Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 3(12) 2008

Back to issue

Факторы риска развития хронического неспецифического неязвенного колита у детей

Authors: О.Ю. Белоусова, Харьковская медицинская академия последипломного образования

Categories: Gastroenterology, Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Изучение факторов риска развития хронического неспецифического неязвенного колита у детей и их математический анализ позволили выделить наиболее значимые из них с высокой степенью достоверности: нарушение режима и характера питания в старшем возрасте, нефизиологическое питание и несвоевременное введение прикорма у младших детей, отягощенная наследственность по заболеваниям пищеварительной системы (прежде всего кишечника), гиперсенсибилизация организма, кишечные инфекции и паразитарные заболевания в анамнезе. Это дало возможность обосновать комплекс мероприятий профилактической направленности.


Keywords

хронический неспецифический неязвенный колит, факторы риска, дети.

Хронический неспецифический неязвенный колит (ХННК) — одно из наиболее распространенных заболеваний детского возраста, в основе которого лежит сочетание элементов воспаления и дистрофии слизистой оболочки (СО) с функциональными расстройствами толстой кишки [2, 4, 5]. Это заболевание составляет около 10 % всей хронической патологии органов пищеварения, значительно превышая по частоте как так называемую воспалительную болезнь кишечника (неспецифический язвенный колит и болезнь Крона), так и функциональную патологию — синдром раздраженного кишечника (СРК). По данным детского гастроэнтерологического отделения г. Харькова, с 2000 по 2006 год соотношение воспалительной болезни кишечника и ХННК составило 1 : 30–1 : 40, а СРК и ХННК — 1 : 6–1 : 8 случаев.

В МКБ-10 ХННК занимает скромное место в рубрике К52.9 «Неинфекционный гастроэнтерит и колит неуточненный», что вряд ли правильно, поскольку хронический неязвенный (неуточненный, спастический и т.д.) колит, по крайней мере в педиатрической практике, встречается достаточно часто. Тем не менее, несмотря на достаточно четкие изменения СО толстой кишки, присущие ХННК, этот диагноз устанавливается в практической педиатрии относительно редко, что в значительной степени связано с чрезмерным увлечением диагнозом СРК, который имеет много общих пизнаков с ХННК, но проявляется преимущественно нарушением моторики и чувствительности кишечной стенки к раздражению [1, 6, 7]. В немалой степени относительно небольшому числу диагнозов хронического колита способствовало мнение, высказываемое преимущественно зарубежными исследователями, о том, что при СРК (по МКБ-10 К58) могут иметь место «катаральные, начальные, преходящие, обратимые» изменения СО толстой кишки. Однако, во-первых, большинство случаев ХННК у детей, как показывают данные литературы и наши исследования, носят атрофический характер, во-вторых, даже катаральные поверхностные изменения токсического или аллергического происхождения все-таки являются отражением морфологического субстрата воспаления [3, 5].

Вышеизложенное свидетельствует, что проблема ХННК у детей требует дальнейшего всестороннего изучения, в том числе и необходимости изучения с современных позиций факторов, способствующих возникновению заболевания (факторы риска), так как знание причин и условий позволяет не только сформулировать концепцию формирования ХННК, но и определить мероприятия профилактического и лечебного характера.

Под нашим наблюдением в детском городском гастроэнтерологическом отделении г. Харькова находился 281 ребенок, страдающий ХННК. Девочек было 136 (48,39 %), мальчиков — 145 (51,60 %). В возрасте до 7 лет было 26 детей (9,25 %), 7–12 лет — 130 детей (46,26 %), свыше 12 лет — 125 детей (44,48 %). Длительность заболевания составила: до 1 года — 53 ребенка (18,86 %), 1–3 года — 85 детей (30,24 %), свыше 3 лет — 143 ребенка (50,88 %). В контрольную группу вошли 30 практически здоровых детей аналогичного пола и возраста.

Особый интерес, на наш взгляд, представляет изучение факторов риска развития заболевания, что позволяет обосновать необходимость проведения тех или иных профилактических мероприятий.

Прежде всего мы проанализировали показатели генеалогического анамнеза у детей с ХННК (табл. 1).

Семейная предрасположенность, по мнению многих исследователей, играет существенную роль в возникновении как заболеваний пищеварительной системы в целом, так и заболеваний кишечника в частности. Поэтому полученные нами данные представляют несомненный интерес. Как видно из табл. 1, отягощенная наследственность по заболеваниям пищеварительной системы составила 37,36 %, а по хроническим заболеваниям кишечника — 30,6 %. В группе здоровых детей аналогичные показатели значительно ниже, при этом различия в обоих случаях статистически достоверно значимы (р < 0,001). Проведенные сопоставления позволяют с полным основанием утверждать, что наследственный фактор в формировании ХННК играет существенную роль, причем это относится как к заболеваниям пищеварительной системы, так и, что более важно, к заболеваниям кишечника в семьях родителей или ближайших родственников.

