Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" Том 12, №8, 2017

Back to issue

Development of the immune response in pneumonia due to Staphylococcus aureus (part 7)

Authors: Абатуров А.Е., Никулина А.А.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

У статті на підставі літературних даних продемонстровано роль клітинних реакцій у розвитку імунної відповіді при пневмонії, спричиненої Staphylococcus aureus. Описано механізми взаємодії Staphylococcus aureus із вродженими лімфоїдними клітинами, Т-лімфоцитами. Наведена порівняльна характеристика рецепторного апарату NK-клітин, описано механізми кiлинга інфікованих клітин iмуноцитами вродженої імунної системи.

В статье на основании литературных данных продемонстрирована роль клеточных реакций в развитии иммунного ответа при пневмонии, вызванной Staphylococcus aureus. Описаны механизмы взаимодействия Staphylococcus aureus с врожденными лимфоидными клетками, Т-лимфоцитами. Дана сравнительная характеристика рецепторного аппарата NK-клеток, описаны механизмы киллинга инфицированных клеток иммуноцитами врожденной иммунной системы.

The article on the basis of literature data demonstrates the role of cellular reactions in the development of the immune response in pneumonia caused by Staphylococcus aureus. Тhe report describes mechanisms of interaction between Staphylococcus aureus and innate lymphoid cells, ­T-lymphocytes. The article compares NK-cells receptor systems and describes mechanisms of infected cell killing by the innate immune cells.


Keywords

пневмонія; імунна відповідь; Staphylococcus aureus; Т-лімфоцити; NK-клітини

пневмония; иммунный ответ; Staphylococcus aureus; Т-лимфоциты; NK-клетки

pneumonia; immune response; Staphylococcus aureus; T-lymphocytes; NK-cells

Врожденные лимфоидные клетки 

Julia Svedova и соавт. [71] продемонстрировали, что ингаляционное введение энтеротоксина SEA бактерий Staphylococcus aureus нокаутным мышам Tcrβ–/– не сопровождалось высвобождением моноцитов и нейтрофилов в кровь и их рекрутированием в лимфатические узлы до тех пор, пока не было произведено быстрой мобилизации врожденных лимфоидных клеток. Врожденные лимфоидные клетки (innate lymphoid cells — ILC) предотвращают бактериальную транслокацию за пределы эпителиального барьера, индуцируют продукцию IgA в слизистых оболочках и действуют как регуляторы активности иммунной системы. Интересно, что комменсальные бактерии вызывают пролиферацию ILC. Морфологически ILC-клетки подобны лимфоцитам и продуцируют высокие уровни, в зависимости от типа, Th1-, Th- и Th17-ассоциированных цитокинов. В настоящее время различают три типа ILC: ILC1, ILC2 и ILC3 (табл. 1) [56, 63]. 
 Человеческие ILC1-клетки представлены тремя субпопуляциями: NK-клетками, ILC1-клетками с низкой или отсутствующей экспрессией CD127 (CD127–) и ILC1-клетками с высокой экспрессией CD127 (CD127+). В легочной ткани фенотип клеток CD127–ILC1 характеризуется сигнатурами CD3–CD56+NKp44+CD103+ (клетки с интраэпителиальной локализацией) и CD3–CD56+NKp44CD103. Клетки CD127+ILC1 характеризуются фенотипом LinCD127+CRTH2+CD117NKp44. Данные клетки экспрессируют T-bet, но не экспрессируют хемокиновый рецептор CCR6, CD103 или CD25 [13, 17, 38].
Натуральные киллеры, краткая характеристика которых представлена в табл. 2, при бактериальных инфекциях осуществляют киллинг инфицированных клеток.
Maren von Köckritz-Blickwede и соавт. [78] продемонстрировали, что NK-клетки практически не влияют на течение инфекционного процесса, вызванного бактериями Staphylococcus aureus. Однако, согласно результатам исследования Cherrie-Lee Small и соавт. [70], при стафилококковой пневмонии не только значительно увеличивается представительство NK-клеток в очаге поражения, но и NK-клетки мобилизуются в люмен респираторного тракта. Мыши, обедненные NK-клетками, более восприимчивы к бактериям Staphylococcus aureus, чем мыши дикого типа. По мнению Hui Zhao и соавт. [83], снижение представительства NK-клеток в ткани легкого, как и ингибиция фагоцитоза у альвеолярных макрофагов, является механизмом, лежащим в основе повышенной восприимчивости к бактериям Staphylococcus aureus и развития стафилококковой пневмонии. Авторы продемонстрировали достоверный приток NK1.1+CD3 NK-клеток в просвет респираторного тракта крыс после заражения бактериями Staphylococcus aureus и способность NK-клеток индуцировать активность фагоцитоза у альвеолярных макрофагов во время пневмонии, вызванной бактериями Staphylococcus aureus. Роль NK-клеток в патогенезе стафилококковой пневмонии представлена на рис. 1.
Клетки ILC2 идентифицированы в легких плода и взрослых, а также в бронхоальвеолярной лаважной жидкости человека. Фенотип данных клеток в респираторном тракте характеризуется сигнатурой Lin–CD127+CD161+CRTH2+. Маркер CRHT2 специфичен для человека, мышиные ILC2 его не экспрессируют. Клетки ILC2 также экспрессируют ICOS, CD25 и ST2. Среди ILC2 различают две субпопуляции клеток: с высокой и низкой экспрессией KLRG1 [3, 12].
Клетки ILC3 кластеризированы на две основные группы: фетальные клетки LTi и постнатальные (взрослые) ILC3. Фетальные клетки LTi, прототипные ILC3, идентифицируют как CD127+CD3–CD4+-клетки. Человеческие фетальные LTi-клетки впервые были обнаружены в 2009 году как клетки с фенотипом Lin–RORγt+CD127+CD4. Постнатальные ILC3 определены как CD45+Lin–Thy1+RORγt+-клетки, которые также частично экспрессируют CCR6 и NKp46. Постнатальные ILC3 являются наиболее гетерогенной популяцией ILC. В зависимости от уровня экспрессированного NK-рецептора, например NKp44, NKp46 или NKp30, ILC3 разделены на NCR–ILC3 и NCR+ILC3. В легких человека ILC3 идентифицированы как клетки с фенотипом Lin–CD127+CRTH2–CD117+ и являются NCR– или NCR+ [13, 55].
Клетки ILC1 преимущественно продуцируют IFN-γ; ILC2 в ответ на влияние IL-25 и IL-33 высвобождают Th2-ассоциированные цитокины –(IL-5, IL-9 и IL-13); ILC3 продуцируют IL-17 и IL-22. Считают, что ILC1-клетки в основном предопределяют развитие IFN-γ-опосредованного воспаления респираторного и пищеварительного тракта; ILC2-клетки, продуцируя Th2-ассоциированные цитокины, участвуют в патогенезе аллергических заболеваний респираторного тракта; ILC3-клетки, секретируя IL-22, играют ключевую роль в развитии псориаза [5, 49].
Jonathan S. Silver и соавт. [68, 69] показали, что клетки ILC1, продуцирующие большое количество IFN-γ, участвуют в защите макроорганизма от внутри- и внеклеточных патогенов, в том числе и от бактерий Staphylococcus aureus. Развитие инфекционного процесса сопровождается увеличением представительства T-bet+ILC1 в очаге поражения легких и повышением уровня экспрессии ими рецепторов IL-12R и IL-18R (IL-12Rβ2 и IL-18Rα). В сочетании с увеличением количества ILC1 происходит быстрое (в течение двух дней после заражения) снижение представительства резидентных ILC2-клеток и уровня экспрессии фактора транскрипции GATA3. У ILC2-клеток наблюдается уменьшение экспрессии ST2, CD25 (IL-2Rα), IL-7Rα, индуцибельного костимулятора (ICOS) и рецептора фактора стволовых клеток c-kit (CD117). Представляет интерес тот факт, что снижение экспрессии GATA3 отрицательно коррелирует с повышением уровня IL-18Rα. Авторы считают, что при инфицировании легкого ILC2-клетки мигрируют в очаг поражения и под воздействием провоспалительных цитокинов IL-12 и IL-18, продуцируемых DC и макрофагами, преобразуются в ILC1-клетки. 
Клетки ILC3 играют важную роль в поддержании барьерной функции слизистой оболочки. Во время бактериальной пневмонии цитокины IL-1β и IL-23, продуцируемые PAMP-индуцированными DC и макрофагами, активируют пульмональные ILC3. Активированные ILC3 высвобождают IL-17, IL-22, IL-8/СХСL8, IL-2, TNF-α и лимфотоксин LTα1β2 (lymphotoxin-alpha 1 beta 2). Цитокины IL-22 и IL-17 активируют эпителиоциты и вызывают у них секрецию антимикробных пептидов [2, 76]. Также IL-17 индуцирует продукцию IL-12 DC, ингибирует IL-10, усиливает цитодифференцировку наивных Т-лимфоцитов в Th17-клетки. Пульмональные резидентные Th17-клетки индуцируют секрецию лигандов хемокинового рецептора CXCR3, рекрутируя Th1-клетки во время инфекционно-воспалительного процесса. Цитокин IL-22 участвует в репарации эпителия респираторного тракта [52]. Цитокины IL-2 и IL-8/СХСL8 вербуют нейтрофилы в очаг поражения легкого. Лимфотоксин LTα1β2 стимулирует экспрессию ICAM-1 и VCAM-1 мезенхимальными стволовыми клетками [1, 16]. 
Возможная роль врожденных лимфоидных клеток в легочной ткани во время стафилококковой инфекции представлена на рис. 2.

