Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" Том 13, №6, 2018

Back to issue

Drug management of oxidation-reduction state of the body in respiratory tract diseases (part 4)

Authors: Абатуров А.Е.(1), Волосовец А.П.(2), Борисова Т.П.(1)
(1) — ГУ «Днепропетровская медицинская академия Министерства здравоохранения Украины», г. Днепр, Украина
(2) — ГНациональный медицинский университет им. А.А. Богомольца, г. Киев, Украина

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В огляді літератури наведені сучасні дані щодо групи антиоксидантних вітамінів — аскорбінової кислоти та токоферолу. Показано їх антиоксидантну та імуномодулюючу дію при захворюваннях органів дихання.

В обзоре литературы представлены современные данные об антиоксидантных витаминах — аскорбиновой кислоте и токофероле. Показано их антиоксидантное и иммуномодулирующее действие при заболеваниях органов дыхания.

The review of the literature presents mo­dern data on antioxidant vitamins — ascorbic acid and toco­pherol. Their antioxidant activity and immunomodulatory action in diseases of the respiratory system is shown.


Keywords

захворювання органів дихання; антиоксидантна система; медикаментозне управління

заболевания органов дыхания; антиоксидантная система; медикаментозное управление

diseases of the respiratory system; antioxidant system; drug management

Введение

Витамины (С, Е, А) оказывают выраженное влияние на окислительно-восстановительное состояние биологических систем и относятся к скавенджерным антиоксидантам. Данный обзор посвящен антиоксидантному и иммуномодулирующему действию витаминов С, Е.

Витамин C (аскорбиновая кислота) 

Аскорбиновая кислота является лактоном 2,3-диэнол-l-гулоновой кислоты. Она впервые открыта в 1928 году венгерским ученым Альбертом Сент-Дьердьи, который выделил из красного перца, апельсинового и капустного соков и коры надпочечников неустойчивое вещество с сильно выраженными восстановительными свойствами и вначале назвал гексуроновой кислотой, а затем аскорбиновой, учитывая ее антискорбутное (скорбут — цинга) действие. Альберт Сент-Дьердьи за открытие витамина C получил Нобелевскую премию. Химическая формула аскорбиновой кислоты была предложена Edmund Hirst в 1933 году [4]. Аскорбиновая кислота синтезируется не только растениями, но и животными. Исключение составляют человек, приматы, морские свинки, у которых отсутствует фермент L-гулонолактон-оксидаза (GLO), участвующий в синтезе аскорбиновой кислоты из непосредственного предшественника — 2-кето-L-гулонолактона. В геноме человека идентифицирован псевдоген GULO, который представляет собой функционально неактивный ген фермента как результат эволюционной потери экзонов [21, 31]. Во избежание развития витамин С-дефицитного состояния человеку необходимо получать экзогенную аскорбиновую кислоту в средней дозе 1 мг/кг в сутки [26].

