Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 3(12) 2008

Back to issue

Профилактическое и терапевтическое значение комбинированного применения Lactobacillus и витаминов B9, B12 в современной педиатрии

Authors: С.П. Кривопустов, Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца, г. Киев

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version

Многочисленные ассоциации микробов,
населяющих кишечник человека,
в значительной мере определяют
его духовное и физическое здоровье.
И.И. Мечников (1907)

Лактобациллы (Lactobacillus) широко представлены в микробных популяциях организма человека, они заселяют все микроэкологические локусы пищеварительного канала — от полости рта до прямой кишки, а также являются основной микрофлорой влагалища. Педиатрам хорошо известна роль Lactobacillus для нормального микробиоценоза кишечника ребенка. Именно кишечная палочка, бифидобактерии и лактобациллы составляют основу нормальной микрофлоры кишечника.

Lactobacillus доминируют в вагинальном биотопе здоровых женщин репродуктивного периода, также их источником является грудное молоко. Новорожденный изначально получает значительное количество лактобацилл, и именно эта флора первой выступает на защиту открытых биологических систем ребенка от колонизации их патогенами и готовит условия для заселения бифидобактерий. Высокая адгезивность к слизистым оболочкам и слабовыраженная антигенная нагрузка лактобактерий способствует развитию их тесных ассоциативных связей со слизистыми вплоть до образования поверхностного защитного биослоя (И.Н. Блохина, В.Г. Дорофейчук, 1977; Х.П. Ленцнер, А.А. Ленцнер, 1982; А. Lorenz, et al., 1984).

Основные свойства Lactobacillus: протеолиз (протеин превращается в легкоусваиваемые компоненты), липолиз (комплексные жиры превращаются в легкоусваиваемые компоненты), метаболизм лактозы (ферментами β-галактозидазой, гликолазой и молочной дегидрогеназой LDH), образование антагонистических веществ к патогенным микроорганизмам (двуоксид углерода, лизоцим, лактоцидин, реутерин, лактолин и др.), иммуномодулирующая активность (фагоцитоз, участие в синтезе Ig, IL-1, TNF, др.), сохранение баланса микробных популяций после приема антибиотиков.

Лактобактерии вступают в сложные взаимоотношения с другими микроорганизмами, результатом чего является подавление гнилостных и гноеродных бактерий. В процессе метаболизма лактобактерии продуцируют молочную кислоту L(+). Известно, что молочная кислота существует в форме двух изомеров — L и D, причем L-изомеры отличаются физиологическим путем метаболизма в организме младенца. Молочная кислота способствует более полному усвоению железа, фосфора, кальция, а кислая среда стимулирует рост нормальной аутомикрофлоры кишечника, улучшает перистальтику кишечника и препятствует росту патогенных бактерий, гнилостной и газообразующей флоры.

Однако образование молочной кислоты в настоящее время не расценивается как единственный фактор антагонистической активности Lactobacillus. Лактобактерии образуют антибиотикоподобные субстанции бактериоцины (низин, диплоцин, лактострепцин, гельветицин и многие другие) — низкомолекулярные белки, способные фиксироваться на специфических рецепторах микробной клетки и оказывающие угнетающее действие на патогенные и условно-патогенные микроорганизмы, грибы. Lactobacillus продуцируют и другие вещества, в частности перекись водорода, оказывающую бактерицидное действие на патогенную и условно-патогенную микрофлору. Многие штаммы лактобактерий, обитающие в кишечнике человека, способны синтезировать лактацины, помогающие им конкурировать с другими, лактацинчувствительными штаммами лактобактерий (Ю.Г. Мухина, 1999 и др.)

Доказано, что Lactobacillus подавляют рост следующих бактерий: Klebsiella pneumoniae, Proteus vulgaris, Pseudomonas aeruginosa, P.flourescens, Salmonella typhimurium, Salmonella schottmuelleri, Sarcina lutea, Shigella dysenteriae, Shigella paradysenteriae, Serratia marcescens, Staphylococcus aureus, Streptococcus faecalis, Streptococcus lactis и др. Благодаря продукции лактобациллами диацетила на фоне низкой рН кишечного содержимого ингибируется рост микобактерий туберкулеза.