Т-лимфоциты

Активация и пролиферация Т-клеток считается основным компонентом воспалительного процесса, вызванного энтеротоксинами бактерий Staphylococcus aureus [27]. Установлено, что во время острой стафилококковой инфекции после контакта с бактериями происходит активная пролиферация Т-клеток, а при хронической инфекции данный ответ полностью отсутствует. Однако во время хронической стафилококковой инфекции значение вклада Т-клеток в элиминацию бактерий Staphylococcus aureus существенно снижается [84]. Продемонстрировано, что у экспериментальных животных, дефицитных по Т-, В- и NK-клеткам, не отмечается критического дефекта элиминации бактерий Staphylococcus aureus во время хронического течения заболевания, а Т-клетки оказываются необязательным компонентом бактериального клиренса при стафилококковой инфекции [78]. Глубокая супрессия T-клеток при хронической стафилококковой инфекции обусловлена преимущественно влиянием клеток-супрессоров миелоидного происхождения (myeloid-derived suppressor cells — MDSC) и незначительным действием Treg-клеток [72].
Т-лимфоциты характеризуются наличием на поверхности мембраны Т-клеточного рецептора (T cell receptors — TCR), который состоит из двух цепей: чаще всего из α- и β- или из γ- и δ-цепей, в связи с чем различают αβТ- и γδТ-клетки [4]. Среди αβТ-клеток выделяют клетки, характеризующиеся экспрессией инвариантной или полуинвариантной α-цепи TCR: инвариантные ассоциированные Т-клетки, связанные со слизистыми оболочками (mucosal-associated invariant T cells — MAIT), инвариантные натуральные киллерные Т-клетки (invariant natural killer T cells — iNKT). Инвариантные αβТ-клетки и γδТ-клетки представляют популяцию врожденных Т-лимфоцитов, быстро реагирующих на инфицирование, — активация данных клеток занимает менее двух часов (табл. 3) [37]. 

