Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Gastroenterology" Том 54, №4, 2020

Back to issue

Механизмы действия семикомпонентного растительного препарата Гастритол при лечении гастритов, язв и функциональной диспепсии. Часть 3. Данные исследований компонентов препарата: ромашки лекарственной, зверобоя продырявленного, дягеля лекарственного, лапчатки гусиной, кардобенедикта

Authors: А.В. Савустьяненко, к.м.н.

Categories: Gastroenterology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Мета даного огляду — висвітлити механізми дії препарату Гастритол, виходячи з результатів експериментальних і клінічних досліджень семи його рослинних компонентів. В огляд було включено 60 досліджень, переважно з бази Pubmed, що охоплювали період з 1975 до 2018 року включно. Критерії включення: 1) досліджується одна рослина, а не комбінації, щоб чіткіше простежити ефекти кожної конкретної рослини; 2) ефекти реалізуються в межах травної системи. Критерій виключення: дослідження серед пацієнтів із хіміо- та радіотерапією. Ефективність препарату Гастритол при лікуванні гастритів, виразок і функціональної диспепсії пов’язана з прямими ефектами в шлунково-кишковому тракті. Панель «Боротьба з виразкою» представлена здатністю препарату проявляти активність щодо H.pylori за рахунок пригнічення уреази, адгезії і зростання бактерії; зменшувати секрецію соляної кислоти і збільшувати продукцію муцину; загоювати виразки, про що зазвичай судили по зниженню виразкового індексу. Панель «Боротьба з диспепсією» представлена спазмолітичним ефектом (боротьба з болем), антигіперперистальтичною й антисекреторною дією щодо кишкової рідини (боротьба з діареєю). Холеретичний ефект препарату, посилення секреції панкреатичних ферментів і постпрандіальної гіперемії сприяють нормалізації травлення. Крім того, ефективність препарату Гастритол при лікуванні гастритів, виразок і функціональної диспепсії пов’язана з непрямими ефектами в шлунково-кишковому тракті — зменшенням запальних процесів у ротовій порожнині та гепатопротекцією. Вплив препарату Гастритол на прямі й непрямі ефекти посилюється здатністю семи трав, що входять до його складу, проявляти протизапальну, антиоксидантну, імуномодулюючу дію, а також впливати на метаболізм амінокислот. Висновки. Проведені експериментальні дослідження підтверджують багатогранність механізму дії комбінованого рослинного препарату Гастритол та вказують на його ефективність при лікуванні гастритів, виразок і функціональної диспепсії.

Целью данного обзора является рассмотрение механизмов действия препарата Гастритол, исходя из результатов экспериментальных и клинических исследований семи его растительных компонентов. В обзор было включено 60 исследований, преимущественно из базы Pubmed, охватывавших период с 1975 по 2018 г. включительно. Критерии включения: 1) исследуется одно растение, а не комбинации, чтобы четче проследить эффекты каждого конкретного растения; 2) эффекты реализуются в пределах пищеварительной системы. Критерий исключения: исследования среди пациентов с химио- и радиотерапией. Результаты. Эффективность препарата Гастритол при лечении гастритов, язв и функциональной диспепсии связана с прямыми эффектами в желудочно-кишечном тракте. Панель «Борьба с язвой» представлена способностью препарата проявлять активность в отношении H.pylori за счет ингибирования уреазы, адгезии и роста бактерий; уменьшать секрецию соляной кислоты и увеличивать продукцию муцина; заживлять язвы, о чем обычно судили по снижению язвенного индекса. Панель «Борьба с диспепсией» представлена спазмолитическим эффектом (борьба с болью), антигиперперистальтическим и антисекреторным действием (борьба с диареей). Холеретический эффект препарата, усиление секреции панкреатических ферментов и постпрандиальной гиперемии способствуют нормализации пищеварения. Кроме того, эффективность препарата Гастритол при лечении гастритов, язв и функциональной диспепсии связана с непрямыми эффектами в желудочно-кишечном тракте — уменьшением воспалительных процессов в ротовой полости и гепатопротекцией. Влияние препарата Гастритол на прямые и непрямые эффекты усиливается способностью семи входящих в его состав трав оказывать противовоспалительное, антиоксидантное, иммуномодулирующее действие, а также влиять на метаболизм аминокислот. Выводы. Проведенные экспериментальные исследования подтверждают многогранность механизма действия комбинированного растительного препарата Гастритол и объясняют его эффективность при лечении гастритов, язв и функциональной диспепсии.

The purpose of this review was to consider the mechanisms of action of Gastritol based on the results of experimental and clinical studies of its 7 plant components. The review included 60 studies, mainly from the PubMed database, covering the period from 1975 through 2018. Inclusion criteria: 1) one herb is studied, not a combination, in order to trace the effects of each particular plant more clearly; 2) the effects are realized within the digestive system. Exclusion criteria: studies carried out among patients with chemo- and radiotherapy. Results. The effectiveness of Gastritol in the treatment of gastritis, ulcers and functional dyspepsia is associated with direct effects in the gastrointestinal tract. The panel “Management of ulcer” is presented by the ability of the drug to exhibit anti-H.pylori activity due to urease, adhesion and bacterial growth inhibition; to reduce secretion of hydrochloric acid and increase mucin production; to heal ulcers, which was usually judged by the reduction of the ulcer index. The panel “Management of dyspepsia” is presented by spasmolytic effect (pain control), antihyperperistaltic and antisecretory action (control of diarrhea). Choleretic effect of the drug, increased secretion of pancreatic enzymes and postprandial hyperemia contribute to the norma­lization of digestion. In addition, the effectiveness of Gastritol in the treatment of gastritis, ulcers and functional dyspepsia is associated with indirect effects in the gastrointestinal tract — a reduction of inflammatory processes in the oral cavity and hepatoprotection. The impact of Gastritol on direct and indirect effects is enhanced by the ability of 7 herbs included in its composition to have anti-inflammatory, antioxidant, immunomodulatory effects, and also to influence the metabolism of amino acids. Conclusions. The conducted experimental studies confirm the versatility of the mechanism of action of the combined herbal preparation Gastritol and explain its effectiveness in the treatment of gastritis, ulcers and functional dyspepsia.