Lactobacillus обладают свойствами адгезии к энтероцитам и уротелию, благодаря чему они особенно важны при патологии желудочно-кишечного и урогенитального тракта. Существуют убедительные данные, что некоторые виды лактобактерий уменьшают риск камнеобразования в почках, обладая оксалатмодифицирующей активностью. Доказано, что экскрецию оксалатов с мочой снижают такие Lactobacillus, как L.аcidophilus, L.plantarum, L.casei, L.delbrueckii, L.fermentum, L.helveticus, а L.plantarum уменьшают объем оксалатных камней в анаэробных условиях на 30–70 % (Ю.Б. Степанчук, 1994; Б.А. Шендеров, 1995).

Lactobacillus предотвращают развитие колита, в том числе язвенного (снижают активность фермента миелопероксидазы), колонизируют защитный покров слизистой, не проникая в крипты (могут применяться при неспецифическом язвенном колите), оказывают ингибирующее действие на Helicobacter pylori.

В последнее время появились данные о противоопухолевой активности лактобактерий, механизм которой также, вероятно, связан с действием бактериоцинов: L.аcidophilus обладают выраженной противоопухолевой активностью в отношении злокачественных новообразований в кишечнике, L.casei обладают наиболее высокой противоопухолевой активностью в отношении сарком. Назначение 58 больным с раком мочевого пузыря L.casei в течение года снизило в 1,8 раза риск рецидива опухоли после проведенного специфического лечения по сравнению с контрольной группой (R. Tanaka, 1995).

Получены данные о влиянии бифидо- и лактобактерий на артериальное давление. Отмечено снижение артериального давления у больных гипертензией на фоне приема B.bifidum, B.infantis, B.breve, B.adolescentis, B.longum, L.casei, L.helveticus. Как полагают, гипотензивным действием обладает субстанция SG-I (полисахаридно-пептидный комплекс бактериального происхождения). При назначении SG-I внутрь больному в дозе от 1 до 10 мг/кг массы тела получено значительное снижение артериального давления (R. Tanaka, 1995).

В настоящее время достаточно подробно изучены вопросы реализации иммуномодулирующего эффекта кишечной микрофлоры путем влияния на дифференцировку Т-супрессоров в пейеровых бляшках. Процесс дифференцировки, определяющий в дальнейшем характер иммунного ответа, зависит не только от антигенпрезентирующей системы (HLA), но и от количества, структуры антигена, времени его экспозиции, микроокружения. Повышенный синтез Th1 субпопуляции CD4+, определяющей противоинфекционный иммунный ответ, обусловлен медиаторами межклеточного взаимодействия IL-2, IL-12 и IFN-γ. Последний, в свою очередь, блокирует продукцию субпопуляции Th2, ответственной за развитие атопической аллергии. Реализация дифференцировки в сторону Th2 обусловливает благодаря IL-4 (блокирует синтез Th1), IL-13 и IL-5 созревание, активацию и увеличение числа эозинофилов, а также повышение уровня IgE. Субпопуляция Th3, индуцируемая L.rhamnosus, синтезирует фактор роста опухоли TGF-β, препятствующий развитию атопии, и противовоспалительный IL-10, который переключает дифференцировку с Th2 на Th1 иммунный ответ (E. Isolauri, et al., 2000; А.И. Хавкин, 2003).

Установлено несколько путей, посредством которых пробиотики реализуют лечебный эффект при аллергии:

1. Протеазы пробиотиков разрушают казеин коровьего молока. При этом изменяются его иммуногенные свойства. Казеин, расщепленный L.rhamnosus, снижает продукцию IL-4 и не влияет на высвобождение γ-интерферона. Это свидетельствует о возможности пробиотиков в ингибировании синтеза IgE и активации эозинофилов.

2. Снижение секреции медиаторов воспаления в кишечнике. Например, назначение L.rhamnosus снижает уровень фактора некроза опухоли α (TNF-α) в кале у больных, страдающих атопическим дерматитом и аллергией к коровьему молоку.

3. Снижение интестинальной проницаемости.

4. Направление антигена к пейеровым бляшкам, где интерферон способствует их захвату, а именно в них генерируются IgA-продуцирующие клетки (E. Isolauri, et al., 2000; H. Majamaa, et al., 1997; T. Pessi, 2000).

