Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Emergency medicine" 7 (86) 2017

Back to issue

The state of the oxygen budget in patients with acute coronary syndrome in coronary artery bypass graft in the perioperative period

Authors: Хартанович М.В.(1), Тодуров Б.М.(1), Хижняк А.А.(2), Волкова Ю.В.(2)
(1) — ГУ «Институт сердца МЗ Украины», г. Киев, Украина
(2) — Харьковский национальный медицинский университет, г. Харьков, Украина

Categories: Medicine of emergency

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Актуальність. Серед хвороб системи кровообігу, що є основною причиною смерті серед осіб середнього і літнього віку в багатьох розвинених країнах світу, ішемічна хвороба серця є однією з найбільш поширених. При цьому висока частота факторів ризику і відсутність єдиного підходу до запобігання їх впливу на організм визначають важливість пошуків оптимальних шляхів лікування хворих даної категорії. Мета дослідження — вивчення перебігу періопераційного періоду у хворих, які зазнали аортокоронарного шунтування з приводу гострого коронарного синдрому. Матеріали та методи. У 37 хворих із гострим коронарним синдромом, яким було здійснено аортокоронарне шунтування, було вивчено перебіг анестезії і раннього післяопераційного періоду. Дослідження проводили на таких етапах: 1) перед операцією; 2) на виході з перфузії; 3) при надходженні у відділення інтенсивної терапії; 4) при переведенні з відділення інтенсивної терапії. На цих етапах фіксували кінцево-діастолічний і кінцево-систолічний об’єм, частоту серцевих скорочень, показники системного транспорту кисню в організмі. Результати. Було виявлено, що гострий коронарний синдром супроводжується здебільшого розвитком гострої серцевої недостатності, що підтверджується зниженням серцевого індексу до рівня менше 2,5 л/хв/м2 у 73,0 ± 7,3 % хворих. Використання протоколу анестезії при аортокоронарному шунтуванні, що включає застосування ­β1-адреноблокатора метопрололу тартрату і нітрогліцерину на фоні інфузії добутаміну, дозволяє нормалізувати серцевий індекс у 94,6 ± 3,7 % пацієнтів із гострим коронарним синдромом. Висновки. Високоефективним у пацієнтів із гострим коронарним синдромом при проведенні операції аортокоронарного шунтування є протокол із використанням β1-адреноблокатора метопрололу тартрату і нітрогліцерину на фоні інфузії добутаміну, що дозволяє зберегти на передопераційному рівні і нормалізувати рівень лактату в переважної більшості пацієнтів (94,6 ± 5,4 %).

Актуальность. Среди болезней системы кровообращения, являющихся основной причиной смерти среди лиц среднего и пожилого возраста во многих развитых странах мира, ишемическая болезнь сердца является одной из наиболее распространенных. При этом высокая частота факторов риска и отсутствие единого подхода к предупреждению их воздействия на организм определяют важность поисков оптимальных путей лечения больных данной категории. Цель исследования — изучение течения периоперационного периода у больных, подвергшихся аортокоронарному шунтированию по поводу острого коронарного синдрома. Материалы и методы. У 37 больных с острым коронарным синдромом, которым было произведено аортокоронарное шунтирование, ­изучено течение анестезии и раннего послеоперационного периода. Исследования проводили на следующих этапах: 1) перед операцией; 2) на выходе из перфузии; 3) при поступлении в отделение интенсивной терапии; 4) при переводе из отделения интенсивной терапии. На этих этапах фиксировали конечно-диастолический и конечно-систолический объем, частоту сердечных сокращений, показатели системного транспорта кислорода в организме. Результаты. Было выявлено, что острый коронарный синдром сопровождается в большинстве случаев развитием острой сердечной недостаточности, что подтверждается снижением сердечного индекса до уровня менее 2,5 л/мин/м2 у 73,0 ± 7,3 % больных. Использование протокола анестезии при аортокоронарном шунтировании, включающего применение β1-адреноблокатора метопролола тартрата и нитроглицерина на фоне инфузии добутамина, позволяет нормализовать сердечный индекс у 94,6 ± 3,7 % пациентов с острым коронарным синдромом. Выводы. Высокоэффективным у пациентов с острым коронарным синдромом при проведении операции аортокоронарного шунтирования является протокол с использованием β1-адреноблокатора метопролола тартрата и нитроглицерина на фоне инфузии добутамина, что позволяет сохранить на предоперационном уровне и нормализовать уровень лактата у подавляющего большинства пациентов (94,6 ± 5,4 %).