В то же время семейная предрасположенность к нервно-психическим расстройствам относительно невелика (8,18 %); еще меньше она по онкологическим заболеваниям (3,91 %). В обоих случаях данные факторы не достигают статистической значимости (р > 0,05). Однако, несмотря на относительно небольшой удельный вес зафиксированных нервно-психических расстройств в семьях больных ХННК детей, роль психогенного фактора как способствующего реализации воспалительного процесса не может быть исключена. Целенаправленный индивидуальный опрос родителей показал, что почти у 2,71 % из них отмечаются проявления вегетососудистой дистонии, у 2,32 % — склонность к невротическим (депрессивным или ипохондрическим) состояниям, у 2,14 % — фобические расстройства. С учетом некоторой относительности подобных сведений в силу их интимного характера имеются основания полагать, что отягощенная наследственность по состоянию ЦНС и ВНС играет определенную роль в формировании ХННК. Роль психогенных факторов подтверждается тем, что многие дети, больные ХННК, характеризуются неуверенностью, тревожностью, склонностью к агрессивным реакциям, повышенной внушаемостью, эмоциональной неустойчивостью. Подобная настроенность, безусловно, способствует развитию нарушений моторики толстой кишки, однако, как показывают многочисленные исследования, психогенные факторы играют ведущую роль в развитии СРК и лишь опосредованно влияют на возникновение воспалительного процесса, что определяет целесообразность рассмотрения этого фактора в качестве способствующего.

Безусловный интерес представляет собой и анализ частоты перинатальных факторов риска у детей, больных ХННК (табл. 2).

Как видно из табл. 2, перинатальные факторы риска у обследуемых нами больных относительно многочисленны и разнообразны. Наиболее значимое влияние сравнительно с группой здоровых детей (р < 0,05), по данным нашего исследования, имеют такие факторы, как патологические роды (кесарево сечение, акушерские щипцы), угроза прерывания беременности и внутриутробное инфицирование плода. Но особо следует выделить перинатальное поражение ЦНС, преимущественно гипоксического характера (р < 0,01), которое в дальнейшем может трансформироваться в различные симптомокомплексы резидуально-органического генеза. Подтверждением этого является тот факт, что 33 из 281 ребенка (11,74 %) состоят на диспансерном учете у невролога. Нельзя исключить, что перинатальные изменения ЦНС играют определенную роль и в возникновении пищеварительных расстройств, в том числе ХННК, вследствие нарушений центральной регуляции пищеварительных органов.

Как свидетельствуют данные литературы, приведенные выше, в развитии хронических заболеваний кишечника у детей определенную роль играет фактор питания.

В табл. 3 представлены данные о характере вскармливания детей на первом году жизни и в последующие периоды.

Данные табл. 3 убедительно свидетельствует о том, что алиментарный фактор — нарушения режима и характера питания — является одним из ведущих факторов риска развития ХННК. Это подтверждается тем, что 20,99 % детей с ХННК, как показывают наши наблюдения, находились на искусственном вскармливании (нередко с периода новорожденности). К этому следует добавить и раннее смешанное вскармливание (по сути дела, преимущественно искусственное), удельный вес которого в группе наблюдаемых больных еще более высок (44,83 %). В обоих случаях различия между детьми, больными ХННК, и группой здоровых достигают значимого уровня (р < 0,05 и р < 0,01 соответственно). Еще большую роль, достигая высокой достоверности (р < 0,001), играют дефекты вскармливания: несвоевременное и неправильное введение прикорма, использование неадаптированных питательных смесей, нерациональный питьевой режим, несбалансированное питание, что, безусловно, усугубляет пищеварительные расстройства, прежде всего у детей первого года жизни. В старшем возрасте нерациональное питание наблюдается более чем у 70 % детей. Оно заключается как в нарушениях режима (беспорядочный прием пищи, часто еда всухомятку, переедание, обильная еда на ночь, поспешность во время еды), так и в характере пищи (несбалансированность по основным пищевым ингредиентам, избыточно жирная или острая пища, злоупотребление сладостями, увлечение сладкими газированными напитками и т.д.). Как правило, нарушения режима и характера питания сочетаются, достигая во всех перечисленных случаях высокой достоверности (р < 0,001).

Наличие в анамнезе инфекций и интоксикаций, несомненно, может служить одним из факторов развития любого заболевания у детей. Безусловный интерес представляет их анализ и при ХННК (табл. 4).