Keywords

фітотерапія; Гастритол; гастрит; виразкова хвороба; функціональна диспепсія

фитотерапия; Гастритол; гастрит; язвенная болезнь; функциональная диспепсия

phytotherapy; Gastritol; gastritis; peptic ulcer; functional dyspepsia

(Продолжение. Предыдущие части статьи см. в журнале «Гастроэнтерология», т. 53, № 3, 2019, и т. 53, № 4, 2019)

Ромашка лекарственная (Matricaria chamomilla)

Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта и близкие к ним состояния
В систематический обзор были включены рандомизированные контролируемые исследования, в которых фитотерапию сравнивали с отсутствием терапии, плацебо или любым фармакологическим препаратом у детей и подростков (0–18 лет) с желудочно-кишечными расстройствами. Было выяснено, что комплексные растительные препараты, включающие ромашку, потенциально эффективны при лечении диареи. Какие-либо серьезные побочные эффекты не наблюдались. Авторы отметили, что полученные результаты должны быть интерпретированы с осторожностью в связи с малым количеством исследований и низким их качеством [25]. 
Однократное пероральное введение мышам нативного водно-метанольного экстракта из надземной части ромашки в дозе 150 и 300 мг/кг приводило к развитию выраженного антидиарейного и антисекреторного эффекта в отношении диареи и кумуляции кишечной жидкости, вызванных введением касторового масла. В исследованиях in vitro на изолированной тощей кишке кроликов было верифицировано антиспастическое действие экстракта. Все три эффекта были опосредованы в основном активацией К+-каналов вместе со слабой антагонистической активностью в отношении Са2+-каналов [26]. 
Язвенная болезнь желудка
Антиульцерогенное и антиоксидантное действие водно-спиртового экстракта ромашки в отношении этанол-индуцированного повреждения слизистой оболочки желудка было исследовано у крыс. Было установлено, что предварительное введение экстракта в некоторых дозах значительно уменьшало повреждение желудка. Экстракт значительно уменьшал содержание малонового диальдегида (MDA) и повышал уровень восстановленного глутатиона (GSH) в желудочных тканях или цельной крови. Плазменный уровень бета-каротина и ретинола был значимо выше в группе крыс, получавших экстракт ромашки в дозе 200 мг/кг, по сравнению с контролем. Был сделан вывод о том, что экстракт отчетливо проявляет протективный эффект в отношении этанол-индуцированных повреждений слизистой оболочки желудка, и этот эффект, по крайней мере отчасти, был связан со снижением перекисного окисления липидов и усилением антиоксидантной активности [27]. 
Цель следующей работы сводилась к тому, чтобы оценить гастропротективное действие содержащегося в ромашке (–)-α-бисаболола в отношении этанол- и индометацин-индуцированных язв у мышей и исследовать фармакологические механизмы, вовлеченные в этот эффект. В ходе исследования было выяснено, что пероральное введение данного вещества в дозах 100 и 200 мг/кг защищало слизистую оболочку желудка от этанол- (0,2 мл/животное перорально) и индометацин-индуцированных (20 мг/кг перорально) язв. Результаты эксперимента показали также, что это действие может быть связано с увеличением биодоступности небелковых сульфгидрильных групп в желудке (в основном за счет GSH) с последующим снижением оксидативного повреждения желудка, вызванного этанолом и индометацином [28]. 
По результатам одного из исследований ромашка была отнесена к группе растений, которые достоверно подавляли образование активных форм кислорода в клетках, инфицированных Helicobacter pylori (p < 0,01) [29].
Еще одна работа, в рамках которой была оценена антиульцерогенная активность ромашки, была процитирована выше [7]. 
Гепатопротективное действие
Целью приводимого исследования была оценка влияния водного экстракта ромашки на паракват-индуцированное повреждение печени в связи с ее антиоксидантной активностью. Крысам-самцам интрагастрально с помощью зонда вводили паракват 5 мг/кг/день либо ту же дозу параквата в комбинации с экстрактом ромашки 50 мг/кг/день в течение 7 дней. Было выяснено, что паракват снижал общую антиоксидантную способность (TAC) и общее содержание тиоловых молекул (TTG) в печеночной ткани по сравнению с контрольной группой. При совместном введении параквата и экстракта ромашки наблюдалось увеличение этих показателей по сравнению с моновведением параквата, что подтверждало гепатопротективные свойства экстракта ромашки [30]. 

