Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"News of medicine and pharmacy" 9 (621) 2017

Back to issue

Письма с заграничной больничной койки

Authors: Борис Пухлик, профессор
Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И. Пирогова, г. Винница, Украина

Sections: In the first person

print version

Продолжение. Начало в № 11(544), 2015

Письмо 24.
История аллергологии с нюансами
Годы промчались, седыми нас делая.
М. Матусовский
История учит, что ничему не учит.
Парадокс Гегеля
Хорошо понимаю, что мои очерки могут быть интересны потому, что я честно описываю текущие события в обществе, медицине и моей аллергологии. В данном очерке попытаюсь обратиться к относительно недавней истории отечественной аллергологии. Рассказать о незаслуженно забытых людях, без трудов которых мы были бы значительно дальше в понимании аллергических заболеваний (АЗ). Вместе с тем считаю правильным рассказать и о трудностях, которые им создавали на этом пути, о тех, для которых важна не столько наука или врачевание, сколько интриги вокруг них, возможность поживиться на наукообразном поприще. Уверен, помнить нужно обо всем. Прежде всего о подвижниках, но и не забывать о «прилипалах», которые всегда усложняют нашу жизнь.
Начну с Александра Михайловича Безредка, родившегося в Одессе. После окончания гимназии он продолжил образование на кафедре естественных наук Новороссийского университета в Одессе (ныне — Национальный университет имени И.И. Мечникова). Здесь Безредка увлек–ся химией. За публикацию «Опыт истории развития стереохимических воззрений» ректорат университета наградил автора золотой медалью. Тем не менее после окончания в 1892 году университета продолжить образование уже по медицинской стезе ему не дали (иудей). В связи с этим он уехал во Францию, где без сдачи экзаменов был зачислен на второй курс медицинского факультета Сорбонны. Окончив его в 1897 году, Безредка продолжил работу в Институте Пастера штатным ассистентом лаборатории морфологической микробиологии, которой заведовал И.И. Мечников. В 1910 году стал профессором, а в 1919 году — замдиректора этого института.
В 1906 году Безредка занялся изучением проблемы анафилаксии, анафилактического шока (авторство термина также его) посредством десенсибилизации организма. Предложенный им метод, сделавший сыворотки более безопасными в плане развития «сывороточной болезни», считается классическим. Родственной этому методу можно считать нашу аллерген-спе–цифическую иммунотерапию.
Как легко в нашем прошлом расставались с умными головами! До этого — с евреями И. Мечниковым, З. Ваксманом, позже — с И. Сикорским и др. Ничего не напоминает? В период моего поступления в мединститут (1963 год) партийные органы рекомендовали мединституту принять не более 1 % евреев. С другой стороны, по статистике, свыше 70 % населения у нас имеет высшее образование, около 100 человек защищают ежегодно докторские диссертации. И где с такими достижениями мы в мире? Почему, скажем, Китай и Индия, которые, на моей памяти, были массово за порогом нищеты, сейчас многократно богаче нас, их представители крепко обсели ведущие отрасли Запада и США? А у нас — колоссальная эмиграция умов и умелых рук! И. Мечников: «В России... я не могу рассчитывать на то, чтобы, например, докторам Безредка и Вольману были предоставлены места в институте, так как... они — евреи». Его ученик и соратник, работавший и в Одессе, Николай Гамалея даже писал Сталину: «Особенно печальным является тот факт, что не дают хода талантливой еврейской молодежи... За последние 2–3 года почти ни один еврей не был оставлен в аспирантуре многочисленных медицинских вузов нашей страны, несмотря на настойчивые рекомендации выдающихся ученых». Победы евреев, живших в России (СССР) (Зильбера Л. — над энцефалитом, Солка Д. и Сэбина А.— над полиомиелитом), могли бы подтвердить это.
Блестящий отечественный ученый Александр Александрович Богомолец одним из первых в мире указал на связь аллергии и иммунитета. Еще на первой в СССР научной конференции по проблемам аллергологии (1936) он поставил перед учеными 100 вопросов, на многие из которых и сейчас нет ответа. Из воспоминаний профессора Н.М. Бережной: «Когда начались гонения на учение А.А. Богомольца, его спо–движников и учеников, я увидела теневую сторону науки, увидела, как легко можно уничтожить человека, какие варварские методы при этом применяются, как рушится все, что до этого казалось незыблемым и достоверным, как в этом уничтожении участвуют так называемые ученые... И хотя никогда в жизни его не видела, на вопрос о том, кто был моим учителем, отвечаю — в жизни и науке им всегда был и остается академик А.А. Богомолец».