Т-клетки врожденной иммунной системы

αβТ-клетки
MAIT-клетки 
Отличительной чертой MAIT-клеток человека является их способность экспрессировать полуинвариантный рецептор TCR, который содержит инвариантную α-цепь TRAV1-2-TRAJ33 (Vα7.2-Jα33), преимущественно ассоциированную с β-цепями TRBV20 (Vβ2) или TRBV6 (Vβ13) [35]. 
Фенотипически MAIT-клетки характеризуются сигнатурой CD3+Vα7.2+CD161++ и либо CD8+, либо дважды отрицательным маркером (CD4CD8). Также MAIT-клетки коэкспрессируют IL-18R и CD26. В периферической крови взрослых MAIT-клетки приобретают фенотип клеток эффекторной памяти (CD45RO+CD62LloCD95hiCD122intCD127int) и экспрессируют хемокиновые рецепторы (CCR5, CCR6, CXCR6 и CCR9). Необходимо отметить, что MAIT-клетки не экспрессируют CCR7, который является маркером для возвращения клеток в лимфатические узлы [26]. Клетки данной субпопуляции Т-лимфоцитов в основном расположены в слизистых оболочках и периферической крови, могут находиться в тканях легких, кишечника и печени. У людей доля MAIT-клеток составляет от 1 до 10 % общей популяции CD3+Т-клеток, циркулирующих в периферическом русле крови [12, 82]. У пациентов с пневмонией во время фазы разгара значительно уменьшается присутствие MAIT-клеток в периферическом русле крови [48]. По мнению Anda Meierovics и соавт. [53], причина снижения содержания MAIT-клеток в периферическом русле крови связана с миграцией данных клеток в инфицированный очаг легкого.
Все человеческие MAIT-клетки экспрессируют фактор транскрипции — протеин цинкового пальца промиелоцитарного лейкоза PLZF (promyelocytic leukemia zinc finger) [61]. 
Активация клеток MAIT может быть результатом либо TCR-зависимого возбуждения (инициируемого лигандом, который представлен MR1-антиген–презентирующей клеткой), либо TCR-независимого возбуждения [82].
Рецептор TCR MAIT-клеток распознает антигены, которые презентируются высококонсервативной мономорфной молекулой MR1 (MHC class I-related protein) главного комплекса гистосовместимости (MHC). В настоящее время установлено, что метаболиты незаменимого витамина B2 (рибофлавина) являются MR1-зависимыми лигандами для TCR MAIT-клеток. Рибофлавиновые антигены, активирующие MAIT-клетки, генерируются патогенными и комменсальными бактериями [24], TCR-независимым способом MAIT-клетки активируются при помощи цитокинов IL-1β, IL-12, IL-18, IL-23 [26]. 
Активированные MAIT-клетки участвуют в инфекционном процессе, продуцируя провоспалительные цитокины, активируя иммуноциты и лизируя зараженные клетки. 
В основном MAIT-клетки продуцируют такие цитокины, как IFN-γ, TNF-α, IL-2, IL-17A, но не секретируют IL-10 [18]. 
Продемонстрировано, что MAIT-клетки способствуют ранней продукции GM-CSF, который индуцирует  дифференцировку CCR2-зависимых моноцитов в moDC в легких во время пневмонии, вызванной Francisella tularensis LVS [54]. 
Киллинг инфицированных клеток MAIT-клетки осуществляют посредством гранзим-перфоринового механизма. Необходимо подчеркнуть, что человеческие MAIT-клетки отличаются уникальным цитотоксическим профилем, который характеризуется низким уровнем экспрессии перфорина в сочетании с высоким уровнем экспрессии гранзимов A и K [45]. Установлено, что MAIT-клетки способны лизировать эпителиальные клетки, инфицированные бактериями [47]. 
Установлено, что MAIT-клетки принимают активное участие в патогенезе острых инфекций респираторного тракта. Так, показана инфильтрация легочной ткани MAIT-клетками в острый период и период разгара при пневмонии, вызванной Francisella tularensis [54]. У мышей с нокаутным геном Mr1 наблюдается снижение бактериального клиренса ткани легких при бактериальных пневмониях, в частности вызванных Francisella tularensis и Klebsiella pneumoniae [29, 53]. Согласно мнению Timothy S.C. Hinks [35], на ранних стадиях ответа иммунной системы во время инфекционного процесса эффекты, ассоциированные с функционированием MAIT-клеток, могут заметно превалировать над проявлениями реакций конвенциональных пептид-специфичных αβT-клеток.
Maria A. Johansson и соавт. [39] установили, что компоненты клеточной стенки бактерий Staphylococcus aureus активируют MAIT-клетки в дополнение к CD4+ и CD8+Т-клеткам. Энтеротоксины, продуцируемые бактериями Staphylococcus aureus, классически считаются индукторами поликлональной активации адаптивных Т-клеток. Однако показано, что стафилококковый энтеротоксин SEA индуцирует экспрессию IFN-γ и в MAIT-клетках. Вероятная роль MAIT-клеток при развитии стафилококковой пневмонии представлена на рис. 3. 

iNKT-клетки

Клетки iNKT представляют собой клетки памяти, несущие одновременно рецепторы как TCR, так и KLRB1 (killer cell lectin like receptor B1/CD161), характерные для Т-лимфоцитов и NK-клеток соответственно. Клетки iNKT несут полуинвариантный TCR, используя который они распознают липидные антигены — как собственные, так и бактериальные. Функционально инвариантные натуральные киллерные Т-клетки связывают врожденные и адаптивные реакции иммунной системы. Во время инфекционного процесса iNKT-клетки индуцируют матурацию DC [19, 65]. 
Среди CD1d-рестриктированных iNKT-клеток в зависимости от репертуара TCR и антигенного профиля различают два типа лимфоцитов (табл. 4) [9].
Также идентифицированы NKTFH (фолликулярные хелперные клетки), NKT10 и Foxp3+ iNKT-клетки. Фолликулярные хелперные клетки NKTFH дифференцируются после взаимодействия NKT-клеток с В-клетками при инфекционном процессе и индуцируют устойчивый гуморальный ответ [62]. Клетки NKT10 конститутивно продуцируют IL-10, экспрессию которого регулирует E-протеин E2A, возможно, совместно с IRF4 [81]. В условиях экспериментального аутоиммунного энцефаломиелита стимулирование α-GalCer приводит к формированию в дренирующих ЦНС лимфатических узлах iNKT клеток, экспрессирующих фактор транскрипции Foxp3. Более того, как человеческие, так и мышиные iNKT-клетки, in vitro стимулированные TGF-β, могут экспрессировать Foxp3 [11].
Клетки iNKT I типа человека экспрессируют TCR, в котором инвариантная α-цепь (Vα24-Jα18) сочетается с ограниченным репертуаром Vβ-цепи (Vβ8.2, Vβ7). Ключевым отличием iNKT I типа является раннее и быстрое высвобождение цитокинов и хемокинов. Клетки iNKT II типа экспрессируют более разнообразный репертуар TCR и распознают различные липиды, ассоциированные с CD1d (табл. 5) [44, 64]. 
Клетки iNKT у человека представляют собой небольшую Т-клеточную субпопуляцию, которая составляет примерно 0,01–0,1 % периферических Т-клеток [6]. В ткани легких неактивные iNKT-клетки располагаются в крови микроциркуляторного русла, а после активации перемещаются в паренхиму легких [66].
iNKT-клетки могут быть активированы TCR-зависимым и TCR-независимым способом.
Клетки iNKT распознают липидные антигены, в большинстве случаев гликолипиды, которые презентированы молекулой CD1d. Первым клеточным антигеном, распознаваемым iNKT-клетками, был идентифицирован агеласфин (agelasphin) 9b, выделенный из морской губки Agelas mauritanius. Наиболее известным лигандом TCR iNKT-клеток является α-галактозилцерамид (α-galactosylceramide — αGalCer), чувствительность к которому отличает iNKT-клетки I и II типов [7, 12].
Цитокины врожденных иммунных клеток вместе с сигналами TCR содействуют индукции секреции цитокинов из iNKT-клеток. Учитывая, что клетки iNKT экспрессируют рецепторы для различных цитокинов, включая IL-1β, IL-12, IL-18, IL-23, IL-25 и IL-33, они могут быть ими активированы. Различные субпопуляции iNKT-клеток отличаются по уровню представительства цитокиновых рецепторов на поверхности своей мембраны. Так, NKT1-клетки преимущественно экспрессируют IL-12R; NKT2-клетки — IL-25R, IL-17RB; NKT17-клетки — IL-1R и IL-23R. Таким образом, iNKT-клетки могут быть активированы TLR-индуцированными цитокинами, продуцируемыми различными иммуноцитами [11, 43]. 
После активации рецептора TCR клетки iNKT начинают продуцировать провоспалительные цитокины и могут проявлять цитотоксическую активность. Так, iNKT-клетки I типа продуцируют Th1- и Th2-ассоциированные цитокины: NKT1 высоко экспрессируют фактор транскрипции T-bet и продуцируют IFNγ, IL-13, IL-4; NKT2-клетки продуцируют IL-4 и IL-13; а NKT17-клетки — IL-17A [12]. Клетки NKT I и II типа активируют антигенпрезентирующие клетки, в том числе DC и B-лимфоциты. Однако клетки NKT II типа возбуждают pDC и оказывают толерогенный эффект на сDC [21].
Согласно результатам экспериментальных исследований, инфекционный процесс, вызванный бактериями Staphylococcus aureus, сопровождается активацией iNKT-клеток [10]. Установлено, что iNKT-клетки могут быть активированы негликосфинголипидными эндогенными антигенами. Jacqueline L. Hayworth и соавт. [33] продемонстрировали, что активация iNKT-клеток энтеротоксином SEB бактерий Staphylococcus aureus в отличие от стимуляции iNKT-клеток α-галактозилцерамидом не сопровождается возбуждением TCR-ассоциированных сигнальных путей. Авторы считают, что бактериальный энтеротоксин SEB, нацеливающийся на Vβ8 цепь, возбуждает iNKT-клетки, используя новый путь, который требует взаимодействия с молекулами МНС II класса, но не с молекулой CD1d. 
Продемонстрировано, что мыши, лишенные iNKT-клеток I типа, отличаются более низкими уровнями циркулирующих в периферическом русле крови IFN-γ и TNF-α и более высокой степенью выживаемости при индукции системной реакции Шварцмана — Санарелли [22]. Также установлено, что у мышей C57BL/6J с дефицитом Jα18, не имеющих iNKT-клеток I типа, наблюдается более низкий уровень провоспалительных цитокинов в сыворотке крови и более высокая степень выживаемости при экспериментальном полимикробном септическом шоке, чем у мышей дикого типа [36]. Установлено, что iNKT-клетки принимают непосредственное участие в патогенезе пневмоний, вызванных как грамположительными, так и грамотрицательными бактериями [28].
Возможная роль iNKT-клеток в патогенезе стафилококковой пневмонии представлена на рис. 4.
Jakub Kwiecinski и соавт. [46] показали, что, несмотря на активацию iNKT-клеток I типа бактериями Staphylococcus aureus, не существует достоверной разницы в уровне смертности у мышей, лишенных NKT-клеток I типа (Jα18–/–), или у CD1d-дефицитных мышей по сравнению с мышами дикого типа. Согласно мнению авторов, основанному на результатах данного исследования модели стафилококкового сепсиса, клетки I типа iNKT могут стимулировать развитие эндотоксического шока и полимикробного сепсиса, но iNKT-клетки ни I, ни II типа не играют существенной роли в танатогенезе при стафилококковой инвазивной инфекции.