Антиоксидантное действие 

Аскорбиновая кислота благодаря наличию в молекуле диэнольной группы является донором электронов, поэтому она обладает выраженными восстанавливающими свойствами. Окисляясь, аскорбиновая кислота легко переходит в дегидроформу — дегидроаскорбиновую кислоту. Данный процесс происходит в результате отдачи двух протонов и двух электронов. Аскорбиновая кислота, жертвуя свои электроны, предотвращает окисление других биосоединений и отдает свои электроны последовательно. Так, после потери одного электрона образуется относительно стабильный и малореакционный аскорбил-радикал (семидегидроаскорбиновая кислота). Потеря второго электрона приводит к образованию дегидроаскорбиновой кислоты. Аскорбилрадикал и дегидроаскорбиновая кислота могут быть восстановлены до аскорбиновой кислоты по меньшей мере тремя различными ферментативными путями. Однако у человека не весь объем окисленных форм восстанавливается до аскорбиновой кислоты, так как часть дегидроаскорбиновой кислоты необратимо гидролизуется до 2,3-дикетогулоновой кислоты, которая в последующем метаболизируется в ксилозу, ксилонаты, ликсонаты и оксалаты. Формирование оксалатов из аскорбиновой кислоты имеет определенное клиническое значение, поскольку гипероксалурия может привести к возникновению оксалатных камней в почках. При физиологических условиях 99,95 % витамина C в организме человека находится в виде моноаниона аскорбиновой кислоты (AscH) [9, 54].
В респираторном тракте аскорбиновая кислота находится в секрете на удалении примерно в 20 и 130 мкм от поверхности эпителиальных клеток и непосредственно в клетках ткани легкого [20], где она восстанавливает широкий спектр окислителей: 1) соединения с неспаренными электронами, такие как активные кислородсодержащие (супероксид анион-радикал, гидроксильный радикал, перекисные радикалы), азотсодержащие радикалы; 2) реактивные нерадикальные соединения, в том числе озон, хлорноватистую кислоту, нитрозамины и другие нитрующие соединения; 3) соединения, которые образуются в результате реакций с представителями первых двух классов, например α-токофероксил-радикал; 4) железо- и медьсодержащие соединения, участвующие в окислительно-восстановительных реакциях [54].
Аскорбиновая кислота может проявлять не только антиоксидантное, но и в определенных условиях прооксидантное действие [29]. Так, аскорбиновая кислота в экстрацеллюлярной жидкости проявляет прооксидантные свойства при наличии достаточной концентрации ионов железа или меди. В экстрацеллюлярной жидкости при средних концентрациях она, теряя один электрон и протон, преобразуется в аскорбат-радикал (Asc•–). Передача электрона ионам Fe3+ приводит к их восстановлению до Fe2+. В последующем Fe2+ передает электрон молекуле кислорода, что приводит к образованию супероксида анион-радикала (O2–•), который дисмутирует в H2O2. В кровеносном русле данные реакции ингибируются, в частности образование Asc•– ингибируется мембранными протеинами эритроцитов и/или крупными белками сыворотки крови, которые не диффундируют в межклеточное пространство, а H2O2 нейтрализуется каталазой и глутатионпероксидазой [32]. Другим фактором, который определяет характер действия аскорбиновой кислоты, является ее концентрация: при низких концентрациях она проявляет прооксидантные, а при высоких концентрациях — антиоксидантные свойства [13]. Основным ингибитором прооксидантного действия аскорбиновой кислоты является восстановленный глутатион [29], также прооксидантным эффектам аскорбиновой кислоты противодействуют мочевая кислота, витамин E [2].

