина не помешала одному из средневековых японских авторов меланхолически заметить: «Что ни говори, а в мире чем дольше продолжается жизнь, тем больше в ней горестей».
Раз уж заговорили о закате, обратим внимание на этапы жизни. Здесь японцы придерживались строгой градации.
До десяти лет — основной возраст. За это время необходимо постараться научиться хоть чему-нибудь.
От десяти до четырнадцати-пятнадцати лет (по нашим понятиям — подростковый) — возраст, когда отсутствует подлинный интерес к чему-либо. Подросток медленно и плохо воспринимает происходящее, никакая дисциплина тут не поможет.
От восемнадцати-девятнадцати до тридцати лет ум человека упорядочивается, у него пробуждается интерес ко всему. Жаль, что энергия затем иссякает. У кого быстро, у кого медленнее.
До тридцати лет порывы свои следует научиться сдерживать: «Не следует надеяться получить сегодня удовольствие от того, чем ты вчера был огорчен, или же добиться в этом году того, в чем ты не преуспел в году прошедшем».
Однако продолжим. Сорокалетие считается весьма серьезным поводом для семейного застолья. Обычно к этому возрасту люди уже имеют взрослых детей.
Следующая важная веха — 61 год. С этого возраста, согласно древним поверьям, начинается возвращение пожилых людей в период второго детства.
Затем настает черед празднования семидесятилетия и семидесятисемилетия.
Следующая серьезная дата — восьмидесятивосьмилетие. Таким людям посвящен национальный праздник — День престарелых, переименованный в XXI веке в День почитания старших или в День почитания пожилых людей, который отмечается в третий понедельник сентября. Стариков окружают почетом и уважением не только дети и внуки, но и дальние родственники. В этот день долгожители, достигшие 100-летнего возраста, получают приветственное послание от главы правительства.