Background. Among the diseases of the circulatory system, which are the main cause of death among middle-aged people and the elderly in many developed countries of the world, ischemic heart disease is one of the most common. At the same time, the high incidence of risk factors and the absence of a unified approach to preventing their impact on the body determine the importance of finding the best ways to treat these patients. The purpose of the study: to investigate the course of the perioperative period in patients who underwent coronary artery bypass graft for acute coronary syndrome. Materials and methods. The course of anesthesia and early postoperative period was studied in 37 patients with acute coronary syndrome who underwent coronary artery bypass surgery. The studies were carried out at the following stages: 1) before the operation; 2) at the exit from perfusion; 3) transfer to the intensive care unit; 4) transfer from the intensive care unit. At these stages, the final diastolic and systolic volume, the frequency of cardiac contraction, the parameters of systemic oxygen transport in the body were recorded. Results. It was found that acute coronary syndrome is accompanied in most cases by the development of acute heart failure, which is confirmed by a decrease in the cardiac index to less than 2.5 l/min ∙ m2 in 73.0 ± 7.3 % of patients. The use of the anesthesia protocol for coronary artery bypass grafting, including the use of β1-blocker metoprolol tartrate and nitroglycerin against dobutamine infusion, allows the cardiac index to be normalized in 94.6 ± 3.7 % of patients with acute coronary syndrome. Conclusions. The protocol using β1-blocker metoprolol tartrate and nitroglycerin against the background of dobutamine infusion is highly effective in patients with acute coronary syndrome during coronary artery bypass surgery, which allows to maintain the preoperative level and to normalize the lactate level in the vast majority of patients (94.6 ± 5.4 %).


Keywords

аортокоронарне шунтування; гострий коронарний синдром; β1-адреноблокатори; лактат

аортокоронарное шунтирование; острый коронарный синдром; β1-адренобло­каторы; лактат

coronary artery bypass graft; acute coronary syndrome; β1-blockers; lactate

Введение

Под острым коронарным синдромом (ОКС) принято понимать обострение ишемической болезни сердца, которое может проявляться в виде инфаркта миокарда (ИМ) или нестабильной стенокардии. Патогенетические механизмы обоих вариантов ОКС одни и те же, ведущим из них является тромбоз разрывом атеросклеротической бляшки или эрозией эндотелия коронарной артерии с последующими дистальными тромбоэмболиями. Предпосылкой для введения понятия ОКС было понимание необходимости решения вопроса о применении активных методов лечения, в частности такого, как тромболитическая терапия, до окончательного выявления наличия или отсутствия крупноочагового ИМ. Диагноз ОКС имеет характер рабочего, предварительного, и его установление способствует выделению больных с высокой вероятностью развития ИМ или нестабильной стенокардии [1].
Механизмы, ведущие к развитию ОКС, являются в то же время причиной острой сердечной недостаточности (ОСН) [2], которая может перейти в кардиогенный шок. ОСН развивается у 15–28 % больных с ОКС, а у 5–15 % пациентов с ИМ развивается кардиогенный шок [3].
Среди болезней системы кровообращения, являющихся основной причиной смерти среди лиц среднего и пожилого возраста во многих развитых странах мира, ишемическая болезнь сердца является одной из наиболее распространенных, причем заболеваемость ишемической болезнью сердца со временем возрастает. Не последнюю роль в этом играют высокая частота факторов риска и отсутствие единого подхода к предупреждению их воздействия на организм и борьбе с уже развившимися результатами этого воздействия [4]. Этим определяется важность поисков оптимальных путей лечения больных данной категории [5].
Операции с искусственным кровообращением (ИК) по реваскуляризации миокарда с помощью разных вариантов шунтирования коронарных артерий остаются наиболее эффективным, а в ряде случаев — единственно возможным методом радикального лечения при кардиологических заболеваниях, основой которых является ишемия [6–9]. Ишемия же может вызвать развитие ОСН за считанные часы по причине увеличения жесткости стенок миокарда и снижения его сократительной способности [10]. Безусловно, это ставит перед анестезиологом серьезные требования по поддержанию адекватного кровообращения как перед переводом пациента на ИК, так и особенно после его прекращения, тем более что после коронарного шунтирования часто развивается депрессия систолической функции, восстановление которой может занять до 2 суток [11], хотя другие исследователи считают, что хирургическое восстановление коронарного кровотока значительно улучшает локальную и глобальную сократимость миокарда левого желудочка (ЛЖ) уже в раннем постперфузионном периоде [15–17], а если этого не происходит, то следует говорить об осложненном течении операции [5]. В целом литературные данные свидетельствуют об отсутствии ясных представлений о динамике насосной функции сердца в раннем периоде после коронарного шунтирования.
Целью нашего исследования явилось изучение течения периоперационного периода у больных, подвергшихся аортокоронарному шунтирования по поводу ОКС.