Зверобой продырявленный (Hypericum perforatum)

Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта и близкие к ним состояния
Нативный экстракт надземных частей зверобоя и его фракции были изучены in vitro в отношении возможной спазмолитической активности. Было выяснено, что в препаратах тощей кишки кроликов экстракт вызывал дозозависимое расслабление как спонтанных, так и К+-индуцированных сокращений в сходном диапазоне концентраций (0,1–1,0 мг/мл) подобно тому, как это делал папаверин, в то время как верапамил был относительно сильнее против К+-индуцированных сокращений. Экстракт сдвигал кривые «доза — эффект» для Са2+-тока вправо по аналогии с папаверином и верапамилом, а также вызывал левый сдвиг изопреналин-индуцированных ингибиторных кривых «доза — эффект» по аналогии с папаверином. Полученные результаты свидетельствуют о том, что спазмолитический эффект экстракта зверобоя опосредован двойным ингибированием кальциевого тока и фосфодиэстеразоподобных механизмов [44].
В приводимом исследовании было оценено влияние стандартизированного экстракта из цветков зверобоя на моторику желудка у крыс. In vivo было обнаружено, что перорально вводимый экстракт задерживал опорожнение желудка. Исследования in vitro показали, что экстракт был значительно более эффективен в ингибировании ацетилхолин- или простагландин Е2-индуцированных сокращений, нежели сокращений, индуцированных стимуляцией электрическим полем (EFS). По результатам исследования был сделан вывод, что экстракт зверобоя оказывает прямой ингибиторный эффект на гладкие мышцы и может также, по-видимому, модулировать желудочную нейротрансмиссию [45]. 
Синдром раздраженного кишечника у крыс вызывали 5-дневным иммобилизационным стрессом. Экстракт зверобоя вводили с помощью зонда интрагастрально в дозах 150, 300 и 450 мг/кг в течение 26 дней. Флуоксетин (антидепрессант) и лоперамид (противодиарейное средство) служили в качестве позитивного контроля. В ходе исследования было установлено, что экстракт зверобоя вызывал достоверное снижение транзита по тонкому и толстому кишечнику (450 мг/кг), уровня фактора некроза опухоли α (TNF-α), миелопероксидазы (MPO), перекисного окисления липидов в гомогенатах толстого кишечника и увеличение антиоксидантной мощности в гомогенатах толстого кишечника (150, 300 и 450 мг/кг). Экстракт не оказывал влияния на опорожнение желудка. Введение лоперамида (10 мг/кг) достоверно ингибировало опорожнение желудка, транзит по тонкому и толстому кишечнику, в то время как флуоксетин (10 мг/кг) снижал опорожнение желудка, уровень TNF-α, MPO, перекисное окисление липидов и увеличивал антиоксидантную мощность в гомогенатах толстого кишечника. Был сделан вывод о том, что экстракт зверобоя уменьшал вовлечение воспалительных клеток и снижал уровень TNF-α после иммобилизационного стресса в дозонезависимой манере, возможно, посредством ингибирования активности МРО и увеличения антиоксидантной мощности толстого кишечника, без какой-либо разницы с флуоксетином. Экстракт зверобоя ингибировал повышение транзита по тонкому и толстому кишечнику подобно лоперамиду, но оказывал минимальное влияние на опорожнение желудка [46]. 
Язвенная болезнь желудка
Цель приводимой работы сводилась к тому, чтобы оценить заживляющие эффекты метанольного экстракта из надземных частей зверобоя в отношении повреждений слизистой оболочки желудка, индуцированных гипотермическим иммобилизационным стрессом (HRS). В общей сложности 60 крыс линии Wistar массой 200–250 г были разделены на шесть групп, две из которых были контрольными. HRS воспроизводили путем привязывания животных к деревянной планке и удерживания их в течение 3 ч при температуре 4 °С после предварительного лишения пищи в течение 36 ч. Спустя 1 день после моделирования HRS трем группам крыс назначали 25, 50 и 100 мг/кг/день экстракта зверобоя перорально в течение 3 дней. Группе крыс, служившей в качестве позитивного контроля, назначали 50 мг/кг/день ранитидина в виде подкожных инъекций в течение 3 дней. По окончании лечения макроскопический анализ показал, что экстракт зверобоя в дозах 25, 50 и 100 мг/кг/день достоверно заживлял повреждения слизистой оболочки желудка по сравнению с контрольными группами на 65, 95 и 75 % (р = 0,001). Ранитидин 50 мг/кг/день также достоверно заживлял язвы по сравнению с контрольными группами на 85 % (p = 0,001). Гистопатологический анализ показал, что экстракт зверобоя в дозе 50 мг/кг/день и ранитидин 50 мг/кг/день обладали достоверно более выраженным эффектом по сравнению с другими дозами экстракта зверобоя (р = 0,05). При этом экстракт зверобоя в дозе 50 мг/кг/день и ранитидин 50 мг/кг/день достоверно не различались между собой [47]. 
Масляные экстракты зверобоя были приготовлены тремя различными способами в соответствии с рецептурой традиционной медицины. В полученных экстрактах была оценена вариабельность действующих компонентов и биологическая активность. Индометацин-индуцированное повреждение слизистой оболочки желудка крыс было применено для изучения гастропротективной активности. В результате было установлено, что все исследуемые экстракты проявляли гастропротективную активность. Среди них масляный экстракт, приготовленный путем мацерации с 96% этанолом с последующей экстракцией подсолнечным маслом в условиях подогрева на водяной бане (экстракт № 2), в дозе 1,25 мл/кг перорально проявлял наиболее выраженный гастропротективный эффект (повреждение желудка (0,21 ± 0,12) балла). Тот же экстракт обладал наивысшим содержанием кверцетина и 13,118-биапигенина ((129 ± 9) мкг/мл и (52 ± 4) мкг/мл соответственно), которые проявляли выраженную гастропротективную активность. Таким образом, полученные результаты подтверждают использование зверобоя в качестве гастропротективного средства [48]. 