γδT-клетки

Существующие только у приматов γδT-клетки в отличие от αβT-клеток не экспрессируют маркеры CD4 или CD8 и не требуют презентации антигена молекулами MHC [40, 61]. 
В зависимости от строения TCR γδT-клетки образуют несколько субпопуляций, для которых характерна конкретная локализация пребывания. Так, большинство человеческих γδT-клеток в крови (2–10 % периферических Т-клеток) несут на мембране Vγ9Vδ2TCR, а γδT-клетки эпителия и слизистых оболочек — Vδ1Vδ3TCR. В респираторном тракте γδT-клетки представляют малочисленную субпопуляцию, которая равномерно распределена в паренхиматозных и непаренхиматозных регионах легкого [79].
Активация γδT-клеток может осуществляться как зависимым, так и не зависимым от TCR способом, который ассоциирован с возбуждением TLR, KLRK1, лектиновых, интерлейкиновых и других рецепторов [8]. Спектр антигенов, распознаваемых γδTCR, достаточно широк: человеческие Vγ9Vδ2Т-клетки реагируют с разнообразными продуктами мевалонатного пути [30]. Vγ9Vδ2T-лимфоциты являются основной субпопуляцией γδT-клеток, которая определяет уровень антибактериальной защиты. Данные лимфоциты в присутствии антигенпрезентирующих клеток независимо от MHC участвуют в рекогниции фосфорилированных метаболитов пренила, например (E)-4-гидрокси-3-– метилбут-2-енил пирофосфата ((E)-4-hydroxy-3-methyl-but-2-enyl pyrophsphate — HMBPP). Уровень концентрации пренила высоко коррелирует со степенью активации и пролиферации Vγ9Vδ2Т-клеток [62]. Решающую роль в активации Vγ9Vδ2T-клеток играет бутирофилин-3 BTN3A1 (CD277), который связывается с бактериальными фосфорилированными антигенами, в частности с HMBPP, а рецептор Vγ9Vδ2TCR взаимодействует с комплексом BTN3A1-антиген [32, 77, 80]. Vδ1+Т-клетки распознают липиды, представленные молекулами CD1 [75], не процессированные протеины, в том числе вирусные белки, фикоэритрин, инсулиновый пептид и индуцированные стрессом молекулы [37]. 
γδT-клетки способствуют бактериальному клиренсу, непосредственно продуцируя антимикробные пептиды LL-37, элафин, дефензины [23, 50]. γδT-клетки продуцируют широкий спектр цитокинов, в том числе IL-17 или IFN-γ, TNF-α, и проявляют сильную цитотоксическую активность против инфицированных или трансформированных клеток, используя цитолитические протеины (перфорин и гранзим) [20, 31, 57]. 
Возбуждение γδT-клеток характеризуется дифференцированным ответом в зависимости от активированного рецептора. Так, активация рецептора γδTCR сопровождается продукцией IFN-γ, TNF-α, CCL3, CCL4, CCL5; активация костимуляторных молекул CD27 и CD30 индуцирует увеличение внутриклеточной концентрации ионов кальция, что приводит к секреции IL-4 и IFN-γ; возбуждение Notch вызывает продукцию IL-17, а Skint-1 (selection and upkeep of intraepithelial T cells 1) — IFN-γ; активация рецептора KLRK1 индуцирует секрецию гранзимов и перфорина; а TLR — провоспалительных цитокинов и хемокинов [60].
Считают, что δT-клетки являются основными продуцентами провоспалительных цитокинов: IFN-γ и IL-17. Продукция данных цитокинов зависит от активации рецептора γδTCR: γδT-клетки с активированным TCR преимущественно секретируют IFN-γ, а γδT-клетки с неактивированным или слабо активированным TCR продуцируют IL-17. Таким образом, наивные γδT-клетки продуцируют IL-17, а антигениндуцированные γδT-клетки — IFN-γ (рис. 5) [20].
Показано, что активация TCR возбуждает фактор раннего ответа 3 (early growth response 3 — EGR3), что, в свою очередь, подавляет экспрессию фактора транскрипции RORγt и, как следствие, продукцию IL-17 γδT-клетками [73]. В то же время фактор Egr3 способствует пролиферации γδT-клеток и продукции IL-17 [59]. Rose M. Parkinson и соавт. [59] продемонстрировали, что у мышей с избыточной экспрессией Egr3 наблюдается пятикратное увеличение количества γδТ-клеток в ткани легких и селезенки по сравнению с мышами дикого типа, что подчеркивает значение фактора транскрипции Egr3 в поддержании популяции γδT-клеток. У мышей с избыточной экспрессией Egr3 отмечается высокий уровень активности воспаления и степени фиброза легких. Трансгенные мыши отличаются более низкой выживаемостью от мышей дикого типа, экспрессирующих нормальные уровни Egr3. Авторы считают, что IL-17-продуцирующие γδТ-клетки в легких выполняют ключевую провоспалительную роль, однако чрезмерная активация данных клеток может привести к неблагоприятному течению воспаления.
Известно, что γδT-клетки играют существенную роль в раннем периоде иммунного ответа на патогенные микроорганизмы, так как γδT-клетки рекрутируют нейтрофилы, DC и макрофаги [42, 51, 58]. 
Через 6 часов после инфицирования респираторного тракта бактериями Staphylococcus aureus в ткани легкого абсолютное количество γδТ-клеток увеличивается в 6 раз. Увеличение представительства γδT-клеток в пневмоническом очаге обусловлено пролиферацией резидентных пульмональных γδT-клеток и рекрутированием из периферической крови циркулирующих γδT-клеток в ткань легкого [15].
Истощение γδТ-клеток приводит к нарушению защиты макроорганизма от бактерий Streptococcus pneumoniae [41] и Klebsiella pneumonia [74]. 
Установлено, что интраназальная инстилляция сублетальной дозы (5 × 108 КОЕ) бактерий Staphylococcus aureus сопровождается у мутантных гомозиготных мышей с делецией гена Tcr (Tcrδ–/–) более высокой бактериальной нагрузкой в ткани легких и селезенки через 24 и 48 часов после инфицирования, чем у мышей дикого типа. Вероятно, нарушение бактериального клиренса обусловлено тем, что отсутствие γδТ-клеток нарушает рекрутирование CD11b+Gr-1high-нейтрофилов в легкие после заражения Staphylococcus aureus [15].