Отношение к женщинам

Отношение японцев к женщинам в Средние века рыцарским не назовешь. Самураям предлагалось разве что выслушать даму. На этом его джентльменство по отношению к представительнице лучшей половины человечества заканчивалось. Зато ограничения для женщин — на каждом шагу. После брака жена была обязана перейти в дом мужа, совершать под присмотром свекрови все необходимые по дому дела, никакого права на имущество мужа не имела и иметь не могла. В лучшем случае ей предназначалась роль служанки в доме мужа и его родственников. Ей позволялось (и приветствовалось!) разве что быть объектом любви мужа, его вещью. Удовлетворена ли дама таким положением или у нее другие потребности — никого не интересует. Для мужчины она существо далеко не равноценное.
В «Науке для женщин», книге поучений, известной с XVII века, о правах женщины не сказано почти ни слова. Зато что ни строка — обязанности:
- Единственные качества, приличествующие женщине, — это кроткое послушание, целомудрие, сострадание и спокойствие.
- Жена не должна оставлять дом своего мужа, и если, сбившись с пути, она вынудит мужа развестись с ней, то тем самым покроет себя позором до последнего часа своего.
- Великий долг женщины на всю жизнь — послушание, а великий грех — хуление своего господина.
- Женщина должна смотреть на своего мужа как на господина, должна служить ему с благоговением и почтением, никогда не позволяя думать о нем с неодобрением или легкомысленно.
- Выражение лица жены, манеры ее должны быть вежливы, скромны и кротки, отнюдь не своенравны и сварливы, не грубы и не притязательны.
- Когда муж дает свои распоряжения, жена никогда не имеет права ослушаться его. На вопрос мужа должна внимательно и точно ответить.
- Если муж разгневается, жена должна слушать его со страхом и трепетом, не сердиться, не озлобляться против него.
- Жена должна смотреть на своего мужа так, будто он — само небо, никогда не уставать думать, как ему лучше подчиниться.
Там же, где речь идет о повседневных обязанностях прислуги за все, каковой была в семьях самураев жена, вообще наблюдалась строгость на строгости:
- Женщина должна всегда строго следить за своим поведением.
- Утром должна вставать рано, а вечером ложиться поздно.
- Должна быть внимательна к обязанностям по хозяйству, не уставать ткать, шить и прясть.
Недостатки, они же — дурные болезни духа, женщина должна изживать. Ими, по уверениям составителей устава самураев, болеют каждые семь-восемь из десяти женщин, что опять же является проявлением «низменности женщины сравнительно с природой мужчин». Наипервейшие из женских пороков занесены в список из пяти недугов. Любопытно, если эти пять пунктов наложить на поведение мужчин, то еще неизвестно, кому они присущи в большей степени. Самураи не задумывались над такими пустяками. Для них мужчины, да еще из их подразделения, выше подозрений. Тем не менее перечислим все же пять «основных женских недугов»:
— непослушание;
— вечное недовольство;
— любовь к клевете;
— ревность;
— глупость.
Женщинам строго-настрого предписывалось противостоять порокам при помощи самоуглубления и самоосуждения. То есть следовать примеру гоголевской унтер-офицерской вдовы, той самой, которая сама себя высекла.
Если приведенные выше табу и ограничения вам кажутся чрезмерными, дополним их перечнем из семи прегрешений, которые давали мужу право на развод без выяснения мнения или согласия жены. Перечислим в нисходящем порядке — от самого страшного греха до греха в наименьшей степени, но тоже дающего право на развод:
— непослушание свекру или свекрови;
— бесплодие. Брак служит единственно тому, чтобы дать мужчине потомство;
— прелюбодеяние;
— ревность;
— проказа или какая-то дурная болезнь;
— сварливость или болтливость, мутящая добрые отношения между родственниками, нарушающие мир в доме;
— наклонность к воровству.
Спасибо и на том, что самураям предписывалось быть снисходительными к женщинам, не оскорблять их слабость, никогда не грозить кулаком, тем более не обнажать на них меч, не повышать голос, особенно по пустякам. Однако самураи не допускали мысли, что мужчинам могут быть присущи достоинства, считающиеся женскими. Например, миловидная наружность и кроткий нрав. От этих женских штучек, считали они, рукой подать до пассивности и потери решимости. Что тогда останется от воина, от самурая?
Продвинутым читателям уже давно не терпится спросить о гейшах. О ком еще?! Об этих жрицах древнейшей профессии. Нечего возразить, профессионалки не чурались и таких обязанностей. Хотя основное свое предназначение видели в усладе не тела посетителя, а его души. В смысле — «а поговорить?» Это у них хорошо получалось, именно этому их учили не один год, прежде чем допускали к гостям.
Из претендентки за время обучения создавали изящную, талантливую и понимающую собеседницу, умеющую играть на струнах утонченности, развлекать в часы досуга, заботиться о душевном комфорте мужчины, расширять его горизонты в музыке и стихах… Как тут не вспомнить о том, что по эту сторону планеты всем перечисленным выше женщины извечно занимаются без отрыва от кухонной плиты и стиральной машины. И еще успевают детей рожать и воспитывать. Правда, в отличие от гейш им не надо отбеливать лицо да подбривать волосы и брови.   

Similar articles

У истоков японского чуда. Наука властвовать собой
Authors: Берсенев В.А.
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

"News of medicine and pharmacy" 7 (618) 2017
Date: 2017.07.10
Sections: In the first person
У истоков японского чуда
Authors: Берсенев В.А.
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

"News of medicine and pharmacy" 4 (609) 2017
Date: 2017.05.11
Sections: In the first person
У истоков японского чуда
Authors: Берсенев В.А.
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

"News of medicine and pharmacy" 6 (614) 2017
Date: 2017.06.20
Sections: In the first person
У истоков японского чуда
Authors: Берсенев В.А.,
заслуженный врач Украины, г. Киев, Украина

"News of medicine and pharmacy" 10 (622) 2017
Date: 2017.10.13
Sections: Specialist manual

Back to issue