В еще одной работе экстракт из цветущей надземной части зверобоя вместе с экстрактами 5 других растений был отнесен к группе экстрактов, которые проявляют активность против H.pylori с минимальной ингибиторной концентрацией (MIC) в диапазоне 1,95–250 мкг/л [49].
Аутоиммунные болезни желудочно-кишечного тракта
Целью цитируемого исследования было изучение влияния экстракта зверобоя на воспалительный и иммунный ответ слизистой оболочки толстого кишечника у крыс с индуцированной воспалительной болезнью кишечника, а также влияния данного экстракта на активность различных ферментов в крови и ткани кишки. Белые крысы-самцы линии Wistar были разделены на три основные группы: контроль, третий день и седьмой день колита. Последние две группы были разделены еще на четыре подгруппы. Колит индуцировали во всех группах, за исключением контрольной, с помощью 2,4,6-тринитробензолсульфокислоты (TNBS). Группа колита получала физиологический раствор. Лечебные группы получали экстракт зверобоя в дозе 50, 150 и 300 мг/кг/день. В результате исследования было установлено, что экстракт зверобоя значительно уменьшал повреждение толстого кишечника. При проведении макроскопической оценки было достоверно установлено уменьшение повреждения толстого кишечника в группах больных, принимающих экстракт зверобоя, по сравнению с группой с колитом (p < 0,001). Уровень каталазы в крови был снижен в группе с экстрактом зверобоя (150 мг/кг/день) по сравнению с группой с колитом (p < 0,01). Уровень глутатиона в крови был достоверно повышен в группе с экстрактом зверобоя по сравнению с контрольной группой (p < 0,001) на третий и седьмой день. Тканевый уровень глутатионредуктазы был снижен в группе с колитом и группе с экстрактом зверобоя (50 мг/кг/день) по сравнению с контрольной группой (p < 0,05). Тканевая активность миелопероксидазы увеличивалась в группе с колитом и лечебных группах по сравнению с контролем (p < 0,007). Тканевый уровень глутатионпероксидазы (GPx) повышался в группе с колитом по сравнению с контрольной группой на третий день (р = 0,006). Был сделан вывод о том, что экстракт зверобоя обладает протективными свойствами в отношении TNBS-индуцированной воспалительной болезни кишечника, возможно, вследствие противовоспалительных и антиоксидантных механизмов [50]. 
Гепатопротективное и панкреатопротективное действие
В приводимой работе было изучено влияние экстракта зверобоя на парацетамол- или ацетаминофен-индуцированную гепатотоксичность, летальность, воспаление и оксидативный стресс у швейцарских мышей-самцов (swiss mice). В рамках данного исследования использовали субмаксимальную летальную дозу парацетамола (1,5 г/кг перорально). Было выяснено, что экстракт зверобоя (30–300 мг/кг внутриперитонеально) дозозависимо уменьшал парацетамол-индуцированную летальность. Парацетамол-индуцированное повышение концентрации аспартатаминотрансферазы (AST) и аланинаминотрансферазы (ALT) в плазме крови, повышение миелопероксидазной активности, концентрации  интерлейкина-1β (IL-1β), TNF-α, интерферона гамма (IFN-γ) и снижение концентрации восстановленного глутатиона и способности восстанавливать радикал-катион 2,2'-азинобис-(3-этилбензотиазолин-6-сульфонат (ABTS˙(+)) в ткани печени были ингибированы введением зверобоя в дозе 300 мг/кг внутриперитонеально. Следовательно, экстракт зверобоя защищает мышей от парацетамол-индуцированной летальности и повреждения печени. Этот эффект, по-видимому, связан со снижением продукции цитокинов, вовлечения нейтрофилов и оксидативного стресса, индуцированных парацетамолом [51]. 
В следующем исследовании белых крыс подвергали 45-минутному воздействию ишемии печени, вслед за которой следовал 60-минутный период реперфузии. Экстракт зверобоя в дозе 50 мг/кг вводили внутриперитонеально в виде однократной дозы за 15 мин до ишемии. В конце реперфузионного периода крыс умерщвляли и проводили биохимические исследования в плазме крови (AST, ALT, лактатдегидрогеназа (LDH)) и ткани печени (MDA, каталаза (CAT), GPx). Было выяснено, что по сравнению со здоровыми крысами ишемия/реперфузия приводила к достоверному увеличению активности AST, ALT, LDH и содержания MDA и снижению активности САТ и GPx (p < 0,05). Введение экстракта зверобоя достоверно устраняло эти изменения (p < 0,05) [52]. 
В приводимом исследовании авторы оценили влияние экстракта зверобоя на развитие острого панкреатита, индуцированного введением церулеина CD мышам-самцам. Внутриперитонеальное введение данного средства приводило к развитию тяжелого острого панкреатита, который характеризовался отеком, нейтрофильной инфильтрацией, тканевой геморрагией, клеточным некрозом, а также повышением плазменного уровня амилазы и/или липазы по сравнению с контролем. Инфильтрация панкреатической ткани этих животных нейтрофилами (о чем судили по увеличению миелопероксидазной активности) была связана с экспрессией молекул адгезии ICAM-1. Иммуногистохимическое исследование выявило значительное увеличение окрашивания (иммунореактивности) на нитротирозин и поли(АДФ-рибозу) (PAR) в поджелудочной железе мышей, получавших церулеин, по сравнению с контролем. В противоположность этому степень а) панкреатического воспаления и тканевого повреждения, б) экспрессии ICAM-1, в) окрашивания на нитротирозин и PAR, г) миелопероксидазной активности была значительно уменьшена в срезах панкреатической ткани получавших церулеин мышей, которым давали экстракт зверобоя (30 мг/кг, суспендированные в 0,2 мл физиологического раствора, перорально). Более того, лечение экстрактом зверобоя значительно уменьшало смертность спустя 5 дней после введения церулеина. Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что экстракт зверобоя уменьшает развитие острого панкреатита [53]. 