Исследования, посвященные оценке эффективности пробиотиков при аллергии, выявили снижение риска развития атопической экземы к первому году жизни у детей из группы риска по сравнению с группой плацебо. Отмечено снижение риска развития атопической экземы в течение первых двух лет жизни у детей, матери которых получали пробиотики, по сравнению с группой, получавшей плацебо. Использование пробиотических препаратов привело к снижению индекса тяжести поражения кожи при атопическом дерматите SCORAD, снижению уровней TNF-α, эозинофильного протеина Х и повышению уровня IL-10 (M. Kalliomaki, et al., 2001, 2002; E. Isolauri, et al., 2000; H. Majamaa, et al., 1997; T. Pessi, 2000).

В последние годы получены новые данные об эффективности перорального введения пробиотиков при лечении колита и коллагениндуцированного артрита у мышей. Так, группа исследователей, возглавляемая F. Shanahan (Ирландия), оценила эффект подкожного введения лактобактерий при колите и артрите у мышей. Опытной группе мышей подкожно вводилась взвесь L.salivarius UCC118, а контрольной — солевой раствор. В группе мышей, получивших лактобактерии, наблюдалось снижение уровней провоспалительных цитокинов TNF-α и IL-12 и повышение уровня регуляторного цитокина факторa роста опухолей β. Системное введение L.salivarius 118 оказало противовоспалительный эффект при колите у мышей, доказывая, что пероральный путь введения не является обязательным для проявления эффекта пробиотиков (B. Sheil, et al., 2004).

В ходе многоцентрового проспективного рандомизированного двойного слепого плацебо контролируемого исследования, проведенного в Израиле, 201 здоровый ребенок в возрасте 4–10 месяцев были рандомизированы на получение детской молочной смеси, обогащенной L.reuteri (1-я группа, 68 детей), такой же смеси, но обогащенной B-bifidobacterium lactis BB-12 (2-я группа, 73 ребенка), или просто молочной смеси (плацебо, 3-я группа, 60 детей). В течение 12 недель участия в исследовании показано, что в группе пациентов, получавших лактобактерии, по сравнению с группой ВВ-12 и контролем были зарегистрированы достоверно меньше визитов в клинику (0,23; 0,52; 0,55 соответственно, p = 0,002), достоверно меньшее количество дней отсутствия в детском центре (0,14; 0,41; 0,43 соответственно, p = 0,015) и достоверно меньшая частота назначений антибиотиков (0,06; 0,21; 0,19 соответственно, p = 0,037). Показано, что простое применение молочной смеси, обогащенной лактобактериями, может значительно снизить частоту возникновения инфекций желудочно-кишечного тракта у детей (Z. Weizman, G. Asli, A. Alsheikh, 2005).

Особый интерес представляют данные о возможностях пробиотиков в терапии диареи, вызываемой ротавирусами. Шведские ученые разработали систему пассивной иммунотерапии, в которой рекомбинантные лактобактерии конститутивно экспрессируют нейтрализующие фрагменты вариабельного домена тяжелой цепи (VHH) антител против ротавирусов. VHH экспрессировались L.paracasei как в свободной, так и связанной с поверхностью клетки форме. Лактобактерии, экспрессирующие VHH, значительно препятствовали инфекции в культуре клеток. При введении как живых, так и убитых замораживанием бактерий через рот мышам с диареей, вызванной ротавирусами, отмечалось значительное уменьшение длительности заболевания, его тяжести и вирусной нагрузки. Таким образом, рекомбинантные лактобактерии могут стать основой нового метода профилактики ротавирусной инфекции и других диспептических заболеваний (N. 2Pant, et al., 2006).

Согласно данным, представленным на 15-й Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям, лактобактерии, ключевые регуляторы микробиоценоза влагалища, существенно снижают вирусную нагрузку РНК ВИЧ-1 в секрете шейки матки и влагалища. Доктор Jane Hitti с коллегами из Университета Вашингтона в Сиэтле предположила, что лактобактерии, являясь продуцентами перекиси водорода, могут снижать уровень ВИЧ в цервиковагинальном секрете. Согласно результатам проведенного исследования, колонизация слизистой оболочки влагалища лактобактериями, продуцирующими перекись водорода, коррелирует со средним снижением вирусной нагрузки РНК ВИЧ на 0,7 log10 копий/мл в цервиковагинальном секрете, в то время как отсутствие таких лактобактерий коррелирует с повышением вирусной нагрузки на 0,5 log10 копий/мл (p = 0,029). Таким образом, наличие продуцирующих перекись водорода лактобактерий в слизистой оболочке влагалища приводит к статистически достоверному снижению вирусной нагрузки в цервиковагинальном секрете, а потеря таких бактерий, наоборот, увеличивает вирусную нагрузку РНК ВИЧ. Данный факт может быть значимым для разработки стратегий вторичной профилактики ВИЧ (J. Hitti, et al., 2008).