Ping Cheng и соавт. [15] считают, что в ткани легкого γδТ-клетки обеспечивают раннюю продукцию IL-17, который индуцирует экспрессию таких нейтрофилрекрутирующих хемокинов, как CXCL2, CXCL1, во время развития стафилококковой пневмонии. У мышей Tcrδ–/– через 6 ч после инфицирования Staphylococcus aureus наблюдается низкая экспрессия данных хемокинов, а также цитокинов GM-CSF, IL-6 и TNF-α в отличие от мышей дикого типа. Представляет интерес то, что инфицирование мутантных мышей Tcrδ–/– летальной дозой (5 × 109 КОЕ) бактерий Streptococcus pneumonia сопровождается развитием более легкого течения пневмонии, чем у мышей дикого типа. В то же время необходимо отметить, что уровень летальности не зависит от активности γδТ-клеток. Таким образом, отсутствие γδТ-клеток приводит к снижению эффективности бактериального клиренса, но препятствует тяжести поражения легких во время стафилококковой инфекции [15].
Участие γδТ-клеток в патогенезе стафилококковой пневмонии схематически представлено на рис. 6.
Представляет интерес тот факт, что на фоне применения антибиотиков наблюдается сопряженное сокращение не только количества резидентных бактерий, но и представительства γδТ-клеток, продуцирующих IL-17, в ткани легких экспериментальных мышей [14]. Уменьшение представительства γδТ-клеток не зависит от видовой принадлежности подавляемой резидентной флоры. Отсутствие или снижение численности комменсальных бактерий способствует снижению представительства IL-17-продуцирующих γδT-клеток. В результате антибиотикассоциированного подавления активности IL-17-продуцирующих γδT-клеток у мышей увеличивается вероятность развития опухолей легких.
Таким образом, γδТ-клетки в легких, по-видимому, являются активными представителями первой линии неспецифической защиты от инвазивных бактериальных патогенов, в том числе и от бактерий Staphylococcus aureus
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Ahn Y.O. Human group3 innate lymphoid cells express DR3 and respond to TL1A with enhanced IL-22 production and –IL-2-dependent proliferation / Ahn Y.O., Weeres M.A., Neulen M.L. et al. // Eur. J. Immunol. 2015 Aug; 45(8): 2335-42. doi: 10.1002/eji.201445213.
2. Archer N.K. Interleukin-17A (IL-17A) and IL-17F Are Critical for Antimicrobial Peptide Production and Clearance of Staphylococcus aureus Nasal Colonization / N.K. Archer, N.D. Adappa, J.N. Palmer et al. // Infect. Immun. 2016 Nov 18; 84(12): 3575-3583.
3. Aron J.L., Akbari O. Regulatory T cells and type 2 innate lymphoid cell-dependent asthma // Allergy. 2017 Feb 4. doi: 10.1111/all.13139.
4. Attaf M. The T cell antigen receptor: the Swiss army knife of the immune system / M. Attaf, M. Legut, D.K. Cole, A.K. Sewell // Clin. Exp. Immunol. 2015 Jul; 181(1): 1-18. doi: 10.1111/cei.12622.
5. Bekeredjian-Ding I., Stein C., Uebele J. The Innate Immune Response Against Staphylococcus aureus // Curr. Top. Microbiol. Immunol. 2015 Dec 15. doi: 10.1007/82_2015_5004.
6. Berzins S.P., Smyth M.J., Baxter A.G. Presumed guilty: natural killer T cell defects and human disease // Nat. Rev. Immunol. 2011 Feb; 11(2): 131-42. doi: 10.1038/nri2904.
7. Birkholz A.M., Kronenberg M. Antigen specificity of invariant natural killer T-cells // Biomed. J. 2015 Dec; 38(6): 470-83. doi: 10.1016/j.bj.2016.01.003.
8. Born W.K., Kemal Aydintug M., O’Brien R.L. Diversity of γδ T-cell antigens // Cell. Mol. Immunol. 2013 Jan; 10(1): 13-20. doi: 10.1038/cmi.2012.45.
9. Brennan P.J. Invariant natural killer T cells: an innate activation scheme linked to diverse effector functions / P.J. Brennan, M. Brigl, M.B. Brenner et al. // Nat. Rev. Immunol. 2013 Feb; 13(2): 101-17. doi: 10.1038/nri3369.
10. Brigl M., Brenner M.B. How invariant natural killer T cells respond to infection by recognizing microbial or endogenous lipid antigens // Semin. Immunol. 2010 Apr; 22(2): 79-86. doi: 10.1016/j.smim.2009.10.006.
11. Buechel H.M., Stradner M.H., D’Cruz L.M. Stages versus subsets: Invariant Natural Killer T cell lineage differentiation // Cytokine. 2015 Apr; 72(2): 204-9. doi: 10.1016/j.cyto.2014.12.0050.
12. Chandra S., Kronenberg M. Activation and Function of iNKT and MAIT Cells // Adv. Immunol. 2015; 127: 145-201. doi: 10.1016/bs.ai.2015.03.003.
13. Cheng H. Guards at the gate: physiological and pathological roles of tissue-resident innate lymphoid cells in the lung / H. Cheng, C. Jin, J. Wu et al. // Protein Cell. 2017 Mar 7. doi: 10.1007/s13238-017-0379-5.
14. Cheng M. Microbiota modulate tumoral immune surveillance in lung through a γδT17 immune cell-dependent mechanism / M. Cheng, L. Qian, G. Shen et al. // Cancer Res. 2014 Aug 1; 74(15): 4030-41. doi: 10.1158/0008-5472.CAN-13-2462.
15. Cheng P. Role of gamma-delta T cells in host response against Staphylococcus aureus-induced pneumonia / P. Cheng, T. Liu, W.Y. Zhou et al. // BMC Immunol. 2012 Jul 9; 13: 38. doi: 10.1186/1471-2172-13-38.
16. Cording S. Development and regulation of RORγt(+) innate lymphoid cells / S. Cording, J. Medvedovic, M. Cherrier, G. Eberl // FEBS Lett. 2014 Nov 17; 588(22): 4176-81. doi: 10.1016/j.febslet.2014.03.034.