Дягель лекарственный (Angelica archangelica)

Язвенная болезнь желудка
30 часто используемых лекарственных растений были подвергнуты скринингу на наличие N-фенилпропеноил-L-аминокислотных амидов — нового гомологичного класса вторичных продуктов. В 15 растениях одно или более соответствующих производных (от 1 до 12) были обнаружены и количественно определены. Были идентифицированы 7 растений, включая корень дягеля, содержащих большое количество (1–11 мкг/г) смеси различных амидов. Для функциональных исследований потенциального влияния на клеточную физиологию были использованы N-(E)-кофеиновой кислоты L-аспарагиновой кислоты амид (8) и N-(E)-кофеиновой кислоты L-триптофана амид (5) как репрезентативные типы фенилпропеноилов с алифатическими и ароматическими аминокислотами. Было выяснено, что оба вещества значительно стимулировали митохондриальную активность и скорость пролиферации печеночных клеток человека (HepG2) в концентрации 10 мкг/мл. Алифатическое аспарагиновое соединение 8 продемонстрировало сильные антиадгезивные свойства в отношении адгезии H.pylori к слизистой оболочке желудка человека [54]. 
Мы сочли возможным включить в настоящий обзор результаты еще одного исследования, хотя оно было выполнено с использованием листьев дягеля. Его описание приведено ниже.
Инфекция H.pylori является наиболее частой причиной язв желудка и двенадцатиперстной кишки. В развивающихся странах более 80 % людей инфицировано данной бактерией. H.pylori использует аммиак, продукт одного из своих ферментов — уреазы — для того, чтобы нейтрализовать и защитить себя от кислотной среды желудка. Поэтому ферментативная активность уреазы является эссенциальной для колонизации слизистой H.pylori. В цитируемом исследовании была оценена ингибиторная активность 20 традиционных лекарственных растений (80% водно-метанольные экстракты) в отношении уреазы из канавалии мечевидной, чтобы выявить натуральные источники уреазных ингибиторов. В результате было выяснено, что 8 из 20 изученных нативных экстрактов растений обладали наибольшей эффективностью со значениями полумаксимальной ингибиторной концентрации (IC50) менее чем 100 мкг/мл. В этом списке оказался и экстракт из листьев дягеля с IC50 64,30 мкг/мл [55].
Еще одна работа, в рамках которой была оценена антиульцерогенная активность дягеля, была процитирована выше [7]. 
Гепатопротективное действие
Цель следующего исследования сводилась к тому, чтобы оценить эффект всего растения дягель в отношении хронической этанол-индуцированной гепатотоксичности. Однократная доза этанола (70 %, 0,1 мл перорально) вызывала у мышей ICR значительное увеличение плазменной активности ALT и AST. Назначение мышам дягеля (10, 25 и 50 мг/кг перорально) в течение 2 недель приводило к ослаблению этих проявлений этанол-индуцированной гепатотоксичности. Гепатотоксичность была подтверждена выраженным увеличением перекисного окисления липидов в печени, оцененным по уровню малонового диальдегида. Было обнаружено, что дягель ингибирует образование малонового диальдегида в гомогенатах печени мышей in vitro и in vivo. Следовательно, дягель является цитопротективным средством, эффективным против хронической этанол-индуцированной гепатотоксичности, возможно, за счет ингибирования продукции свободных радикалов кислорода, вызывающих перекисное окисление липидов, таким образом непрямо защищая печень от оксидативного стресса [56]. 

Лапчатка гусиная (Potentilla anserinа)

Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта и близкие к ним состояния
Этилацетатные экстракты из надземных частей лапчатки проявляли выраженную спазмолитическую активность при патологически повышенном тонусе гладкой мускулатуры кишечника. Эксперименты были выполнены in vitro на подвздошной кишке морских свинок [58]. 
Гепатопротективное действие
Мы сочли возможным включить в настоящий обзор результаты еще двух исследований, хотя они были выполнены с использованием клубневидных корней лапчатки.
В первом из них метанольный экстракт из клубневидных корней лапчатки проявлял гепатопротективное действие в отношении d-галактозамин- (d-GalN)/липополисахарид-индуцированного повреждения печени у мышей. Четыре тритерпена, изолированные из этого экстракта, ингибировали d-GalN-индуцированную цитотоксичность в первичной культуре мышиных гепатоцитов. Из них три тритерпена проявляли in vivo гепатопротективные эффекты в дозах 50–100 мг/кг перорально. Механизм действия был связан, по-видимому, с уменьшением цитотоксичности, вызванной d-GalN [59]. Во втором исследовании новый гликозид галловой кислоты, изолированный из метанольного экстракта клубневидных корней лапчатки, также обладал гепатопротективной активностью [60].

Кардобенедикт (Cnicus benedictus)

Язвенная болезнь желудка
Одна из целей приводимого исследования — оценка гастропротективной активности метанольного экстракта из листьев кардобенедикта. Было выяснено, что IC50 в отношении уреазы канавалии мечевидной составляет 2,29 мг/мл [61]. 

Выводы

Проведенные экспериментальные исследования подтверждают многогранность механизма действия комбинированного растительного препарата Гастритол и объясняет его эффективность при лечении гастритов, язв и функциональной диспепсии.