В современной педиатрической практике в настоящее время широко применяется препарат, содержащий Lactobacillus sporogenes/Bacillus coagulans — Лактовит форте (120 миллионов спор лактобактерий в одной капсуле). Споры лактобактерий устойчивы к действию высокой температуры, антибиотиков и кислой среды желудка. В желудке они активизируются благодаря низкому рН желудка, затем попадают в двенадцатиперстную кишку, где размножаются и переходят в живую вегетативную форму. В тонком кишечнике они быстро размножаются и вырабатывают L(+) молочную кислоту и бактериоцины.

В состав комплексного препарата Лактовит форте, кроме пробиотика (спор лактобактерий), входят витамины — 1,5 мг фолиевой кислоты (витамина В9) и 15 мкг цианокобаламина (витамина В12).

Фолиевая кислота — водорастворимый витамин, который человек получает вместе с пищей и благодаря синтезу его микрофлорой кишечника. Фолиевая кислота содержится в зеленых овощах с листьями, в бобовых, в хлебе из муки грубого помола, дрожжах, печени. Фолиевая кислота была получена из листьев шпината в 1941 году и впервые синтезирована химическим способом в 1946 году. Во многих странах законодательство обязывает производителей мучных продуктов и зерна обогащать их фолиевой кислотой.

Фолиевая кислота необходима для создания и поддержания в здоровом состоянии новых клеток, так, ее наличие необходимо для процесса репликации ДНК. Фолиевая кислота необходима для нормального лейко- и эритропоэза, синтеза нуклеиновых и аминокислот, пуринов и пиримидинов, что особенно важно в периоды быстрого развития организма. Недостаточность фолиевой кислоты и ее производных проявляется развитием мегалобластной гиперхромной анемии, морфологически сходной с анемией при болезни Аддисона — Бирмера, изменениями белого ростка крови, поражением органов пищеварения (стоматит, гастрит, энтерит и др.). В период беременности фолиевая кислота защищает плод от действия тератогенных факторов. Дефицит фолатов во время беременности является одной из причин невынашивания, развития анемии беременных и возникновения врожденных пороков у плода.

Цианокобаламин (витамин В12) вырабатывается микроорганизмами в пищеварительном тракте любого животного, птицы или рыбы, мясо которых употребляется людьми в пищу, а также в пищеварительном тракте человека. В растительных продуктах содержится очень малое количество этого витамина. Витамин В12 человек может в первую очередь получать с животной пищей, в том числе с мясом (особенно с печенью и почками), рыбой, яйцами и молочными продуктами. Роберт Бернс Вудворд в 1973 году разработал схему полного химического синтеза витамина В12.

В организме человека существуют два фермента с коферментом В12. Метилмалонил-КоА-мутаза, использующая в качестве кофактора аденозилкобаламин, катализирует перестановку атомов в углеродном скелете, в результате реакции из L-метилмалонил-КоА получается сукцинил-КоА. Эта реакция является важным звеном в цепи реакций биологического окисления белков и жиров. 5-метилтетрагидрофолат-гомоцистеин-метилтрансфераза, фермент из группы метилтрансфераз, использует в качестве кофактора метилкобаламин и катализирует превращение аминокислоты гомоцистеина в аминокислоту метионин.

Витамин В12 всасывается в основном в нижней части подвздошной кишки. На всасывание витамина в сильной степени влияет выработка желудком внутреннего фактора Касла. Мегалобластическая анемия может быть вызвана недостаточным потреблением витамина В12 в пищу, недостаточным производством в организме внутреннего фактора Касла (пернициозная анемия), патологическими процессами в терминальной части подвздошной кишки с нарушением всасывания. При дефиците витамина В12 на фоне анемии или без нее могут возникнуть и неврологические расстройства. При одновременном применении с фолиевой кислотой цианокобаламин проявляет синергизм.