Материалы и методы

Течение анестезии и раннего послеоперационного периода изучено у 37 больных с ОКС, которым было произведено аортокоронарное шунтирование. После коронарографии больные поступали в предоперационную, где после индукции в наркоз (пропофол 1,5–2 мг/кг, фентанил 1,5–3 мкг/кг, ардуан 0,08 мг/кг) интубировали трахею и начинали искусственную вентиляцию легких. С целью преду–преждения фибрилляции и достижения коронаролитического эффекта вводили β1-адреноблокатор беталок (2–2,5 мг). После этого пациенты переводились в операционную. Базис-наркоз сево–флураном по полузакрытому контуру (1,5–5 об%), газоток 3,2–3,7 л/мин, анальгезия — фентанил 3–5 мкг/кг/ч. После наложения на аорту кисетного шва вводился гепарин в дозе 300 Ед/кг под контролем аспартатаминотрансферазы (целевой уровень не менее 450), и начиналось ИК. Газоток в легкие составлял 0,45–0,9 л/мин под PEEP 4 мм H2O, испаритель –севофлурана подключался к газовой линии АИК (1,5–2,5 об%). По окончании основного этапа операции ИК прекращалось, пациента согревали, по достижении температуры тела 34–35 °C проводили электрическую дефибрилляцию энергией 10 Дж и начинали инфузию добутамина, дозу которого контролировали по давлению в левом предсердии (целевой уровень — 8–12 мм рт.ст.). Для нормализации общего периферического сопротивления сосудов использовали норадреналин в дозе 20–200 нг/кг • мин, для обеспечения коронаролитического эффекта — нитроглицерин в дозе 2–4 мкг/кг • мин, для предупреждения фибрилляции — беталок 3–7 мг болюсно. Время от индукции в наркоз до перевода пациента из операционной составляло 4,1 ± 0,7 часа.
Исследования осуществляли на следующих этапах: 1) перед операцией; 2) на выходе из перфузии; 3) при поступлении в отделение интенсивной терапии (ОИТ); 4) при переводе из ОИТ. На этих этапах фиксировали конечно-диастолический (КДО) и конечно-систолический объем (КСО) ЛЖ (іE33 фірми Philips, США), частоту сердечных сокращений, концентрацию гемоглобина, гематокрит, насыщение гемоглобина кислородом (SO2), парциальное напряжение кислорода в крови (pO2), концентрацию лактата в крови. На основании полученных результатов рассчитывали фракцию выброса (ФВ) ЛЖ, ударный индекс (УИ), сердечный индекс (СИ), доставку, потребление и коэффициент экстракции кислорода (TO2, VO2, EO2).