17. Cortez V.S., Colonna M. Diversity and function of group 1 innate lymphoid cells // Immunol. Lett. 2016 Nov; 179: 19-24. doi: 10.1016/j.imlet.2016.07.005. 
18. Cowley S.C. MAIT cells and pathogen defense // Cell. Mol. Life Sci. 2014 Dec; 71(24): 4831-40. doi: 10.1007/s00018-014-1708-y.
19. Crosby C.M., Kronenberg M. Invariant natural killer T cells: front line fighters in the war against pathogenic microbes // Immunogenetics. 2016 Aug; 68(8): 639-48. doi: 10.1007/s00251-016-0933-y.
20. Cua D.J., Tato C.M. Innate IL-17-producing cells: the sentinels of the immune system // Nat. Rev. Immunol. 2010 Jul; 10(7): 479-89. doi: 10.1038/nri2800.
21. Dhodapkar M.V., Kumar V. Type II NKT Cells and Their Emerging Role in Health and Disease // J Immunol. 2017 Feb 1; 198(3): 1015-1021. doi: 10.4049/jimmunol.1601399.
22. Dieli F. Resistance of natural killer T cell-deficient mice to systemic Shwartzman reaction / F. Dieli, G. Sireci, D. Russo et al. // J. Exp. Med. 2000 Dec 4; 192(11): 1645-52. PMID: 11104806.
23. Dudal S. Release of LL-37 by activated human Vgamma9Vdelta2 T cells: a microbicidal weapon against Brucella suis / S. Dudal, C. Turriere, S. Bessoles et al. // J. Immunol. 2006 Oct 15; 177(8): 5533-9. doi: 10.4049/jimmunol.177.8.5533.
24. Eckle S.B. Recognition of Vitamin B Precursors and Bypro–ducts by Mucosal Associated Invariant T Cells / S.B. Eckle, A.J. Corbett, A.N. Keller et al. // J. Biol. Chem. 2015 Dec 18; 290(51): 30204-11. doi: 10.1074/jbc.R115.685990.
25. Espinosa E. Chemical synthesis and biological activity of bromohydrin pyrophosphate, a potent stimulator of human gamma delta T cells / E. Espinosa, C. Belmant, F. Pont et al. // J. Biol. Chem. 2001 May 25; 276(21): 18337-44. doi: 10.1074/jbc.M100495200.
26. Franciszkiewicz K. MHC class I-related molecule, MR1, and mucosal-associated invariant T cells / K. Franciszkiewicz, M. Salou, F. Legoux et al. // Immunol. Rev. 2016 Jul; 272(1): 120-38. doi: 10.1111/imr.12423.
27. Fraser J.D., Proft T. The bacterial superantigen and superantigen-like proteins // Immunol. Rev. 2008 Oct; 225: 226-43. doi: 10.1111/j.1600-065X.2008.00681.x.
28. Gao Y., Williams A.P. Role of Innate T Cells in Anti-Bacterial Immunity // Front. Immunol. 2015 Jun 11; 6: 302. doi: 10.3389/fimmu.2015.00302.
29. Georgel P. The non-conventional MHC class I MR1 molecule controls infection by Klebsiella pneumoniae in mice / P. Georgel, M. Radosavljevic, C. Macquin, S. Bahram // Mol. Immunol. 2011 Feb; 48(5): 769-75. doi: 10.1016/j.molimm.2010.12.002.
30. Gober H.J. Human T cell receptor gammadelta cells recognize endogenous mevalonate metabolites in tumor cells / H.J. Gober, M. Kistowska, L. Angman et al. // J. Exp. Med. 2003 Jan 20; 197(2): 163-8. doi: 10.1084/jem.20021500.
31. Hao J. Current progress in γδ T-cell biology / J. Hao, X. Wu, S. Xia et al. // Cell. Mol. Immunol. 2010 Nov; 7(6): 409-13. doi: 10.1038/cmi.2010.50.
32. Harly C. Key implication of CD277/butyrophilin-3 (BTN3A) in cellular stress sensing by a major human γδ T-cell subset / C. Harly, Y. Guillaume, S. Nedellec et al. // Blood. 2012 Sep 13; 120(11): 2269-79. doi: 10.1182/blood-2012-05-430470.
33. Hayworth J.L. CD1d-independent activation of mouse and human iNKT cells by bacterial superantigens / J.L. Hayworth, D.M. Mazzuca, S. Maleki Vareki et al. // Immunol. Cell. Biol. 2012 Aug; 90(7): 699-709. doi: 10.1038/icb.2011.90.
34. Hazenberg M.D., Spits H. Human innate lymphoid cells // Blood. 2014 Jul 31; 124(5): 700-9. doi: 10.1182/blood-2013-11-427781.
35. Hinks T.S. Mucosal-associated invariant T cells in autoimmunity, immune-mediated diseases and airways disease // Immuno–logy. 2016 May; 148(1): 1-12. doi: 10.1111/imm.12582.
36. Hu C.K. The role of hepatic invariant NKT cells in systemic/local inflammation and mortality during polymicrobial septic shock / C.K. Hu, F. Venet, D.S. Heffernan et al. // J. Immunol. 2009 Feb 15; 182(4): 2467-75. doi: 10.4049/jimmunol.0801463.
37. Ivanov S., Paget C., Trottein F. Role of non-conventional T lymphocytes in respiratory infections: the case of the pneumococcus // PLoS Pathog. 2014 Oct 9; 10(10): e1004300. doi: 10.1371/journal.ppat.1004300.
38. Jiao Y. Type 1 Innate Lymphoid Cell Biology: Lessons Learnt from Natural Killer Cells / Y. Jiao, N.D. Huntington, G.T. Belz, C. Seillet // Front. Immunol. 2016 Oct 12; 7: 426. doi: 10.3389/fimmu.2016.00426.
39. Johansson M.A. Probiotic Lactobacilli Modulate Staphylococcus aureus-Induced Activation of Conventional a Unconventional T cells and NK Cells / M.A. Johansson, S. Björkander, M. Mata Forsberg et al. // Front. Immunol. 2016 Jul 11; 7: 273. doi: 10.3389/fimmu.2016.00273.
40. Kalyan S., Kabelitz D. Defining the nature of human γδ T cells: a biographical sketch of the highly empathetic // Cell. Mol. Immunol. 2013 Jan; 10(1): 21-9. doi: 10.1038/cmi.2012.44.
41. Kirby A.C. Evidence for the involvement of lung-speci–fic gammadelta T cell subsets in local responses to Streptococcus pneumoniae infection / A.C. Kirby, D.J. Newton, S.R. Carding, P.M. Kaye // Eur. J. Immunol. 2007 Dec; 37(12): 3404-13. doi: 10.1002/eji.200737216.
42. Kirby A.C. Pulmonary dendritic cells and alveolar macrophages are regulated by gammadelta T cells during the resolution of S. pneumoniae-induced inflammation / A.C. Kirby, D.J. Newton, S.R. Carding, P.M. Kaye // J. Pathol. 2007 May; 212(1): 29-37. doi: 10.1002/path.2149.