Лактовит форте применяют у детей при хроническом колите различной этиологии, в том числе при неспецифическом язвенном колите; дисбактериозе, возникшем в результате применения антибиотиков, сульфаниламидных препаратов или по другим причинам; после перенесенных острых кишечных инфекций; при наличии дисфункции пищеварительного тракта или выделении патогенных и условно-патогенных бактерий; в составе комплексной терапии при крапивнице, экземе, атопическом дерматите. Его назначают внутрь взрослым и детям 2 раза в сутки за 40 мин до еды. Суточные дозы в зависимости от возраста составляют: детям в возрасте до 2 лет — по 1 капсуле (содержимое вскрытой капсулы растворяют в молоке), старше 2 лет — по 2 капсулы; взрослым — 2–4 капсулы.

Продолжительность применения при долечивании реконвалесцентов острых кишечных инфекций, а также при длительной кишечной дисфункции неустановленной этиологии не менее 4–6 нед.; при неспецифическом язвенном колите, а также хроническом колите и энтероколите — 1,5–2 мес.; при дисбактериозе различной этиологии — 3–4 нед. Для закрепления полученного клинического эффекта при неполной нормализации кишечной микрофлоры через 10–14 дней после окончания курса лечения препарат назначают в поддерживающей дозе (1/2 обычной суточной дозы) на протяжении 1–1,5 мес. При рецидивирующем течении заболевания целесообразны повторные курсы лечения. Особые указания: для сохранения жизнеспособности бактериального компонента препарата желательно не запивать Лактовит форте горячими напитками. Клиницисту важно помнить, что применение препарата Лактовит форте не препятствует проведению антибиотикотерапии.

С 1950-х годов накоплен опыт использования Lactobacillus для профилактики диареи, вызванной приемом антибиотиков. В настоящее время в литературе имеются сообщения о позитивном терапевтическом эффекте витаминно-минеральных комплексов с пробиотиками у часто болеющих детей (Н.В. Болотова и соавт., 2008).

На кафедре педиатрии Луганского государственного медицинского университета под руководством профессора И.Б. Ершовой проведено изучение эффективности препарата Лактовит форте при лечении дисфункций кишечника, развившихся у 34 детей на фоне антибактериальной терапии по поводу пневмоний, у 37 — после перенесенных острых кишечных инфекций. Возраст наблюдаемых детей составил от периода новорожденности до 6 лет. Показано, что на фоне приема Лактовит форте в течение 3–4 суток нормализовывались клинические проявления диспепсии кишечника, восстанавливалось содержание короткоцепочечных жирных кислот (С2–С6) в кале, на 6–7 суток раньше восстанавливалась микрофлора кишечника. Клиническое улучшение при использовании молочнокислых бактерий коррелировало с иммунологическими показателями, восстанавливались показатели как местного, так и общего иммунитета: уровень иммуноглобулинов А, М, G; активизировались показатели фагоцитоза, снижалось содержание фактора некроза опухоли альфа.

Также доказана важная роль Лактовита форте в коррекции дисбиозов кишечника у детей в исследовании, проведенном в Днепропетровской государственной медицинской академии (Е.Д. Дука, 2006), показана эффективность препарата Лактовит форте в коррекции дисбиоценоза кишечника в комплексном лечении гепатитов у детей (И.Б. Ершова и соавт., 2006).

Клинический интерес представляет исследование, проведенное в Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика. Под наблюдением находились 20 больных с хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта с синдромом дисбактериоза кишечника 1–3-й степени. В комплексной терапии им назначали препарат Лактовит форте по 1 капсуле за 40 мин до еды 2 раза в сутки на протяжении 30 дней. После лечения болевой симптом исчез у 18 больных из 20, метеоризм, урчание, вздутие — у 14 из 16. У всех больных отмечено увеличение количества облигатной флоры — бифидо- и лактобактерий (Н.В. Харченко, 2007).

Наш собственный опыт также свидетельствует об эффективности и высоком профиле безопасности препарата Лактовит форте у детей в практике как стационарной, так и амбулаторной педиатрии. К преимуществам данного комбинированного препарата, содержащего Lactobacillus sporogenes/Bacillus coagulans, следует отнести его устойчивость к действию антибиотиков и кислой среды желудка, содержание витаминов В9 и В12, оказывающих синергическое действие и восстанавливающих слизистую оболочку кишечника, имеющих репаративные и иммуномодулирующие свойства, а также возможность применения у детей с первых месяцев жизни.

Таким образом, комбинированный препарат, содержащий Lactobacillus sporogenes и витамины В9, В12, Лактовит форте вполне обоснованно рассматривать как эффективное и безопасное средства поддержания и восстановления физиологического микробиоценоза кишечника ребенка.