Иммуномодулирующее действие 

Аскорбиновая кислота активно влияет и на состояние иммунной системы. Она стимулирует фагоцитарную активность макрофагов, пролиферативный ответ B- и T-лимфоцитов, продукцию IL-2 и IL-6 [28, 33]. Высокие дозы аскорбиновой кислоты значительно увеличивают секрецию IFN-γ и снижают эозинофильную инфильтрацию слизистой оболочки респираторного тракта, в частности у мышей с экспериментальной бронхиальной астмой [14]. Снижение концентрации аскорбиновой кислоты в сыворотке крови обнаружено при различных хронических заболеваниях органов дыхания. Аскорбиновая кислота применяется не только при хронических, но и при острых заболеваниях респираторного тракта [15]. Однако, несмотря на позитивные результаты многочисленных контролируемых испытаний эффективности аскорбиновой кислоты, вопрос о необходимости ее применения при острых респираторных инфекциях остается достаточно спорным. Значительная группа исследователей показала, что терапия высокими дозами аскорбиновой кислоты в начале острых респираторных инфекций не способствует уменьшению продолжительности и тяжести симптомов заболевания у взрослых пациентов и профилактическое назначение витамина C не сопровождается достоверным снижением частоты респираторных инфекций. Применение аскорбиновой кислоты при респираторных инфекциях сопровож–дается достоверным клиническим эффектом только у лиц, которые занимаются тяжелым физическим трудом или пребывают в низкотемпературных условиях [24, 53, 54]. Эффективность терапии аскорбиновой кислотой у детей также вызывает обоснованные сомнения [55]. Сочетание аскорбиновой кислоты с цинком достоверно снижает риск развития респираторных инфекций [34]. Richard Nahas и Agneta Balla [37] считают, что, несмотря на невысокую клиническую эффективность аскорбиновой кислоты, она может быть рекомендована в дозах до 1 г/сут для профилактики простудных заболеваний у взрослых и детей. Аскорбиновая кислота играет важную роль в антиоксидантной защите тканей респираторного тракта. Дефицит аскорбиновой кислоты в мокроте у больных бронхиальной астмой может быть одним из основных факторов развития бронхоконстрикции [10]. Согласно данным эпидемиологических исследований высокий уровень употребления витамина C ассоциирован с низким риском развития бронхиальной астмы. Однако клиническая эффективность назначения витамина C при проведении профилактики или лечения бронхиальной астмы в связи с противоречивыми результатами различных исследований окончательно не доказана [6, 22, 42]. В настоящее время согласно результатам Кокрановского анализа недостаточно данных рандомизированных контролируемых исследований для того, чтобы рекомендовать назначение витамина C при лечении бронхиальной астмы [30]. Согласно данным Horst Fischer, Christian Schwarzer и Beate Illek [25], увеличение внутриклеточной концентрации аскорбата стимулирует активность CFTR за счет как активации апикальной аденилатциклазы, так и изменения окислительно-восстановительного состояния CFTR. Способность аскорбиновой кислоты модулировать активность CFTR [47] позволяет считать, что ее назначение показано больным с муковисцидозом [8].

Витамин E (α-токоферол) 

Одним из жирорастворимых низкомолекулярных антиоксидантов является витамин E, который впервые был идентифицирован сотрудниками Университета Беркли, штат Калифорния, Herbert McLean Evans и Katharine Scott Bishop в 1922 году как фактор, необходимый для репродукции крыс [38]. К группе витамина E относят метильные производные токола и токотриенола. По строению они очень близки. В их структуре имеются ароматический спирт токол и боковая изопреноидная цепь, которая у токоферолов полностью гидрирована, а у токотриенолов — нет. Все компоненты природного витамина Е (α-, β-, γ-, δ-токоферол и соответствующие α-, β-, γ-, δ-токотриенол) обладают приблизительно равной антиоксидантной активностью in vitro. Естественные формы α-токоферола являются RRR-α-токоферолами, т.е. хиральные атомы углерода в положениях 2, 4' и 8 имеют R-конфигурацию. В связи с наличием хирального атома углерода в положении 2 α-токоферол является мощным антиоксидантным агентом, который ингибирует перекисное окисление липидов. Большинство других родственных α-токоферолу соединений, так же как и его синтетические производные (например токоферилсукцинат), потенциально токсично для клетки [1, 3, 12, 16, 23, 36]. 

Антиоксидантное действие 

Витамин E (ВитЕOH) в 1000 раз быстрее, чем полиненасыщенные жирные кислоты, реагирует с перекисными радикалами (ROO). Токоферол через свои гидроксильные группы вступает в реакцию с ROO, образуя соответствующие гидроперекиси липидов и более стабильный и менее радикально активный, чем ROO, α-токофероксил-радикал (ВитEO). ВитEO восстанавливается, окисляя аскорбиновую кислоту [18, 41, 49]. Установлено, что α-токоферол ингибирует PKC-α путем активации фосфатаз. α-токоферол, ингибируя PKC-ассоциированное фосфорилирование субъединицы p47phox НАДФH-оксидазы в человеческих моноцитах, подавляет перемещение p47phox к цитоплазматической мембране, что нарушает процесс сборки НАДФH-оксидазы и генерацию АКМ [7, 51, 56]. Мембраноассоциированные токоферолы активно выполняют непосредственную антиоксидантную защиту, предохраняя наружный липидный слой мембран от перекисной модификации, так как пространственно приближены к месту генерации АКМ. Ингибируя возбуждение PKC-α, токоферолы подав–ляют генерацию супероксид анион-радикала [18]. 