43. Kohlgruber A.C. Activation strategies for invariant natural killer T cells / A.C. Kohlgruber, C.A. Donado, N.M. LaMarche et al. // Immunogenetics. 2016 Aug; 68(8): 649-63. doi: 10.1007/s00251-016-0944-8.
44. Kumar V., Delovitch T.L. Different subsets of natural killer T cells may vary in their roles in health and disease // Immunology. 2014 Jul; 142(3): 321-36. doi: 10.1111/imm.12247.
45. Kurioka A. MAIT cells are licensed through granzyme exchange to kill bacterially sensitized targets / A. Kurioka, J.E. Ussher, C. Cosgrove et al. // Mucosal. Immunol. 2015 Mar; 8(2): 429-40. doi: 10.1038/mi.2014.81.
46. Kwiecinski J. Sulfatide attenuates experimental Staphylococcus aureus sepsis through a CD1d-dependent pathway / J. Kwiecinski, S. Rhost, L. Löfbom et al. // Infect. Immun. 2013 Apr; 81(4): 1114-20. doi: 10.1128/IAI.01334-12.
47. Le Bourhis L. MAIT cells detect and efficiently lyse bacterially-infected epithelial cells / Le Bourhis L., M. Dusseaux, A. Bohineust et al. // PLoS Pathog. 2013; 9(10): e1003681. doi: 10.1371/journal.ppat.1003681.
48. Le Bourhis L. Antimicrobial activity of mucosal-associated invariant T cells / L. Le Bourhis, E. Martin, I. Péguillet et al. // Nat. Immunol. 2010 Aug; 11(8): 701-8. doi: 10.1038/ni.1890.
49. Marashian S.M. Role of Innate Lymphoid Cells in Lung Dise–ase / S.M. Marashian, E. Mortaz, H.R. Jamaati et al. // Iran J. Allergy Asthma Immunol. 2015 Aug; 14(4): 346-60. PMID: 26547702.
50. Marischen L. Human gammadelta T cells produce the protease inhibitor and antimicrobial peptide elafin / L. Marischen, D. Wesch, J.M. Schröder et al. // Scand. J. Immunol. 2009 Dec; 70(6): 547-52. doi: 10.1111/j.1365-3083.2009.02337.x.
51. Mathews J.A. γδ T Cells Are Required for M2 Macrophage Polarization and Resolution of Ozone-I uced Pulmonary Inflammation in Mice / J.A. Mathews, D.I. Kasahara, L. Ribeiro et al. // PLoS One. 2015 Jul 2; 10(7): e0131236. doi: 10.1371/journal.pone.0131236.
52. McAleer J.P., Kolls J.K. Directing traffic: IL-17 and IL-22 coordinate pulmonary immune defense // Immunol. Rev. 2014 Jul; 260(1): 129-44. doi: 10.1111/imr.12183.
53. Meierovics A., Yankelevich W.J., Cowley S.C. MAIT cells are critical for optimal mucosal immune responses during in vivo pulmonary bacterial infection // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2013 Aug 13; 110(33): E3119-28. doi: 10.1073/pnas.1302799110.
54. Meierovics A.I., Cowley S.C. MAIT cells promote inflammatory monocyte differentiation into dendritic cells during pulmonary intracellular infection // J. Exp. Med. 2016 Nov 14; 213(12): 2793-2809.
55. Melo-Gonzalez F., Hepworth M.R. Functional and phenotypic heterogeneity of group 3 innate lymphoid cells // Immunology. 2017 Mar; 150(3): 265-275. doi: 10.1111/imm.12697.
56. Mjösberg J., Spits H. Human innate lymphoid cells // J. Allergy Clin. Immunol. 2016 Nov; 138(5): 1265-1276. doi: 10.1016/j.jaci.2016.09.009.
57. Nada M.H. Enhancing adoptive cancer immunotherapy with Vγ2Vδ2 T cells through pulse zoledronate stimulation / M.H. Nada, H. Wang, G. Workalemahu, Y. Tanaka, C.T. Morita // J. Immunother. Cancer. 2017 Feb 21; 5: 9. doi: 10.1186/s40425-017-0209-6.
58. Nakasone C. Accumulation of gamma/delta T cells in the lungs and their roles in neutrophil-mediated host defense against pneumococcal infection / C. Nakasone, N. Yamamoto, M. Nakamatsu et al. // Microbes. Infect. 2007 Mar; 9(3): 251-8. doi: 10.1016/j.micinf.2006.11.015.
59. Parkinson R.M. Egr3 induces a Th17 response by promo–ting the development of γδ T cells / R.M. Parkinson, S.L. Collins, M.R. Horton, J.D. Powell // PLoS One. 2014 Jan 24; 9(1): e87265. doi: 10.1371/journal.pone.0087265.
60. Paul S. Phenotypic and functional plasticity of gamma-delta (γδ) T cells in inflammation and tolerance // S. Paul, A.K. Singh, Shilpi, G. Lal // Int. Rev. Immunol. 2014 Nov-Dec; 33(6): 537-58. doi: 10.3109/08830185.2013.863306.
61. Rahimpour A. Identification of phenotypically and functionally heterogeneous mouse mucosal-associated invariant T cells –using MR1 tetramers / A. Rahimpour, H.F. Koay, A. Enders et al. // J. Exp. Med. 2015 Jun 29; 212(7): 1095-108. doi: 10.1084/jem.20142110.
62. Rampuria P., Lang M.L. CD1d-dependent expansion of NKT follicular helper cells in vivo and in vitro is a product of cellular proli–feration and differentiation // Int. Immunol. 2015 May; 27(5): 253-63. doi: 10.1093/intimm/dxv007.
63. Robinette M.L., Colonna M. Immune modules shared by innate lymphoid cells and T cells // J. Allergy Clin. Immunol. 2016 Nov; 138(5): 1243-1251. doi: 10.1016/j.jaci.2016.09.006.
64. Rossjohn J. Recognition of CD1d-restricted antigens by natural killer T cells / J. Rossjohn, D.G. Pellicci, O. Patel et al. // Nat. Rev. Immunol. 2012 Dec; 12(12): 845-57. doi: 10.1038/nri3328.
65. Salio M. Biology of CD1- and MR1-restricted T cells / M. Salio, J.D. Silk, E.Y. Jones, V. Cerundolo // Annu Rev. Immunol. 2014; 32: 323-66. doi: 10.1146/annurev-immunol-032713-120243.
66. Scanlon S.T. Airborne lipid antigens mobilize resident intravascular NKT cells to induce allergic airway inflammation / S.T. Scanlon, S.Y. Thomas, C.M. Ferreira et al. // J. Exp. Med. 2011 Sep 26; 208(10): 2113-24. doi: 10.1084/jem.20110522.
67. Seyda M. T Cells Going Innate / M. Seyda, A. Elkhal, M. Quante et al. // Trends Immunol. 2016 Aug; 37(8): 546-56. doi: 10.1016/j.it.2016.06.004.