Результаты и обсуждение

Характер изменений показателей центральной гемодинамики представлен на рис. 1. Графики иллюстрируют, что под влиянием приведенного выше протокола анестезии КДО постепенно увеличивался со 122,8 ± 26,8 мл перед операцией до 144,4 ± 16,0 мл (p < 0,05 между первым и последним этапом), а КСО так же постепенно уменьшался — с 60,9 ± 16,5 мл до 54,2 ± 8,6 мл (p < 0,05 между первым и последним этапом). Приведенная динамика свидетельствует о повышении сократительной способности миокарда, что подтверждается результатами расчетов ФВ, УИ и СИ. Так, ФВ достоверно повышалась на каждом этапе исследования и соответственно им составляла 50,4 ± 7,9, 55,0 ± 6,3, 59,2 ± 5,1 и 62,5 ± 3,9 %. При этом если до операции у 26 (70,3 ± 7,5 %) пациентов ФВ была менее 55 %, то на выходе из перфузии таких больных было уже 16 (43,2 ± 8,1 %), при переводе в ОИТ — 7 (18,9 ± 6,4 %), а на момент перевода из ОИТ — только 1. Подобная динамика наблюдалась и в отношении УИ и СИ. УИ достоверно повышался на каждом этапе исследования и находился на уровнях 28,9 ± 7,9, 34,4 ± 8,1, 38,4 ± 7,8 и 42,2 ± 5,6 мл/м2 соответственно этапам. Количество больных с УИ < 40 мл/м2 перед операцией составляло 32 (86,5 ± 5,6 %), на выходе из перфузии — 26 (70,3 ± 7,5 %), перед переводом в ОИТ — 19 (51,4 ± 8,2 %), на момент перевода из ОИТ — 8 (21,6 ± 6,8 %). Наиболее существенные подъемы СИ отмечались на выходе из перфузии — с 2,24 ± 0,62 до 2,67 ± 0,48 л/мин/м2 (p < 0,05) и перед переводом в ОИТ — до 3,00 ± 0,52 л/мин/м2 (p < 0,05). Перед переводом из ОИТ СИ повысился незначительно — до 3,13 ± 0,30 л/мин/м2 (p > 0,05). Количество больных с СИ менее 2,5 л/мин/м2 перед операцией составляло 27 (73,0 ± 7,3 %), на выходе из перфузии — 15 (40,5 ± 8,1 %), при переводе в ОИТ — 8 (21,6 ± 6,8 %), а перед переводом из ОИТ — только 2 пациента (5,4 ± 3,7 %). Описанные результаты были достигнуты при скорости инфузии добутамина на этапе выхода из перфузии 6,3 ± 2,3 мкг/кг/мин, которая перед переводом в ОИТ снизилась до 5,1 ± 1,8 мкг/кг/мин (p < 0,05).
Показатели кислородного бюджета у обследованных больных менялись следующим образом. В гемическом звене транспорта кислорода на этапе выхода из перфузии произошли значительные изменения, что связано с гемодилюцией при осуществлении ИК. Концентрация гемоглобина снизилась со 135,1 ± 9,2 до 95,1 ± 10,0 г/л (p < 0,0001) и к концу исследования повысилась незначительно — до 99,2 ± 13,2 г/л (p > 0,05), гематокрит уменьшился с 39,6 ± 4,3 до 28,3 ± 3,5 %, повысившись к концу исследования до 30,5 ± 3,1 %. Насыщение гемоглобина кислородом в течение наблюдения существенно не изменялось, артериовенозная разница ΔSO2 уменьшилась с 22,8 ± 4,0 до 21,0 ± 5,8 % (p > 0,05), но при этом отмечена выраженная отрицательная корреляционная зависимость ΔSO2 от СИ, коэффициент корреляции Пирсона соответственно этапам исследования составлял –0,71 ± 0,08, –0,67 ± 0,09, –0,80 ± 0,06 и 0,59 ± 0,11. Газовый состав крови существенно не изменялся, РaO2 находился на уровне (86,8 ± 5,5)–(88,2 ± 4,4) мм рт.ст., pvO2 — (39,6 ± 4,5)–(41,0 ± 4,3) мм рт.ст.
Динамика рассчитанного содержания кислорода в крови отображена на рис. 2. Как видно из графиков, к выходу из перфузии содержание кислорода в крови, как в артериальной, так и в венозной, значительно снизилось: в артериальной — с 0,194 ± 0,012 до 0,143 ± 0,013 л/л (p < 0,0001). В дальнейшем эти показатели существенно не изменились.
Другие показатели кислородного бюджета имели отличную от содержания кислорода в крови динамику (рис. 3). К выходу из перфузии доставка кислорода, как и его содержание в крови, тоже достоверно снизилась с 0,435 ± 0,128 перед операцией до 0,382 ± 0,071 л/мин/м2(p < 0,03). Однако перед переводом в ОИТ, несмотря на продолжавшую оставаться сниженной кислородную емкость крови, транспорт кислорода достоверно возрос до пред–операционного уровня — 0,443 ± 0,084 л/мин/м2 (p > 0,7 по сравнению с исходной величиной), незначительно увеличившись до 0,462 ± 0,068 л/мин/м2 (p > 0,3). Потребление кислорода достоверно возросло лишь к моменту перевода пациентов в ОИТ — с 0,106 ± 0,018 до 0,119 ± 0,020 л/мин/м2 (p < 0,01), что можно связать с улучшением микроциркуляции под влиянием нитроглицерина.
Коэффициент экстракции кислорода достоверно не изменялся, но с момента выхода из перфузии постепенно уменьшался, обнаруживая при этом отрицательную корреляционную связь с СИ (до операции коэффициент корреляции Пирсона составлял –0,80 ± 0,06, на выходе из перфузии — –0,69 ± 0,09, при переводе в ОИТ — –0,83 ± 0,05, перед переводом из ОИТ — –0,58 ± 0,11).
Уровень лактата (рис. 4) достоверно повысился на выходе из перфузии — с 1,78 ± 0,68 до 2,59 ± 0,61 ммоль/л (p < 0,001), оставаясь таким же перед переводом в ОИТ — 2,57 ± 0,60 ммоль/л, но на момент перевода из ОИТ он снизился до 1,01 ± 0,27 ммоль/л (p < 0,0001 по сравнению с исходным уровнем). Количество больных с уровнем лактата выше 1,5 ммоль/л перед операцией было равным 23 (62,2 ± 8,0 %), на выходе из перфузии и перед переводом в ОИТ — 36 (97,3 ± 2,7 %), а перед переводом из ОИТ — только 2 (5,4 ± 3,7 %). Уровень лактата тесно коррелировал с коэффициентом экстракции кислорода, коэффициент корреляции Пирсона соответственно этапам составлял 0,64 ± 0,10, 0,74 ± 0,07, 0,71 ± 0,08 и 0,63 ± 0,10.