Иммуномодулирующее действие 

Помимо антиоксидантного действия α-токо–ферол на посттрансляционном уровне ингибирует липоксигеназы (LOX), фосфолипазу А2 и активирует протеинфосфатазу 2А, диацилглицеролкиназу. На транскрипционном уровне α-токоферол модулирует активность гена скавенджер-рецептора, протеина-переносчика α-токоферола, α-тропомиозина, матриксной металлопротеиназы-19 и коллагеназы. Также α-токоферол подавляет пролиферацию клеток, агрегацию тромбоцитов и адгезию моноцитов. Эти эффекты не связаны с антиоксидантной активностью витамина Е [7, 46, 56]. Показано, что α-токоферол оказывает ингибирующее действие на воспалительный процесс в органах дыхания. В эпителиальных клетках бронхов и альвеол α-токоферол ингибирует фосфорилирование двух представителей семейства МАРК — ERK1/2 и p38 и ДНК-связывание фактора транскрипции NF-κB. Данное действие приводит к подавлению секреции IL-8 и экспрессии молекул адгезии эпителиальными клетками [45, 52]. Токоферолы также участвуют в регуляции липоксигеназ и РКС. Так, в моноцитах α-токоферол, непосредственно связываясь с молекулами 5-LOX и 15-LOX, подавляет их функциональную активность [7]. Ингибирование 5-LOX в активированных моноцитах человека обусловливает снижение уровня высвобождения –IL-1β. Интересно отметить, что β-токоферол и тролокс, в отличие от α-токоферола, не обладают данными ингибирующими свойствами [39]. Важнейшим свойством токоферолов является их способность модулировать процесс воспаления, изменяя спектр лейкоцитарного рекрутирования. Так, снижая продукцию IL-8, α-токоферол подавляет привлечение нейтрофилов в очаг поражения. Действие токоферолов на активность экспрессии молекул адгезии также предопределяет клеточный состав инфильтрата. Лейкоциты во время трансэндотелиальной миграции в воспаленную ткань связываются с такими молекулами адгезии, как ICAM-1 и –VCAM-1 эндотелиальных клеток. Миграция эозинофилов в ткань легкого преимущественно зависит от уровня экспрессии VCAM-1, в то время как миграция других лейкоцитных субпопуляций зависит от уровня экспрессии молекулы адгезии ICAM-1. Возбуждение как ICAM-1, так и VCAM-1 реализуется через несколько сигнальных путей, в том числе и через PKC-ассоциированный каскад, который проявляет чувствительность к действию токоферолов. Представляет интерес миграция лейкоцитов, обусловленная VCAM-1, которая изменяется после предварительного влияния токоферолов на эндотелиальные клетки и не изменяется после предварительного влияния токоферолов на лейкоциты. Предварительное воздействие α-токоферола на эндотелиоциты тормозит, в то время как влияние γ-токоферола на эндотелиоциты усиливает трансэндотелиальную миграцию лейкоцитов. Продемонстрировано, что при аллергическом воспалении легких у мышей рекрутирование лимфоцитов и эозинофилов подавляется высокими дозами α-токоферола [5, 17–19, 35]. Пациенты с бронхиальной астмой, хронической обструктивной болезнью легких, муковисцидозом характеризуются низким уровнем концентрации α-токоферола в сыворотке крови [43, 44, 48]. Применение α-токоферола с учетом его противовоспалительного и антиоксидантного действия было предложено при лечении больных с бронхиальной астмой, ХОБЛ, муковисцидозом [11, 50]. К сожалению, несмотря на многочисленные экспериментальные данные, которые позволяют интерпретировать влияние витамина E на общее состояние при воспалительных процессах и оксидативном стрессе как позитивное, в настоящее время клинические испытания преимущественно свидетельствуют о том, что витамин E не оказывает существенного влияния на течение хронических аллергических и воспалительных обструктивных заболеваний легких [27] и муковисцидоза [8, 40]. 
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии какого-либо конфликта интересов при подготовке данной статьи.