Bibliography

1. Бережной В.В., Крамарев С.А., Мартынюк В.Ю., Шунько Е.Е., Янковский Д.С., Дымент Г.С. Микроэкологические нарушения у детей и современные возможности повышения эффективности их коррекции // Здоровье женщины. — 2002. — № 4(12).

2. Дубровская М.И., Мухина Ю.Г., Нетребенко О.К. Пробиотики и формирование микробиоценоза у детей первого года жизни // Лечащий врач. — 2003. — № 5.

3. Дука Є.Д. Діагностика та корекція дисбіозів кишечнику в дітей // Українська медична газета. — 2006. — № 6.

4. Ершова И.Б., Коваленко И.В., Дворядкина Л.В., Матаева Н.В. Коррекция дисбактериоза кишечника в комплексном лечении гепатитов у детей // Современная педиатрия. — 2006. — 2(11).

5. Мухина Ю.Г. Диагностика и коррекция дисбактериоза у детей // Мать и дитя. Педиатрия. — 1999. — Т. 7, № 11.

6. Рева Аэлита. 120 миллионов спор лактобактерий в одной капсуле // Еженедельник «Аптека». — 2004. —№ 16(437).

7. Хавкин А.И. Микрофлора пищеварительного тракта. — М.: Фонд социальной педиатрии, 2006.

8. Харченко Н.В. Вивчення ефективності препарату «Лактовіт форте» при хронічних хворобах шлунково-кишкового тракту із синдромом дисбактеріозу кишечнику // Сучасна гастроентерологія. — 2007. — № 3(35).

9. Alaimo K., McDowell M.A., Briefel R.R., Bischof A.M., Caughman C.R., Loria C.M., Johnson C.L. Dietary intake of vitamins, minerals, and fiber of persons ages 2 months and over in the United States: Third National Health and Nutrition Examination Survey, Phase 1, 1988-91 // Advance Data. — 1994. — № 258. — 1-28.

10. Bjorksten В., Sepp Е., Julge К., Ноог Т., Mikelsaar М. Allergy development and the intestinal microflora during the first year of life // J. Allergy Olin. Immunol. — 2001. — 108.

11. Gibson G.R., Roberfroid М. Dietary modulation of the human colonic microbiota: Introducing the concept of prebiotics // J. Nutr. — 1995. — 1256.

12. Isolauri E., Arvola T., Sutas Y., Moilanen E., Salminen S. Probiotics in the management of atopic eczema // Clin. Exp. Allergy. — 2000 Nov. — 30 (11).

13. Kalliomaki M., Isolauri E.J. Probiotics during pregnancy and breastfeeding might confer immunomodulatory protection against atopic disease in the infant // Allergy Clin. Immunol. — 2002 Jan. — 109 (1).

14. Kalliomaki M., Salminen S., Arvilommi H., Kero P., Koskinen P., Isolauri E. Probiotics in primary prevention of atopic disease: a randomised placebocontrolled trial // Lancet. — 2001 Apr. — 7. — 357.

15. Mackie R.l., Sghir А., Gaskins H.R. Developmental microbial ecology of the neonatal gastrointestinal tract // Am. J. Clin. Nutr. — 1999. — 69.

16. Pant N., Hultberg A., Zhao Y., Svensson L., Pan-Hammarstrom Q., Johansen K., Pouwels P.H., Ruggeri F.M., Hermans P., Frenken L., Boren T., Marcotte H., Hammarstrom L. Lactobacilli expressing variable domain of llama heavy-chain antibody fragments (lactobodies) confer protection against rotavirus-induced diarrhea // J. Infect. Dis. — 2006. — 194 (11).

17. Sheil B. et al. Is the mucosal route of administration essential for probiotic function? Subcutaneous administration is associated with attenuation of murine colitis and arthritis // Gut. — 2004. — 53 (5).

18. Suitor C.W., Bailey L.B. Dietary folate equivalents: interpretation and application // Journal of the American Dietetic Association. — 2000. — 100(1). — 88-94.

19. Walker W.A. Role of Nutrients and Bacterial Colonisation in the Development of Intestinal Host Defence // J. Paediatr. Gastroenterol. Nutr. — 2000. — 30.

20. Weizman Z., Asli G., Alsheikh A. Effect of a probiotic infant formula on infections in child care centers: comparison of two probiotic agents // Pediatrics. — 2005. — 115(1). 


Back to issue