Выводы

Острый коронарный синдром сопровождается в большинстве случаев развитием острой сердечной недостаточности, что подтверждается снижением сердечного индекса до уровня менее 2,5 л/мин/м2 у 73,0 ± 7,3 % больных. При использовании протокола анестезии при аортокоронарном шунтировании, включающего применение β1-адреноблокатора метопролола тартрата и нитроглицерина на фоне инфузии добутамина, удается нормализовать сердечный индекс у 94,6 ± 3,7 % пациентов с ОКС. Данный протокол анестезии позволяет сохранить на предоперационном уровне доставку кислорода, несмотря на снижение кислородной емкости крови, и нормализовать уровень лактата у подавляющего большинства пациентов (94,6 ± 5,4 %).
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Saenger A.K., Jaffe A.S. The Use of Biomarkers for the Evaluation and Treatment of Patients with Acute Coronary Syndromes // Med. Clin. N. Amer. — 2007. — Vol. 91. — P. 657-681.
2. Response to Letter by Zaugg et al. STAT5 Activation and Cardioprotection by Remote Ischemic Preconditioning in Patients Undergoing Coronary Revascularization During Isoflurane Anesthesia / G. Heusch, J. Musiolik, E. Kottenberg, J. Peters, H. Jakob, M. Thielmann // Circulation Research. — 2012. — Vol. 110. — 44-45. 
3. Epidemiology and Prevention of CV Disease: Physiology, Pharmacology and Lifestyle — Session Title: Obesity in CVD Risk and Prevention II 18164: Obesity Paradox in the Extremely Obese: Evaluaion of In-Hospital and Long Term Clinical Outcomes After Percutaneous Coronary Interventions / M. Singh, A. Mishra, D. Sporn // Circulation. — 2014. — Vol. 130. — A18164.
4. Editor’s Perspective Percutaneous Coronary Interventions in ST-Segment–Elevation Myocardial Infarction: Shifting Paradigms and Future Perspectives / Dominick J. Angiolillo, Theodore A. Bass // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2013. — Vol. 6. — P. 593-595.
5. Coronary Interventions Optical Coherence Tomography Guided Percutaneous Coronary Intervention With Nobori Stent Implantation in Patients With Non-ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction (OCTACS) Trial: Difference in Strut Coverage and Dynamic Malapposition Patterns at 6 Months / L. Antonsen, P. Thayssen, A. Maehara, H.S. Hansen, A. Junker, K. Veien, K. Hansen, M. Hougaard, G.S. Mintz, L. Jensen // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — Vol. 8. — e002446. 
6. Coronary Physiologic Assessment and Imaging Assessment of Fractional Flow Reserve in Patients With Recent Non–ST-Segment–Elevation Myocardial Infarction: Comparative Study With 3-T Stress Perfusion Cardiac Magnetic Resonance Ima–ging / J. Layland, S. Rauhalammi, S. Watkins, N. Ahmed, J. McClure, M.Y. Lee, D. Carrick, A. O’Donnell, A. Sood, M.C. Petrie, H. Eteiba, M. Lindsay, M. McEntegart, K.G. Oldroyd, A. Radjenovic, C. Berry // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — Vol. 8. — e002207.
7. Editorial Non-ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: A Novel and Robust Approach for Early Detection of Patients at Risk / Robert L. Lux // J. Am. Heart Assoc. — 2015. — Vol. 4. — e002279.
8. Correspondence Response to Letter Regarding Article, “Evolution From Fibrinolytic Therapy to a Fibrinolytic Strategy for Patients With ST-Segment–Elevation Myocardial Infarction” / Eric R. Bates // Circulation. — 2015. — Vol. 132. — 12.