Высокий уровень перенесенных кишечных инфекций и паразитарных заболеваний (лямблиоз, глистные инвазии) свидетельствует о важной роли инфекционного фактора в возникновении ХННК. У 27,74 % детей имеют место паразитарные заболевания или перенесенные дизентерия, сальмонеллез, но зачастую этиология острого кишечного расстройства остается нерасшифрованной. Однако начало постоянных болезненных проявлений — чаще всего нарушений стула и болей в животе — связывается родителями и детьми с перенесенной кишечной инфекцией. У 7,46 % детей имеют место паразитарные заболевания (лямблиоз) и глистные инвазии, роль которых в происхождении ХННК также представляется несомненной. Подтверждением роли микробной флоры является также дисбактериоз кишечника (в связи с этим нельзя не обратить внимание на достаточно высокий процент повторной антибиотикотерапии в анамнезе), отмечаемый практически у всех больных ХННК.

Возникновению и развитию ХННК, помимо инфекционной составляющей, могут способствовать и различные фоновые состояния, обеспечивающие неблагоприятный преморбидный фон. В табл. 5 приведен анализ фоновых заболеваний и состояний, наличие которых позволяет косвенно судить о напряженности иммунитета у детей.

При анализе этой группы факторов прежде всего обращает на себя внимание частота аллергических реакций, которые наблюдаются у 29,89 % детей. В сравнении с группой здоровых детей (3,47 %, р < 0,001) этот показатель высоко достоверен. Роль аллергического фактора в происхождении многих заболеваний пищеварительной системы отмечали и другие авторы. Несомненно, аллергический компонент как один из факторов, способствующих развитию ХННК или отягчающих его течение, нельзя не принимать во внимание. Статистической значимости достигает также сопутствующая соматическая и эндокринная патология (р < 0,05).

Определенную роль играют вредные привычки — постоянное употребление жевательной резинки, курение, не говоря об употреблении алкоголя и вдыхании одурманивающих веществ, которые (хотя эти сведения нельзя считать полными) выявляются при целенаправленном опросе родителей и детей, не достигая, однако, статистической значимости, что, возможно, связано с относительностью получаемых при сборе анамнеза сведений подобного рода.

Таким образом, математический анализ факторов риска развития ХННК позволяет выделить наиболее значимые из них (отягощенная наследственность по заболеваниям пищеварительной системы, в том числе по заболеваниям кишечника; использование неадаптированных питательных смесей, несвоевременное введение прикорма и нарушения при его введении, нерациональный питьевой режим и несбалансированность питания по основным нутриентам — в младшем возрасте; нарушение режима и характера питания, употребление пищи, не соответствующей возрасту, переедание — у старших детей; высокий инфекционный индекс и перенесенные кишечные инфекции в анамнезе; гипераллергическая настроенность организма ребенка). Это дает возможность выделить группу повышенного риска развития ХННК и обоснованно использовать комплекс мероприятий профилактической направленности для предупреждения развития заболевания.


Bibliography

1. Абдурахманов А.И. Синдром раздраженного кишечника (некоторые вопросы патогенеза, диагностики и лечения): Автореф. дис… канд. мед. наук: 14.00.47 / Институт гастроэнтерологии АН Республики Таджикистан. — 2006. — 22 с.

2. Алиева Э.И., Филин В.А., Новикова А.В., Мызин А.В. Клинико-морфологические особенности колитов у детей до 5 лет // Мат-лы 8-й конф. «Актуальные проблемы абдоминальной патологии у детей». — М., 2001. — С. 109-110.

3. Каафарани Аббас Махмуд. Диагностические и дифференциально-диагностические критерии хронического неязвенного колита у детей // Проблеми медичної науки та освіти. — 2002. — С. 60-61.

4. Моргун А.В., Таранушенко Т.Е., Панфилова В.Н., Моргун С.П. Клинические и эндоскопические особенности неспецифического язвенного колита у детей // Мат-лы XI Конгресса детских гастроэнтерологов России «Актуальные проблемы абдоминальной патологи у детей». — М., 2004. — С. 281-282.

5. Рысс Е.С., Шулутко Б.И. Болезни органов пищеварения. — СПб.: Ренкор,1998. — 336 с.

6. Carol I., Francis P.J. Who well the irritable bowel syndrom // Postgard. Med. J. — 1997. — № 11, Vol. 73. — P. 1-7.

7. Drossman D.A. The Functional Gastrointestinal Disorders and the Rome 111 Proces // Gastroenterology. — 2006. — 130. — 1377-1390. 


Back to issue