68. Silver J.S. Erratum: Inflammatory triggers associated with exacerbations of COPD orchestrate plasticity of group 2 innate lymphoid cells in the lungs / Silver J.S., Kearley J., Copenhaver A.M. et al. // Nat. Immunol. 2016 Jul 19; 17(8): 1005. doi: 10.1038/ni0816-1005c.
69. Silver J.S. Inflammatory triggers associated with exacerbations of COPD orchestrate plasticity of group 2 innate lymphoid cells in the lungs / J.S. Silver, J. Kearley, A.M. Copenhaver et al. // Nat. Immunol. 2016 Jun; 17(6): 626-35. doi: 10.1038/ni.3443.
70. Small C.L. NK cells play a critical protective role in host defense against acute extracellular Staphylococcus aureus bacterial infection in the lung / C.L. Small, S. McCormick, N. Gill et al. // J. Immunol. 2008 Apr 15; 180(8): 5558-68. doi: 10.4049/jimmunol.180.8.5558.
71. Svedova J. TNF and CD28 Signaling Play Unique but Complementary Roles in the Systemic Recruitment of Innate Immune Cells after Staphylococcus aureus Enterotoxin A Inhalation / J. Svedova, N. Tsurutani, W. Liu et al. // J. Immunol. 2016 Jun 1; 196(11): 4510-21. doi: 10.4049/jimmunol.1600113.
72. Tebartz C. A major role for myeloid-derived suppressor cells and a minor role for regulatory T cells in immunosuppression during Staphylococcus aureus infection / C. Tebartz, S.A. Horst, T. Sparwasser et al. // J. Immunol. 2015 Feb 1; 194(3): 1100-11. doi: 10.4049/jimmunol.1400196.
73. Turchinovich G., Hayday A.C. Skint-1 identifies a common molecular mechanism for the development of interferon-γ-secreting versus interleukin-17-secreting γδ T cells // Immunity. 2011 Jul 22; 35(1): 59-68. doi: 10.1016/j.immuni.2011.04.018.
74. Two Types of Interleukin 17A-Producing γδ T Cells in Protection Against Pulmonary Infection With Klebsiella pneumoniae / Murakami T., Hatano S., Yamada H. et al. // J. Infect. Dis. 2016 Dec 1; 214(11): 1752-1761. doi: 10.1093/infdis/jiw443.
75. Uldrich A.P. CD1d-lipid antigen recognition by the γδ TCR / A.P. Uldrich, J. Le Nours, D.G. Pellicci et al. // Nat. Immunol. 2013 Nov; 14(11): 1137-45. doi: 10.1038/ni.2713.
76. Van Maele L. Activation of Type 3 innate lymphoid cells and interleukin 22 secretion in the lungs during Streptococcus pneumoniae infection / L. Van Maele, C. Carnoy, D. Cayet et al. // J. Infect. Dis. 2014 Aug 1; 210(3): 493-503. doi: 10.1093/infdis/jiu106.
77. Vavassori S. Butyrophilin 3A1 bings phosphorylated antigens and stimulates human γδ T cells // Vavassori S., Kumar A., Wan G.S. et al. // Nat. Immunol. 2013 Sep; 14(9): 908-16. doi: 10.1038/ni.2665.
78. Von Köckritz-Blickwede M. Immunological mechanisms underlying the genetic predisposition to severe Staphylococcus aureus infection in the mouse model / M. von Köckritz-Blickwede, M. Rohde, S. Oehmcke et al. // Am. J. Pathol. 2008 Dec; 173(6): 1657-68. doi: 10.2353/ajpath.2008.080337.
79. Wands J.M. Distribution and leukocyte contacts of gamma–delta T cells in the lung // J.M. Wands, C.L. Roark, M.K. Aydintug et al. // J. Leukoc. Biol. 2005 Nov; 78(5): 1086-96. doi: 10.1189/jlb.0505244.
80. Wang H., Morita C.T. Sensor Function for Butyrophilin 3A1 in Prenyl Pyrophosphate Stimulation of human Vγ2Vδ2 T Cells / J. Immunol. 2015 Nov 15; 195(10): 4583-94. doi: 10.4049/jimmunol.1500314. 
81. Wingender G., Sag D., Kronenberg M. NKT10 cells: a novel iNKT cell subset // Oncotarget. 2015 Sep 29; 6(29): 26552-3. doi: 10.18632/oncotarget.5270.
82. Wong E.B., Ndung’u T., Kasprowicz V.O. The role of mucosal-associated invariant T cells in infectious diseases // Immunology. 2017 Jan; 150(1): 45-54. doi: 10.1111/imm.12673.
83. Zhao H. Exposure to particular matter increases susceptibility to respiratory Staphylococcus aureus infection in rats via reducing pulmonary natural killer cells / H. Zhao, W. Li, Y. Gao et al. // Toxico–logy. 2014 Nov 5; 325: 180-8. doi: 10.1016/j.tox.2014.09.006.
84. Ziegler C. The dynamics of T cells during persistent Staphylococcus aureus infection: from antigen-reactivity to in vivo anergy / C. Ziegler, O. Goldmann, E. Hobeika et al. // EMBO Mol. Med. 2011 Nov; 3(11): 652-66. doi: 10.1002/emmm.201100173.

Similar articles

The importance of innate lymphoid cells in the development of meta-inflammation of adipose tissue in obesity
Authors: Абатуров О.Є., Нікуліна А.O.
ДЗ «Дніпропетровська медична академія Міністерства охорони здоров’я України», м. Дніпро, Україна

"Child`s Health" Том 15, №6, 2020
Date: 2020.11.16
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
The importance of T cells of the innate immune system in the development of meta-inflammation of adipose tissue in obesity
Authors: Абатуров О.Є., Нікуліна А.O.
ДЗ «Дніпропетровська медична академія Міністерства охорони здоров’я України», м. Дніпро, Україна

"Child`s Health" Том 15, №8, 2020
Date: 2021.01.27
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
Development of the immune response in pneumonia induced by Staphylococcus aureus  (part 3)
Authors: Абатуров А.Е., Никулина А.А.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

"Child`s Health" Том 12, №4, 2017
Date: 2017.08.03
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
Development of the immune response in pneumonia due  to Staphylococcus aureus (part 8)
Authors: Абатуров А.Е., Никулина А.А.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

"Child`s Health" Том 13, №1, 2018
Date: 2018.04.12
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue