Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Child`s Health" 5(14) 2008

Back to issue

Роль микро- и макроэлементов в профилактике частых респираторных заболеваний у детей

Authors: А.Е. АБАТУРОВ, О.Н. ГЕРАСИМЕНКО, Т.П. КВИТНИЦКАЯ, Днепропетровская государственная медицинская академия

Categories: Infectious diseases, Pediatrics/Neonatology, Otorhinolaryngology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Достаточное поступление микро- и макроэлементов является обязательным условием для нормального развития и функционирования иммунной системы ребенка, позволяющим сохранять резистентность к инфекционным агентам и эффективно элиминировать их из организма. Капли Береш Плюс® могут служить препаратом выбора не только для профилактики и лечения полимикроэлементных дефицитов, но и для предупреждения развития частых респираторных инфекций у детей. Предэпидемические периоды (осенне-зимне-весенние) также требуют профилактического назначения препарата Капли Береш Плюс®.

Инфекционные болезни органов дыхания являются самой распространенной патологией детского возраста [1]. В современной структуре инфекционной заболеваемости детей удельный вес острых респираторных инфекций достигает 70 % [3]. В последнее время отмечается негативная тенденция патоморфоза острых респираторных инфекций к затяжному течению, развитию осложненных форм [8, 11], которые по-прежнему являются ведущей причиной смертности в развитых странах, в том числе и в Украине [2, 4, 7]. Наблюдается увеличение контингента детей, часто болеющих острыми респираторными инфекциями (ЧБД). На долю ЧБД первых 7 лет жизни приходится до 50 % всех зарегистрированных острых респираторных заболеваний. Частые респираторные заболевания наносят существенный ущерб состоянию здоровья детей, являясь фактором риска развития хронической бронхолегочной патологии как инфекционно-воспалительного, так и аллергического генеза [5, 6].

Возникновение частых острых респираторных заболеваний у детей обусловлено влиянием генетических, медико-биологических, социально-гигиенических неблагоприятных факторов, действие которых приводит к нарушению функционирования механизмов противоинфекционной защиты организма. Полученные в последние годы данные свидетельствуют о том, что иммунная система у большинства ЧБД хотя и не имеет грубых первичных и приобретенных дефектов, но характеризуется высокой напряженностью процессов иммунного реагирования, нарушением межклеточной кооперации и недостаточностью резервных возможностей. Такое состояние иммунной системы является фактором высокого риска развития осложнений.

Согласно современным представлениям иммунная система состоит из двух взаимосвязанных элементов — механизмов врожденного и приобретенного иммунитета. К системе врожденного иммунитета относят кожу и слизистые, гуморальные факторы (комплемент, лизоцим, растворимые рецепторы для патогенов) и клеточные элементы (макрофаги, тучные клетки, нейтрофилы, дендритные клетки, моноциты, эозинофилы, базофилы, естественные киллеры и др.). Одной из функций врожденного иммунитета является распознавание и элиминация в первые часы после заражения вторгшегося патогена и выработка сигналов, обусловливающих формирование специфического иммунного ответа. Система врожденного иммунитета распознает присущие только микроорганизмам и не имеющие аналогов в макроорганизме консервативные молекулярные структуры, обозначаемые термином «патоген-ассоциированные молекулярные структуры» (patogen associated molecular patterns — PAMP). Наиболее известными РАМР являются липополисахариды (LPS), представляющие структурные компоненты внешней мембраны грамотрицательных бактерий; тейхоевые и липотейхоевые кислоты, которые являются мембранными компонентами преимущественно грамположительных бактерий; пептидогликаны грамположительных и грамотрицательных бактерий; липоарабиноманноза микобактерий; зимозан грибов; вирусные РНК; бактериальные ДНК [9, 31, 43, 47]. Эти структуры распознаются специальными образраспознающими рецепторами (pattern recognition receptors — PRR). PRR рассматриваются как носители эволюционной памяти многоклеточных организмов о «своем» и «чужом». В зависимости от формы функционирования выделяют несколько групп PRR: группу солютабных секретируемых внеклеточных рецепторов, присутствующих как свободные компоненты в бронхоальвеолярном секрете; группу мембранных рецепторов, участвующих в эндоцитозе; группу сигнальных трансмембранных Toll-подобных рецепторов (Toll-like receptors — TLR) и группу внутриклеточных цитозольных рецепторов [10, 44]. Солютабные PRR связываются с поверхностью микроорганизмов, способствуя их фагоцитозу. К солютабным рецепторам относят компонент C1q комплемента, С-реактивный белок, LPS-связывающий белок, маннозосвязывающий лектин. Рецепторы, экспрессированные на мембранах, и внутриклеточные рецепторы образуют в организме сеть. Выделяют следующие семейства рецепторов: Toll-подобные рецепторы, маннозные рецепторы, рецепторы-мусорщики, рецепторы — активаторы естественных киллеров и два семейства рецепторов, расположенных в цитоплазме: NOD-подобные и RJG-подобные рецепторы. При развитии ответа врожденного иммунитета на патоген происходит взаимодействие между TLR и рецепторами других семейств (маннозными, мусорщиками и т.д.).