Bibliography

  1. Wegener T., Heimueller E. Treatment of Mild Gastrointestinal Disorders with a Herbal Combination: Results of a Non-interventional Study with Gastritol® Liquid. Phytother. Res. 2016. V. 30. № 1. P. 72-77.
  2. Sasaki H., Suzuki N., Alshwaimi E. et al. 18β-glycyrrhetinic acid inhibits periodontitis via glucocorticoid-independent nuclear factor-κB inactivation in interleukin-10-deficient mice. J. Periodontal Res. 2010. V. 45. № 6. P. 757-763. 
  3. Sedighinia F., Safipour Afshar A., Soleimanpour S. et al. Antibacterial activity of Glycyrrhiza glabra against oral pathogens: an in vitro study. Avicenna J. Phytomed. 2012. V. 2. № 3. P. 118-124.
  4. Hwang J.K., Shim J.S., Chung J.Y. Anticariogenic activity of some tropical medicinal plants against Streptococcus mutans. Fitoterapia. 2004. V. 75. № 6. P. 596-598.
  5. Chen G., Zhu L., Liu Y. et al. Isoliquiritigenin, a flavonoid from licorice, plays a dual role in regulating gastrointestinal motility in vitro and in vivo. Phytother. Res. 2009. V. 23. № 4. P. 498-506. 
  6. Prajapati S.M., Patel B.R. A comparative clinical study of Jethimala (Taverniera nummularia Baker.) and Yashtimadhu (Glycyrrhiza glabra Linn.) in the management of Amlapitta. Ayu. 2015. V. 36. № 2. P. 157-162. 
  7. Khayyal M.T., el-Ghazaly M.A., Kenawy S.A. et al. Antiulcerogenic effect of some gastrointestinally acting plant extracts and their combination. Arzneimittelforschung. 2001. V. 51. № 7. P. 545-553. 
  8. Memariani Z., Hajimahmoodi M., Minaee B. et al. Protective Effect of a Polyherbal Traditional Formula Consisting of Rosa damascena Mill., Glycyrrhiza glabra L. And Nardostachys jatamansi DC., Against Ethanol-induced Gastric Ulcer. Iran J. Pharm. Res. 2017. V. 16. № 2. P. 694-707.
  9. Cao D., Jiang J., You L. et al. The Protective Effects of 18β-Glycyrrhetinic Acid on Helicobacter pylori-Infected Gastric Mucosa in Mongolian Gerbils. Biomed. Res. Int. 2016. V. 2016. Article ID 4943793. 
  10. Jalilzadeh-Amin G., Najarnezhad V., Anassori E. et al. Antiulcer properties of Glycyrrhiza glabra L. extract on experimental models of gastric ulcer in mice. Iran J. Pharm. Res. 2015. V. 14. № 4. P. 1163-1170.
  11. Yang Y., Wang S., Bao Y.R. et al. Anti-ulcer effect and potential mechanism of licoflavone by regulating inflammation mediators and amino acid metabolism. J. Ethnopharmacol. 2017. V. 199. P. 175-182.
  12. Choi Y.H., Kim Y.J., Chae H.S., Chin Y.W. In vivo gastroprotective effect along with pharmacokinetics, tissue distribution and metabolism of isoliquiritigenin in mice. Planta Med. 2015. V. 81. № 7. P. 586-593. 
  13. Wittschier N., Faller G., Hensel A. Aqueous extracts and polysaccharides from liquorice roots (Glycyrrhiza glabra L.) inhibit adhesion of Helicobacter pylori to human gastric mucosa. J. Ethnopharmacol. 2009. V. 125. № 2. P. 218-223.
  14. Fukai T., Marumo A., Kaitou K. et al. Anti-Helicobacter pylori flavonoids from licorice extract. Life Sci. 2002. V. 71. № 12. P. 1449-1463.
  15. Kuang Y., Lin Y., Li K. et al. Screening of hepatoprotective compounds from licorice against carbon tetrachloride and acetaminophen induced HepG2 cells injury. Phytomedicine. 2017. V. 34. P. 59-66. 
  16. Nakagiri R., Oda H., Kamiya T. Small scale rat hepatocyte primary culture with applications for screening hepatoprotective substances. Biosci. Biotechnol. Biochem. 2003. V. 67. № 8. P. 1629-1635.
  17. Lee C.H., Park S.W., Kim Y.S. et al. Protective mechanism of glycyrrhizin on acute liver injury induced by carbon tetrachloride in mice. Biol. Pharm. Bull. 2007. V. 30. № 10. P. 1898-1904.
  18. Yang G., Wang L., Yu X. et al. Protective Effect of 18β-Glycyrrhetinic Acid against Triptolide-Induced Hepatotoxicity in Rats. Evid. Based Complement. Alternat. Med. 2017. V. 2017. Article ID 3470320.
  19. Sharma A., Rathore H.S. Prevention of acetaminophen induced hepatorenal damage in mice with rhizomes of Glycyrrhiza glabra A histophysiological study. Anc. Sci. Life. 2011. V. 30. № 3. P. 72-77.
  20. Wang C., Duan X., Sun X. et al. Protective effects of glycyrrhizic acid from edible botanical glycyrrhiza glabra against non-alcoholic steatohepatitis in mice. Food Funct. 2016. V. 7. № 9. P. 3716-3723. 
  21. Sil R., Ray D., Chakraborti A.S. Glycyrrhizin ameliorates metabolic syndrome-induced liver damage in experimental rat model. Mol. Cell Biochem. 2015. V. 409. № 1. 2. P. 177-189.
  22. Raggi M.A., Bugamelli F., Nobile L. et al. The choleretic effects of licorice: identification and determination of the pharmacologically active components of Glycyrrhiza glabra. Boll. Chim. Farm. 1995. V. 134. № 11. P. 634-638.
  23. Goes P., Dutra C.S., Lisboa M.R. et al. Clinical efficacy of a 1 % Matricaria chamomile L. mouthwash and 0.12 % chlorhexidine for gingivitis control in patients undergoing orthodontic treatment with fixed appliances. J. Oral Sci. 2016. V. 58. № 4. P. 569-574
  24. Seyyedi S.A., Sanatkhani M., Pakfetrat A., Olyaee P. The therapeutic effects of chamomilla tincture mouthwash on oral aphthae: A Randomized Clinical Trial. J. Clin. Exp. Dent. 2014. V. 6. № 5. P. e535-e538. 
  25. Anheyer D., Frawley J., Koch A.K. et al. Herbal Medicines for Gastrointestinal Disorders in Children and Adolescents: A Systematic Review. Pediatrics. 2017. V. 139. № 6. PII: e20170062.
  26. Mehmood M.H., Munir S., Khalid U.A. et al. Antidiarrhoeal, antisecretory and antispasmodic activities of Matricaria chamomilla are mediated predominantly through K(+)-channels activation. BMC Complement. Altern. Med. 2015. V. 15. Numb. of publ. 75. 
  27. Cemek M., Yilmaz E., Büyükokuroğlu M.E. Protective effect of Matricaria chamomilla on ethanol-induced acute gastric mucosal injury in rats. Pharm. Biol. 2010. V. 48. № 7. P. 757-763.
  28. Moura Rocha N.F., Venâncio E.T., Moura B.A. et al. Gastroprotection of (–)-alpha-bisabolol on acute gastric mucosal lesions in mice: the possible involved pharmacological mechanisms. Fundam. Clin. Pharmacol. 2010. V. 24. № 1. P. 63-71. 
  29. Zaidi S.F., Muhammad J.S., Shahryar S. et al. Anti-inflammatory and cytoprotective effects of selected Pakistani medicinal plants in Helicobacter pylori-infected gastric epithelial cells. J. Ethnopharmacol. 2012. V. 141. № 1. P. 403-410.
  30. Tavakol H.S., Farzad K., Fariba M. et al. Hepatoprotective effect of Matricaria chamomilla.L in paraquat induced rat liver injury. Drug Res. (Stuttg). 2015. V. 65. № 2. P. 61-64.
  31. Krechina E.K., Belorukov V.V. Artemisia absinthium L. in complex treatment of inflammatory periodontal disease. Stomatologiia (Mosk). 2012. V. 91. № 4. P. 22-24.
  32. McMullen M.K., Whitehouse J.M., Whitton P.A., Towell A. Bitter tastants alter gastric-phase postprandial haemodynamics. J. Ethnopharmacol. 2014. V. 154. № 3. P. 719-727.
  33. Calzada F., Arista R., Pérez H. Effect of plants used in Mexico to treat gastrointestinal disorders on charcoal-gum acacia-induced hyperperistalsis in rats. J. Ethnopharmacol. 2010. V. 128. № 1. P. 49-51. 
  34. Shafi N., Khan G.A., Ghauri E.G. Antiulcer effect of Artemisia absinthium L. in rats. Pak. J. SciInd. Res. 2004. V. 47. № 2. P. 130-134. 
  35. Krebs S., Omer T.N., Omer B. Wormwood (Artemisia absinthium) suppresses tumour necrosis factor alpha and accelerates hea–ling in patients with Crohn's disease. A controlled clinical trial. Phytomedicine. 2010. V. 17. № 5. P. 305-309.
  36. Saxena M., Shukla S. Reversal of carbon tetrachloride-induced hepatic injury by aqueous extract of Artemisia absinthium in Sprague-Dawley rats. J. Environ. Pathol. Toxicol. Oncol. 2012. V. 31. № 4. P. 325-334.
  37. Amat N., Upur H., Blazeković B. In vivo hepatoprotective activity of the aqueous extract of Artemisia absinthium L. against chemically and immunologically induced liver injuries in mice. J. Ethnopharmacol. 2010. V. 131. № 2. P. 478-484.
  38. Gilani A.H., Janbaz K.H. Preventive and curative effects of Artemisia absinthium on acetaminophen and CCl4-induced hepatotoxicity. Gen. Pharmacol. 1995. V. 26. № 2. P. 309-315.
  39. Baumann I.C., Glatzel H., Muth H.W. Studies on the effects of wormwood (Artemisia absinthium L.) on bile and pancreatic juice secretion in man. Z. Allgemeinmed. 1975. V. 51. № 17. P. 784-791.
  40. Textbook of Natural Medicine. Edited by Pizzorno J.E., Murray M.T. Churchill Livingstone, an imprint of Elsevier Inc., 2013. 4th edition. 1944 p.
  41. Paterniti I., Briguglio E., Mazzon E. et al. Effects of Hypericum Perforatum, in a rodent model of periodontitis. BMC Complement Altern. Med. 2010. V. 10. Numb. of publ. 73. 
  42. Süntar I., Oyardı O., Akkol E.K., Ozçelik B. Antimicrobial effect of the extracts from Hypericum perforatum against oral bacteria and biofilm formation. Pharm. Biol. 2016. V. 54. № 6. P. 1065-1070. 
  43. Khadem Nezhad S., Taghavi Zenouz A., Aghazadeh M., Samadi Kafil H. Strong antimicrobial activity of Hypericum perforatum L. against oral isolates of Lactobacillus spp. Cell. Mol. Biol. (Noisy-le-grand). 2017. V. 63. № 11. P. 58-62.
  44. Gilani A.H., Khan A.U., Subhan F., Khan M. Antispasmodic and bronchodilator activities of St John's wort are putatively mediated through dual inhibition of calcium influx and phosphodiesterase. Fundam Clin Pharmacol. 2005. V. 19. № 6. P. 695-705.
  45. Capasso R., Borrelli F., Aviello G. et al. Inhibitory effect of the herbal antidepressant St. John's wort (Hypericum perforatum) on rat gastric motility. Naunyn-Schmiedeberg's Arch. Pharmacol. 2008. V. 376. № 6. P. 407-414.
  46. Mozaffari S., Esmaily H., Rahimi R. et al. Effects of Hypericum perforatum extract on rat irritable bowel syndrome. Pharmacogn. Mag. 2011. V. 7. № 27. P. 213-223.
  47. Cayci M.K., Dayioglu H. Hypericum perforatum extracts healed gastric lesions induced by hypothermic restraint stress in Wistar rats. Saudi Med. J. 2009. V. 30. № 6. P. 750-754.
  48. Zdunić G., Godevac D., Milenković M. et al. Evaluation of Hypericum perforatum oil extracts for an antiinflammatory and gastroprotective activity in rats. Phytother. Res. 2009. V. 23. № 11. P. 1559-1564. 
  49. Yeşilada E., Gürbüz I., Shibata H. Screening of Turkish anti-ulcerogenic folk remedies for anti-Helicobacter pylori activity. J. Ethnopharmacol. 1999. V. 66. № 3. P. 289-293.
  50. Dost T., Ozkayran H., Gokalp F. et al. The effect of Hypericum perforatum (St. John's Wort) on experimental colitis in rat. Dig. Dis. Sci. 2009. V. 54. № 6. P. 1214-1221. 
  51. Hohmann M.S., Cardoso R.D., Fattori V. et al. Hypericum perforatum Reduces Paracetamol-Induced Hepatotoxicity and Lethality in Mice by Modulating Inflammation and Oxidative Stress. Phytother Res. 2015. V. 29. № 7. P. 1097-1101.
  52. Bayramoglu G., Bayramoglu A., Engur S. et al. The hepatoprotective effects of Hypericum perforatum L. on hepatic ischemia/reperfusion injury in rats. Cytotechnology. 2014. V. 66. № 3. P. 443-448.
  53. Genovese T., Mazzon E., Di Paola R. et al. Hypericum perforatum attenuates the development of cerulein-induced acute pancreatitis in mice. Shock. 2006. V. 25. № 2. P. 161-167.
  54. Hensel A., Deters A.M., Müller G. et al. Occurrence of N-phenylpropenoyl-L-amino acid amides in different herbal drugs and their influence on human keratinocytes, on human liver cells and on adhesion of Helicobacter pylori to the human stomach. Planta Med. 2007. V. 73. № 2. P. 142-150.
  55. Biglar M., Sufi H., Bagherzadeh K. et al. Screening of 20 commonly used Iranian traditional medicinal plants against urease. Iran J. Pharm. Res. 2014. V. 13 (Suppl.). P. 195-198.
  56. Yeh M.L., Liu C.F., Huang C.L., Huang T.C. Hepatoprotective effect of Angelica archangelica in chronically ethanol-treated mice. Pharmacology. 2003. V. 68. № 2. P. 70-73.
  57. Tomczyk M., Pleszczyńska M., Wiater A. Variation in total polyphenolics contents of aerial parts of Potentilla species and their anticariogenic activity. Molecules. 2010. V. 15. № 7. P. 4639-4651. 
  58. Youngken H.W. Jr., Neva A.C., Dauben H.J. Jr. et al. The muscle relaxant effects produced by Potentilla anserina extracts; fractionation studies. J. Am. Pharm. Assoc. 1949. V. 38. № 8. P. 448-451.
  59. Morikawa T., Ninomiya K., Imura K. et al. Hepatoprotective triterpenes from traditional Tibetan medicine Potentilla anserina. Phytochemistry. 2014. V. 102. P. 169-181. 
  60. Morikawa T., Imura K., Akagi Y. et al. Ellagic acid glycosides with hepatoprotective activity from traditional Tibetan medicine Potentilla anserina. J. Nat. Med. 2018. V. 72. № 1. P. 317-325. 
  61. Can Z., Baltaş N., Keskin S. et al. Properties of Antioxidant and Anti-Inflammatory Activity and Phenolic Profiles of Şevketi Bostan (Cnicus benedictus L.) Cultivated in Aegean Region from Turkey. Turkish Journal of Agriculture. Food Science and Technology. 2017. V. 5. № 4. P. 308-314.
  62. Kirk A.P., Dooley J.S., Hunt R.H. Peptic ulceration in patients with chronic liver disease. Dig. Dis. Sci. 1980. V. 25. № 10. P. 756-760.
  63. Boylan M.R., Khalili H., Huang E.S. et al. A prospective study of periodontal disease and risk of gastric and duodenal ulcer in male health professionals. Clin. Transl. Gastroenterol. 2014. V. 5. Numb. of publ. e49. 
  64. Tanideh N., Namazi F., Andisheh Tadbir A. et al. Comparative assessment of the therapeutic effects of the topical and systemic forms of Hypericum perforatum extract on induced oral mucositis in golden hamsters. Int. J. Oral Maxillofac. Surg. 2014. V. 43. № 10. P. 1286-1292.

Similar articles

Treatment of Anxiety and Depressive Disorders in Somatic Practice: the Administration of a Combination of St. John’s Wort and Valerian Extracts
Authors: Romanenko V.I. - National Medical University named after O.O. Bohomolets, Kyiv, Ukraine; Romanenko Yu.I. - Kyiv Regional Clinical Hospital, Kyiv, Ukraine; Romanenko I.V. - State Institution «Luhansk State Medical University», Rubizhne, Ukraine
International neurological journal 1 (79) 2016
Date: 2016.04.22
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Pharmacological profile of the Normocycle phytocomposition in the treatment of hormonal imbalances in women
Authors: Цубанова Н.А.
Национальный фармацевтический университет, г. Харьков, Украина

International journal of endocrinology Том 14, №4, 2018
Date: 2018.08.27
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual

Back to issue