Bibliography

1. Витамины как основа иммунометаболической терапии / А.А. Савченко, Е.Н. Анисимова, А.Г. Борисов, А.Е. Кондаков. — Красноярск: Издательство КрасГМУ, 2011. — 213 с.
2. Митина А.В. Биохимические механизмы обмена глутатиона и аскорбиновой кислоты при различных видах зубного протезирования: Дисс… канд. мед. наук. — 2011.
3. Петрова Г.В. Роль α-токоферола в оксидативном стрессе тимоцитов крысы, индуцированном пероксидом водорода и менадионом / Г.В. Петрова, Г.В. Донченко // Укр. біохім. журн. — 2008. — T. 80, № 3. — С. 94-102.
4. Чупахина Г.Н. Система аскорбиновой кислоты растений. — Калининград, 1997. — 122 c.
5. Abdala-Valencia H. Vitamin E isoforms differentially regulate intercellular adhesion molecule-1 activation of PKCα in human microvascular endothelial cells / H. Abdala-Valencia, S. Berdnikovs, J.M. Cook-Mills // PLoS One. — 2012. — Vol. 7, № 7. — P. e41054. doi: 10.1371/journal.pone.0041054.
6. Allen S. Association between antioxidant vitamins and asthma outcome measures: systematic review and meta-analysis / S. Allen, J.R. Britton, J.A. Leonardi-Bee // Thorax. — 2009. — Vol. 64, № 7. — P. 610-619. doi: 10.1136/thx.2008.101469. 
7. Azzi A. Vitamin E: non-antioxidant roles / A. Azzi, A. Sto–cker // Prog. Lipid. Res. — 2000. — Vol. 39, № 3. — P. 231-26. PMID:10799717.
8. Antioxidant micronutrients for lung disease in cystic fibrosis / L. Shamseer, D. Adams, N. Brown et al. // Cochrane Database Syst. Rev. — 2010. — Vol. 12. — CD007020. doi: 10.1002/14651858.CD007020.pub2.
9. Ascorbic acid: a review of its chemistry and reactivity in relation to a wine environment / M.P. Bradshaw, C. Barril, A.C. Clark et al. // Crit. Rev. Food. Sci. Nutr. — 2011. — Vol. 51, № 6. — P. 479-498. doi: 10.1080/10408391003690559.
10. Ascorbic acid is decreased in induced sputum of mild asthma–tics / J. Kongerud, K. Crissman, G. Hatch, N. Ale–xis // Inhal. Toxicol. — 2003. — Vol. 15, № 2. — P. 101-109. DOI: 10.1080/08958370304477.
11. Braga S.F. Complementary Therapies in Cystic Fibrosis: Nutritional Supplements and Herbal Products / S.F. Braga, M.M. Almgren // J. Pharm. Pract. — 2012, Nov 25. doi: 10.1177/0897190012466043. 
12. Brigelius-Flohe R. Vitamin E: Function and metabolism / R. Brigelius-Flohe, M.G. Traber // FASEB J. — 1999. — Vol. 13. — P. 1145-1155. PMID: 10385606.
13. Carr A. Does vitamin C act as a pro-oxidant under physiological conditions? / A. Carr, B. Frei // FASEB J. — 1999. — Vol. 13, № 9. — P. 1007-1024. DOI: 10.1159/000096972.
14. Chang H.H. High dose vitamin C supplementation increases the Th 1/Th 2 cytokine secretion ratio, but decreases eosinophilic infiltration in bronchoalveolar lavage fluid of ovalbuminsensitized and challenged mice / H.H. Chang, C.S. Chen, J.Y. Lin // J. Agric. Food Chem. — 2009. — Vol. 57, № 21. — P. 10471-10476. doi: 10.1021/jf902403p.
15. Comparison of plasma and intake levels of antioxidant nutrients in patients with chronic obstructive pulmonary disease and healthy people in Taiwan: a case-control study / Y.C. Lin, T.C. Wu, P.Y. Chen et al. // Asia Pac. J. Clin. Nutr. — 2010. — Vol. 19, № 3. — P. 393-401. PMID: 20805084.
16. Configuration of the vitamin E analogue garcinoic acid extracted from Garcinia Kola seeds // F. Mazzini, M. Betti, T. Netscher et al. // Chirality. — 2009. — Vol. 21, № 5. — P. 519-524. doi: 10.1002/chir.20630.
17. Cook-Mills J.M., McCary C.A. VCAM-1 signals during lymphocyte migration: role of reactive oxygen species // Mol. Immunol. — 2002. — Vol. 39, № 9. — P. 499-508. 
18. Cook-Mills J.M. Isoforms of vitamin E differentially regulate inflammation / J.M. Cook-Mills, C.A. McCary // Endocr. Metab. Immune. Disord. Drug Targets. — 2010. — Vol. 10, № 4. — P. 348-366. PMID: 20923401.
19. Cook-Mills J.M. Vascular cell adhesion molecule-1 expression and signaling during disease: regulation by reactive oxygen species and antioxidants / J.M. Cook-Mills, M.E. Marchese, H. Abdala-Valencia // Antioxid. Redox. Signal. — 2011. — Vol. 15, № 6. — P. 1607-1638. doi: 10.1089/ars.2010.3522. 
20. Determination of low-molecular-mass antioxidant concentrations in human respiratory tract lining fluids / A. van der Vliet, C.A. O’Neill, C.E. Cross et al. // Am. J. Physiol. — 1999. — Vol. 276, № 2, Pt 1. — P. 289-296. PMID: 9950891.
21. Drouin G. The genetics of vitamin C loss in vertebrates / G. Drou–in, J.R. Godin, B. Pagé // Curr. Genomics. — 2011. — Vol. 12, № 5. — P. 371-378. doi: 10.2174/138920211796429736.
22. Effect of vitamin C administration on leukocyte vitamin C level and severity of bronchial asthma / E. Nadi, F. Tavakoli, F. Zeraati et al. // Acta Med. Iran. — 2012. — Vol. 50, № 4. — P. 233-238. PMID: 22592572.
23. Engin K.N. Alpha-tocopherol: looking beyond an antioxidant // Mol. Vis. — 2009. — Vol. 15. — P. 855-860. PMID: 19390643.
24. Examining the evidence for the use of vitamin C in the prophylaxis and treatment of the common cold / K.A. Heimer, A.M. Hart, L.G. Martin, S. Rubio-Wallace // J. Am. Acad. Nurse Pract. — 2009. — Vol. 21, № 5. — P. 295-300. doi: 10.1111/j.1745-7599.2009.00409.x.
25. Fischer H. Vitamin C controls the cystic fibrosis transmembrane conductance regulator chloride channel / H. Fischer, C. Schwarzer, B. Illek // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. — 2004. — Vol. 101, № 10. — P. 3691-3696. DOI: 10.1073/pnas.0308393100.
26. Frei B. Authors’ perspective: What is the optimum intake of vitamin C in humans? / B. Frei, I. Birlouez-Aragon, J. Lykkesfeldt // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. — 2012. — Vol. 52, № 9. — P. 815-829. doi: 10.1080/10408398.2011.649149.
27. Impact of Adjunctive Therapy with Chlorellav ulgaris Extract on Antioxidant Status, Pulmonary Function, and Clinical Symptoms of Patients with Obstructive Pulmonary Diseases / Y. Panahi, S. Tavana, A. Sahebkar et al. // Sci. Pharm. — 2012. — Vol. 80, № 3. — P. 719-730. DOI: 10.3797/scipharm.1202-06.
28. Immunomodulatory effect of vitamin C on intracytoplasmic cytokine production in neonatal cord blood cells / C. Hartel, A. Puzik, W. Gopel et al. // Neonatology. — 2007. — Vol. 91, № 1. — P. 54-60. DOI: 10.1159/000096972.
29. Kang M.J. Prooxidant properties of ascorbic acid in the nigro–striatal dopaminergic system of C57BL/6 mice / M.J. Kang, S.S. Lee, H.C. Koh // Toxicology. — 2012. — Vol. 294, № 1. — P. 1-8. doi: 10.1016/j.tox.2012.01.007. 
30. Kaur B. Vitamin C supplementation for asthma / B. Kaur, B.H. Rowe, E. Arnold // Cochrane Database Syst. Rev. — 2009. — Vol. 1. — CD000993. doi: 10.1002/14651858.CD000993.pub3.
31. Lachapelle M.Y. Inactivation dates of the human and guinea pig vitamin C genes / M.Y. Lachapelle, G. Drouin // Genetica. — 2011. — Vol. 139, № 2. — P. 199-207. doi: 10.1007/s10709-010-9537-x. 
32. Levine M. Vitamin C: a concentration-function approach yields pharmacology and therapeutic discoveries / M. Levine, S.J. Padayatty, M.G. Espey // Adv. Nutr. — 2011. — Vol. 2, № 2. — P. 78-88. doi: 10.3945/an.110.000109.
33. Mahapatra S.K. Immunomodulatory role of Ocimum gratissimum and ascorbic acid against nicotine-induced murine peritoneal macrophages in vitro / S.K. Mahapatra, S.P. Chakraborty, S. Roy // Oxid. Med. Cell. Longev. — 2011. — Vol. 2011. — № 734319. doi: 10.1155/2011/734319.
34. Maggini S. A combination of high-dose vitamin C plus zinc for the common cold / S. Maggini, S. Beveridge, M. Su–ter // J. Int. Med. Res. — 2012. — Vol. 40, № 1. — P. 28-42. DOI: 10.1177/147323001204000104.
35. Muller W.A. Mechanisms of transendothelial migration of leukocytes // Circ. Res. — 2009. — Vol. 105, № 3. — P. 223-230. doi: 10.1146/annurev-pathol-011110-130224.
36. Mustacich D.J. Vitamin E / D.J. Mustacich, R.S. Bruno, M.G. Traber // Vitam. Horm. — 2007. — Vol. 76. — P. 1-21. DOI: 10.1016/S0083-6729(07)76001-6.
37. Nahas R. Complementary and alternative medicine for prevention and treatment of the common cold / R. Nahas, A. Balla // Can. Fam. Physician. — 2011. — Vol. 57, № 1. — P. 31-36. PMID: 21322286.
38. Niki E. A history of vitamine / E. Niki, M.G. Traber // Ann. Nutr. Metab. — 2012. — Vol. 61, № 3. — P. 207-212. doi: 10.1159/000343106. 
39. Non-antioxidant properties of α-tocopherol reduce the anticancer activity of several protein kinase inhibitors in vitro / S. Pédeboscq, C. Rey, M. Petit et al. // PLoS One. — 2012. — Vol. 7, № 5. — P. e36811. doi: 10.1371/journal.pone.0036811. 
40. Oxidative stress and antioxidant therapy in cystic fibrosis / F. Galli, A. Battistoni, R. Gambari et al. // Biochim. Biophys Acta. — 2012. — Vol. 1822, № 5. — P. 690-713. doi: 10.1016/j.bbadis.2011.12.012. 
41. Regulation of cell signalling by vitamin E / G. Rimbach, A.M. Minihane, J. Majewicz et al. // Proc. Nutr. Soc. — 2002. — Vol. 61, № 4. — P. 415-425. PMID: 12691170.
42. Respiratory outcomes in early childhood following antenatal vitamin C and E supplementation / A. Greenough, S.O. Shaheen, A. Shennan et al. // Thorax. — 2010. — Vol. 65, № 11. — P. 998-1003. doi: 10.1136/thx.2010.139915. 
43. Self-reported use of vitamins and other nutritional supplements in adult patients with cystic fibrosis. Is daily practice in concordance with recommendations? / Hollander F.M., de Roos N.M., Dopheide J. et al. // Int. J. Vitam. Nutr. Res. — 2010. — Vol. 80, № 6. — P. 408-415. doi: 10.1024/0300-9831/a000025.
44. Serum levels of antioxidant vitamins (alpha tocopherol, beta carotene, and ascorbic acid) in children with bronchial asthma / O. Kalayci, T. Besler, K. Kilinç et al. // Turk. J. Pediatr. — 2000. — Vol. 42, № 1. — P. 17-21. PMID: 10731863.
45. Sharma R. α-Tocopherol attenuates NF-κB activation and proinflammatory cytokine IL-6 secretion in cancer bearing mice / R. Sharma, M. Vinayak // Biosci. Rep. — 2011. — Vol. 31. — P. 421-428. doi: 10.1042/BSR20100137.
46. Supplemental and highly elevated tocopherol doses differentially regulate allergic inflammation: reversibility of α-tocopherol and γ-tocopherol’s effects / C.A. McCary, H. Abdala-Valencia, S. Berdnikovs, J.M. Cook-Mills // J. Immunol. — 2011. — Vol. 186, № 6. — P. 3674-3685. doi: 10.4049/jimmunol.1003037. 
47. Suppression of CFTR-mediated Cl secretion of airway epithelium in vitamin C-deficient mice / Y. Kim, H. Kim, H.Y. Yoo et al. // J. Korean. Med. Sci. — 2011. — Vol. 26, № 3. — P. 317-324. doi: 10.3346/jkms.2011.26.3.317. 
48. The levels of oxidants and antioxidants status in chronic obstructive pulmonary diseases (COPD) with relation to oral vitamin E supplementation / A.M. Raut, A.N. Suryakar, D. Mhaisekar, R.K. Padalkar // J. Assoc. Physicians India. — 2012. — Vol. 60. — P. 82. PMID: 23029757.
49. Traber M.G. Vitamins C and E: beneficial effects from a mechanistic perspective / M.G. Traber, J.F. Stevens // Free. Radic. Biol. Med. — 2011. — Vol. 51, № 5. — P. 1000-1013. doi: 10.1016/j.freeradbiomed.2011.05.017. 
50. Tsiligianni I.G. A systematic review of the role of vitamin insufficiencies and supplementation in COPD / I.G. Tsiligianni, T. van der Molen // Respir. Res. — 2010. — Vol. 11. — P. 171. doi: 10.1186/1465-9921-11-171.
51. Vitamin E isoforms directly bind PKCα and differentially regulate activation of PKCα / C.A. McCary, Y. Yoon, C. Panagabko et al. // Biochem. J. — 2012. — Vol. 441, № 1. — P. 189-198. doi: 10.1042/BJ20111318.
52. Vitamin E down-modulates mitogen-activated protein kinases, nuclear factor-kappaB and inflammatory responses in lung epithelial cells / B. Ekstrand-Hammarström, C. Osterlund, B, Lilliehöök, A. Bucht // Clin. Exp. Immunol. — 2007. — Vol. 147, № 2. — P. 359-369. DOI: 10.1111/j.1365-2249.2006.03285.x.
53. Vitamin C for preventing and treating the common cold / R.M. Douglas, H. Hemila, R. D’Souza et al. // Cochrane Database Syst. Rev. — 2004. — Vol. № 4. — CD000980. DOI: 10.1002/14651858.CD000980.pub3.
54. Vitamin C as an antioxidant: evaluation of its role in disease prevention / S.J. Padayatty, A. Katz, Y. Wang et al. // J. Am. Coll. Nutr. — 2003. — Vol. 22, № 1. — P. 18-35. PMID: 12569111.
55. Worrall G. Common cold // Can. Fam. Physician. — 2011. — Vol. 57, № 11. — P. 1289-1290. PMID: 22084460.
56. Zingg J.M. Non-antioxidant activities of vitamin E / J.M. Zingg, A. Azzi // Curr. Med. Chem. — 2004. — Vol. 11, № 9. — P. 1113-1133. PMID: 15134510.

Back to issue