9. Editorial Oxygen for ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: Still Up in the Air / Zoran S. Nedeljkovic, Alice K. Jacobs // Circulation. — 2015. — Vol. 131. — P. 2101-2103. 
10. Epidemiology and Prevention Atrial Fibrillation and Risk of ST-Segment-Elevation Versus Non-ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: The Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study / E.Z. Soliman, F. Lopez, W.T. O’Neal, L.Y. Chen, L. Bengtson, Z.-M. Zhang, L. Loehr, M. Cushman, A. Alonso // Circulation. — 2015. — Vol. 131. — P. 1843-1850. 
11. Cardiac Catheterization Underutilization of Radial Access in Patients Undergoing Percutaneous Coronary Intervention for ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: Insights From the Blue Cross Blue Shield of Michigan Cardiovascular Consortium / M.J. Howe, M. Seth, A. Riba, G. Hanzel, M. Zainea, H.S. Gurm // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — 8. — doi: 10.1161/CIRCINTERVENTIONS.114.002036.
12. Coronary Interventions Activated Clotting Time and Outcomes During Percutaneous Coronary Intervention for Non-ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: Insights From the FUTURA/OASIS-8 Trial / G. Ducrocq, S. Jolly, S.R. Mehta, S.V. Rao, T. Patel, R. Moreno, P. Gao, P. Steg // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — 8. — doi: 10.1161/CIRCINTERVENTIONS.114.002044.
13. Myocardial Infarction Complete Versus Culprit-Only Revascularization for ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction and Multivessel Disease: A Meta-Analysis and Trial Sequential Analysis of Randomized Trials / S. Bangalore, B. Toklu, J. Wetterslev // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — 8. — doi: 10.1161/CIRCINTERVENTIONS.114.002142.
14. Coronary Interventions Cerebrovascular Events After a Primary Percutaneous Coronary Intervention Strategy for Acute ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: Analysis From the –HORIZONS-AMI Trial / E. Nikolsky, R. Mehran, G.D. Dangas, K. Xu, R. Parvataneni, B. Witzenbichler, G. Guagliumi, R. Kornowski, P. Généreux, S.J. Brener, G.W. Stone // Circ. Cardiovasc. Interv. — 2015. — 8. — doi: 10.1161/CIRCINTERVENTIONS.114.002283.
15. Right Ventricular Dysfunction Predisposes to Inducible Ventricular Tachycardia at Electrophysiology Studies in Patients With Acute ST-Segment–Elevation Myocardial Infarction and Reduced Left Ventricular Ejection Fraction / J.B. Thakkar, S.  Zaman, K. Byth, A. Narayan, A. Thiagalingam, C. Chow, S.P. Tho–mas, G. Sivagangabalan, D. Farlow, R. Barnett, P. Kovoor // Circ. Arrhythm. Electrophysiol. — 2014. — Vol. 7. — P. 898-905.
16. Editorial Evolution From Fibrinolytic Therapy to a Fibrinolytic Strategy for Patients With ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction / Eric R. Bates // Circulation. — 2014. — Vol. 130. — P. 1133-1135.
17. Impact of Time of Presentation on Process Performance and Outcomes in ST-Segment-Elevation Myocardial Infarction: A Report From the American Heart Association: Mission Lifeline Program / T.W. Dasari, M.T. Roe, A.Y. Chen, E.D. Peterson, R.P. Giugliano, G.C. Fonarow, J.F. Saucedo // Circ. Cardiovasc. Qual. Outcomes. — 2014. — Vol. 7. — P. 656-663.

Back to issue