Все, наверное, понимают, насколько субъективной может быть такая наука, как история (если, конечно, вы не пишете о первобытно-общинном строе), и насколько сомнительными могут быть воспоминания отдельных людей. В отличие от Н. Бережной другой ныне здравствующий ученый, господин Д., в одном из интервью (легко находится в Интернете) «скромно» сказал, что с него началась иммунология в Украине, что и одноименная кафедра в Украине была первой (1994 год), и что журнал «Імунологія та алергологія» учредил он и двое его друзей, и что должность главного специалиста МЗ он передал В. Чопяк и т.п. Для справки: курс клинической иммунологии и аллергологии был организован при нашей кафедре в Винницком мединституте в 1992 году, за регистрацию указанного журнала заплатило очень небогатое винницкое ООО «Имму–нолог», должность главного аллерголога после него получила проф. Л. Яшина, после нее главным аллергологом-иммунологом стал неожиданно я, который порекомендовал МЗ отдать ненужную половинку (иммунологию) действительно В. Чопяк. О чем постоянно жалею.
Николай Николаевич Сиротинин, академик АМН СССР, член-корреспондент АН УССР, известный патофизиолог (а именно эта наука дала многое для аллергологии в СССР), написал главы «Воспаление» и «Аллергия» для многотомного руководства по патофизиологии под редакцией А.А. Богомольца. Опубликовал первое в СССР руководство по аллергии (1934), воспитал великого Андрея Дмитриевича Адо.
Исай Петрович Лернер с 1972 года заведовал отделом аллергологии в Институте онкологии им. Р.Е. Кавецкого, был одним из инициаторов создания Киевского аллергологического центра, издал ряд учебников и монографий по аллергологии («Аллергические заболевания дыхательного аппарата», «Аллергия и аллергические болезни»).
Определенный вклад в развитие украинской аллергологии внес и профессор Ефим Семенович Брусиловский. Киевлянин, фронтовик, отозванный с войны самим Н. Стражеско, не смог здесь защитить кандидатскую диссертацию и вынужден был уехать из Киева. Защитил ее (не в Киеве) через 10 лет, еще через 5 — докторскую (по бронхиальной астме (БА)), написав между защитами 4 монографии. Доказал, что БА имеет аллергическую природу. Его вновь приглашают в родной Киев для создания в НИИ гигиены и токсикологии отдела аллергологии. Здесь его сначала не избирают, затем избирают по конкурсу, зато избранные в этот отдел сотрудники не имеют никакого отношения к аллергологии. В отделении создается нерабочая атмосфера, происходят конфликты. Несмотря на всесоюзное имя Брусиловского, ему даже не дают характеристики для турпоездки за рубеж. Он пытается создать промышленные аллергены, наладить их производство, но ему «перекрывают кислород». Хочет эмигрировать, но долгие годы не разрешают, ежедневно анонимно названивают домой, доведя мать до смертельного инфаркта. Лишь в 1987 году в 65-летнем возрасте он эмигрирует в Германию (Бремен). Там он, на удивление своим завистникам, работает консультантом в больнице, становится кавалером орденов Пирогова, Коха. Почему этот человек не пригодился в Украине — не понимаю.
К слову, каждый, кто в нашей стране защищал когда-либо какую-либо диссертацию, мог считать себя мучеником. Не святым, нет, поскольку приходилось действовать не всегда праведными методами, суетиться, тратиться, просить и многое другое. На меня после защиты докторской пришло сразу 10 анонимок глупейшего содержания. Тем не менее проверкой с энтузиазмом занялся главный научный секретарь Киевского мединститута, чем довел меня до предынфарктного состояния. Получив, наконец, диплом, я узнал, что на 8 лет мне вполовину уменьшат зарплату (нет научного педагогического стажа). Так что плоды многолетнего труда были горькими.
Профессор Апполинарий Ефимович Вершигора, написавший учебник по иммунологии, пытался создать первые украинские препараты аллергенов. Его прекрасная супруга, профессор Елена Николаевна Сидоренко, была также отличным лектором и ученым.
Я уже неоднократно писал о том, какие проблемы, руководствуясь корыстными мотивами, могут создать так называемые ученые. Может, поэтому Брусиловскому, Вершигоре так и не удалось создать украинские аллергены. Мне с коллегами, к счастью, это удалось, но какой ценой! Может, мое нынешнее лечение в Израиле является следствием многолетней круговой обороны? Не понимаю: как человек, став доктором наук по иммунокоррекции системных васкулитов, не разбираясь в аллергологии, вдруг озаботился качеством отечественных аллергенов и начал их уничтожать? Причем не бесплатно, как и позже, беря деньги у фармфирм за «крышу». Или почему сомнительная декоммунизация вынудила (за хорошие деньги) переделать документы на сотни препаратов (пере–именовали улицу)? И вот так, уничтожая все свое в угоду чужому, живет почти вся наша страна. Вот, например, президент договорился о подвозке через океаны и моря угля в угольную и шахтерскую страну. И все в восторге!
Андрей Дмитриевич Адо (хотя и не жил в Украине, однако без него нельзя говорить об истории нашей аллергологии) сделал революцию в области аллергологии, заглянув в ее глубины дальше, нежели многие зарубежные ученые. Организовал в 1961 году научно-исследовательскую аллергологическую лабораторию АМН СССР. В ее составе я, проф. Е.М. Платков, с которым созваниваемся в Израиле, прошагали по разным регионам Сибири (Бурятия, Хакасия), Киргизии, Беларуси, изучая распространенность АЗ. Еще больше им было сделано для практики: он инициировал первый приказ МЗ СССР (№ 210 от 26.02.1981), где было и о создании аллергологической службы, аллергологе, аллергологическом кабинете и пр. Он положил начало кафедрам и курсам клинической аллергологии в стране. Мрачнел, рассказывая о трудностях хождения по кабинетам. Подчеркивал, что любые научные открытия сделать легче, чем «пробить» один приказ в министерстве (МЗ). Классификация БА Адо и П.К. Булатова (астма инфекционно-аллергическая и неинфекционно-аллергическая) прожила достаточно долго. Помню, как Адо говаривал Глебу Борисовичу Федосееву, блестящему ученому и красивому человеку, выходцу из Ленинградской аллергологической школы: «Глебушка! Пока я жив, твоя классификация астмы (по этиопатогенетическим вариантам) не пройдет». Увы, так было и есть в нашей науке, и подчас даже умные люди страдают авторитаризмом.
Мне в моей жизни удалось написать проекты нескольких приказов по аллергологии, но сделано было это в МЗ Украины 90-х годов прошлого столетия, когда многие чиновники старались советоваться со специалистами, когда на входе в МЗ еще не было «цербера», не были загорожены подходы к кабинету министра. После Р. Богатыревой общение с учеными и врачами закончилось, а госпожа Супрун продолжает подобное общение.
Вернемся, однако, к истории украинской аллергологии. В 1972 году было создано Украинское научно-медицинское общество аллергологов, председателем которого была избрана Е.Ф. Чернушенко. В 1983 году его переименовали в Общество иммунологии и аллергологии. Во многом благодаря ее усилиям в 1974 году был подписан приказ МЗ УССР № 526 от 16.09.1974 «Про заходи щодо поліпшення медичної допомоги хворим з алергічними захворюваннями», который положил начало развитию аллергологической службы Украины. Она провела множество научных конференций и съездов, лично представляла Украину на различных форумах, издала сотни статей и книг, по которым все мы учились, однако, уверен, наибольшей ее заслугой было все-таки создание иммунологической и аллергологической служб.
В 1998 г. на 1-м конгрессе иммунологов и аллергологов Украины создается общество иммунологов, аллергологов, специалистов по иммунореабилитации (УТИАИ, проф. Дранник Г.Н.), которое стало правопреемником вышеуказанного общества.
В 1989 году в Институте отоларингологии НАМНУ профессором Д.И. Заболотным (ныне — академик, вице-президент НАМНУ) был создан Центр АЗ верхних дыхательных путей АМНУ. В Академии последипломного образования (сейчас — НМАПО им. Шупика) в 1985 году была организована кафедра последипломной подготовки врачей, которую возглавил профессор, чл.-корр. НАМНУ и АМН Украины Э.В. Гюллинг. С 1994 года по инициативе завкафедрой педиатрии № 1 КМАПО профессора О.И. Ласицы проводятся циклы специализации и предаттестационные по детской аллергологии. С тех пор кафедра является опорной по детской аллергологии. Она «пробила» базовый приказ по детской аллергологии № 33 от 20.02.1995, улучшивший обеспеченность этими специалистами, и в 1992 году появилась специальность «детская аллергология».
Главными специалистами МЗ по аллергологии (или аллергологии-иммунологии) были (по хронологии) Г. Дранник, Н. Коваленко, Л. Яшина, Б. Пухлик (дважды), В. Чопяк. Хотя нигде в мире таких должностей нет. Яшина создала Ассоциацию специалистов в области астмы и аллергии, журнал «Астма и аллергия», базовый приказ по службе. В Институте фтизиатрии и пульмонологии при спецсовете открывается научная специальность «клиническая аллергология». В 2001 году в Киеве был проведен первый съезд аллергологов Украины. Второй был проведен в Одессе в 2006 году. На этом съезде была создана Ассоциация аллергологов Украины, объединившая не только практических врачей-аллергологов, но и ученых, преподавателей вузов (всего около 450 человек). В 2011 году там же, в Одессе, был проведен третий съезд аллергологов Украины.
Любовь Соломоновна Когосова — врач-иммунолог, доктор медицинских наук, профессор, была верной спутницей Е. Чернушенко, соавтором множества ее книг и статей, мудрым и коммуникабельным человеком. Занималась научными исследованиями иммунопатологии заболеваний легких, методиками диагностики АЗ органов дыхания и многими иными важными проблемами.
Вышецитируемая Нинель Михайловна Бережная (ныне здравствующая) очень много сделала в области изучения механизмов формирования АЗ, выпустила ряд монографий, знаменитый «Словарь-справочник», без которых сложно было бы обойтись огромной армии ученых и врачей. Она сказала: «Когда в моду вошла клиническая иммунология и все иммунологи-теоретики повесили на себя фонендоскопы, надели белые халаты и начали принимать больных, я была, пожалуй, одной из немногих, кто этого не делал. Потому что глубоко убеждена: человек должен хорошо делать свое дело... Большая часть моей жизни была посвящена теоретической иммунологии, многое связано и с клинической иммунологией, но я никогда не брала в руки фонендоскоп и не говорила пациентам: «Дышите».
Остановлюсь на этом справедливом факте. Десятки действительно уважаемых в науке теоретиков вдруг в одночасье стали принимать больных, что-то им советовать, брать за это профессорские деньги. Особенно опасным было назначение иммуномодуляторов при АЗ, ибо ряд таких ученых уперто считали (и считают), что, откорректировав иммуномодуляторами соотношение Т-хелперов и Т-супрессоров (хотя сущность аллергии гораздо более сложна), можно избавить человека от АЗ. В шутку таких псевдоцелителей с учеными степенями называли мышинистами и предостерегали от них больных.
Отметим подвижничество профессора М.Д. Торохтина, создавшего в селе Солотвино (1977) на базе солерудника аллергологическую больницу (впоследствии получившую статус республиканской), где оказывалась эффективная помощь больным БА за счет элиминационных воздействий, вдыхания солевого аэрозоля оптимального состава плюс целенаправленной фармакотерапии. Несколько позже эту работу возглавил И.С. Лемко (ныне — профессор, директор Ужгородского НПО «Реабилитация»), позже — кандидат медицинских наук Я.В. Чонка (ныне покойный). Пусть никто не думает, что Торохтин, выпросивший у самого Хрущева, кажется, 90 млн рублей на солелечебницу, почивал на лаврах. Его подсиживали, на него клеветали и пр. Даже я и «сотоварищи» летали в Ужгород проверять какие-то гадкие письма. Леон Данко (увы, покойный) позже создал там же областную спелео–лечебницу.
Николай Никитович Коваленко. Вначале хирург, потом пульмонолог, он сумел создать в НИИ фтизиатрии и пульмонологии лучшее по тем временам в Украине аллергологическое отделение. В то время НИИ руководил Владимир Никанорович Молотков, стремившийся «имплантировать» в институт пульмонологические подразделения. Нужны были площади, инфраструктура, но все это ограничивал расположенный рядом Институт кардиологии, возглавляемый знаменитым Н.М. Амосовым, и, естественно, вся эта перестройка, учитывая вес Амосова, могла бы закончиться печально. Но великий Амосов был выше этого, и институт стал полноценным центром фтизиатрии и пульмонологии страны. На беду, Молотков скоропостижно умер в кабинете в возрасте 44 лет. Это ударило по всем нам, сторонникам тогда развивающейся и протежируемой Молотковым аллергологии. Мне, например, пришлось перепрофилировать готовую докторскую диссертацию и лишь через 2 года защитить ее в мединституте.
Через небольшое время институт возглавил Ю.И. Фещенко, с которым у Коваленко сложились неприязненные отношения. Я, будучи с ними обоими в хороших отношениях, пытался сгладить конфликт, ибо понимал, что это ударит по отделению, коллективу сосредоточенных здесь ученых (впоследствии многие из них стали видными специалистами), да и по всей аллергологии. Но вышло лишь то, что Коваленко ушел из отделения, а меня пригласили на его место. Однако случилась Чернобыльская трагедия, и моя семья не захотела переезжать в Киев (были предложения и из других больших институтов), хотя только тогда можно было обменять квартиру в Виннице на киевскую. Так закончился аллергологический взлет в институте, отделение развалилось, люди ушли, а я остался винничанином.
В 1993 году нам удалось создать мини-предприятие по производству оте–чественных препаратов-аллергенов, изменившее к лучшему ситуацию в оте–чественной аллергологии. Об успехах и трудностях этого я уже писал.
Таким образом, насколько смог, я постарался донести до читателя информацию о важных фигурах и событиях, способствующих становлению и развитию украинской аллергологии, и не только украинцах. Большинство лидеров были скромны и доступны, у них было чему поучиться. В 1985 году нам удалось провести в Виннице очень представительную всесоюзную конференцию по аллергологии, на которой блистали, пожалуй, все ведущие аллергологи страны. Мы обязаны их помнить, ибо аллергология в Украине не возникла на пустом месте и, конечно же, впитала опыт других республик. Антонина Валентиновна Богова — правая рука Адо, готовила проекты всех приказов и документов по аллергологии в МЗ СССР; Владимир Семенович Мошкевич — лидер казахской аллергологии, проводивший исследования по эпидемиологии АЗ, пытавшийся создать казахские аллергены; Мардон Мухаммедович Хакбердыев — работал над созданием аллергенов Узбекистана; П.Д. Кац — в Баку, Гурам Владимирович Гургенидзе — в Грузии издали первые учебники по аллергологии для медвузов (последний подарил мне экземпляр учебника из библиотеки, ожидая, что я сделаю такой же для Украины); Людмила Александровна Горячкина, Равиля Халиловна Бурнашева, Тамара Петровна Сизых, Аркадий Иванович Остроумов, Лучия Порфирьевна Андриеш и другие обучали аллергологов и других врачей (включая украинских) на выстраданных ими же циклах усовершенствования в разных республиках; Владимир Иванович Пыцкий, Леонид Васильевич Ковальчук и я пытались написать первую программу по аллергологии для медвузов СССР (включая, разумеется, Украину).
Мы напрочь забыли, что еще до Отечественной войны в Украине изу–чением аэропалинологии начал заниматься профессор Дмитрий Константинович Зеров, а следующие аэропали–нологические исследования в нашей стране (хотя в мире давно развит аэро–палинологический мониторинг, существуют лаборатории, связанные компьютерной сетью) были проведены В.Д. Савицким и В.В. Родинковой аж через 50–70 лет! Значит, прервалось поступательное движение науки, мы могли быть впереди, а оказались сзади, потому что недооценили и забыли. А. Богомолец: «Как для получения урожая требуется не только полноценное зерно, но и подготовленная почва, так и восприятие новых научных фактов должно быть подготовлено. Открытия и наблюдения, опережающие свою эпоху, часто забываются и делаются потом заново другими, более счастливыми исследователями».
Конечно, если бы светлым головам не мешали, не ставили бы рогаток чиновники, не шкодили заангажированные иноземцами «ученые», аллергология Украины пошла бы дальше. Но и нынешний ее уровень, на мой взгляд, превосходит аллергологические службы многих развитых стран. Одновременно и приятно, и обидно. Думаю, что при мизерных инвестициях в Украине можно было бы легко создать 3–4 аллергологических центра, куда бы приезжали больные из Европы. Даже если мы когда-либо и наведем порядок в экономике страны, ее выборной системе, поймем важность и приоритет отечественного, нам, уверен, еще очень долго придется сражаться с серой массой подонков, которые опутывают талантливых людей, убивают инициативу и желание работать.
Продолжение следует


Back to issue