Противоинфекционная защита респираторного тракта включает в себя механический барьер, элементы врожденной неспецифической защиты и систему специфического иммунного ответа. Механический барьер органов дыхания обусловлен физически непрерывным слоем эпителиальных клеток, постоянно возобновляемым слизевым покрытием, которые пространственно разобщают внутреннюю среду организма и инфекционные агенты, эвакуаторной деятельностью реснитчатого эпителия трахеобронхиального дерева, кашлем. Врожденная неспецифическая защита бронхолегочной системы организована высококоординированной деятельностью эпителиоцитов, макрофагов, альвеолярных макрофагов, нейтрофилов, дендритных клеток, эозинофилов и других клеток, которые участвуют в развитии процесса воспаления, элиминации инфекционных агентов, синтезируют биологически активные вещества с выраженной противобактериальной, противогрибковой, противовирусной активностью. Система специфического иммунного ответа распознает инфекционные агенты, продукты их жизнедеятельности, которые несут определенные антигенные структуры, и формирует приобретенный иммунитет [16, 19, 20, 22, 33, 39, 45]. Нарушение функции любого компонента системы защиты органов дыхания может привести к возникновению частых острых респираторных инфекций, развитию хронических форм заболевания органов дыхания [13, 34, 48]. Механизмы врожденной неспецифической защиты выполняют первичную и немедленную защиту респираторного тракта от инфекционных агентов в отличие от специфического иммунитета, которому для реализации своего действия необходимо от 4 до 7 суток [28, 32, 35]. Система врожденной неспецифической защиты предопределяет как выбор антигенов инфекционных агентов, на которые будет отвечать специфический иммунитет, так и характер этой реакции [14, 21–23, 25].

Достаточное поступление микро- и макроэлементов в соответствии с меняющимися потребностями растущего детского организма является обязательным условием для нормального развития и функционирования иммунной системы, позволяющим не только сохранять резистентность к инфекционным агентам, но и эффективно элиминировать возбудитель из организма [17, 24].

Микро- и макроэлементы самостоятельно участвуют в большинстве биохимических реакций в организме, в регуляции водно-солевого обмена и др. Особенно велика их роль в качестве активаторов ферментов, без которых сложно представить хотя бы один процесс в организме ребенка. Микро- и макроэлементы являются структурными компонентами ферментов, их активными каталитическими центрами, коферментами или кофакторами для других микронутриентов, в частности витаминов. Особенно востребованы неорганические ионы иммунной системой, так как большая часть составляющих ее компонентов не может полноценно выполнять свои функции без активной работы ферментативных систем. Таким образом, достаточный микроэлементный запас — залог полноценного функционирования иммунной системы.

Микро- и макроэлементы имеют исключительно экзогенное происхождение, и единственным их источником является пища, поскольку сам организм не способен к их синтезу. Одна из особенностей детского организма — высокая скорость обменных процессов, в связи с чем потребности в макро- и микроэлементах у детей не могут быть удовлетворены только лишь продуктами питания и профилактический прием полимикроэлементных препаратов является необходимым условием для предупреждения развития частых респираторных заболеваний.

Основными микро- и макроэлементами, влияющими на функционирование иммунной системы, являются: железо, цинк, магний, марганец, медь, молибден, ванадий, никель, бор, фтор, кобальт.

Дефицит цинка приводит к нарушению функционирования как неспецифических, так и специфических механизмов защиты макроорганизма [27]. Цинк играет важную роль в поддержании баланса между клеточным и гуморальным иммунитетом [26]. Дефицит цинка приводит к ингибированию Th1-ответа иммунной системы за счет снижения продукции интерферона-γ, TNF-α, IL-2 при сохранении напряжения синтеза IL-4, IL-6 и IL-10 мононуклеарными клетками [37, 41]. Восполнение дефицита цинка способствует восстановлению нарушений иммунитета, снижению частоты респираторных и кишечных инфекционных заболеваний у детей [30, 38, 40]. Дефицит железа может привести к развитию анемии, снижению уровня резистентности организма к инфекционным агентам, подавлению активности когнитивной функции [12, 18]. Дефицит железа в организме приводит к выраженному нарушению клеточного иммунитета в связи с тем, что ионы железа играют ведущую роль в работе механизмов, регулирующих функциональную активность T-лимфоцитов [36, 46]. Магний является важнейшим компонентом ферментативных систем, участвующих в белковом, углеводном и жировом обменах. Участие магния необходимо для адекватного функционирования иммунной системы [42]. Медь активно участвует в процессах функционирования центральной нервной и иммунной систем. Наличие дефицита меди при инфекционно-воспалительных заболеваниях сопровождается снижением продукции IL-2 Т-лимфоцитами и активности Th1-ответа [29]. Бор является не только необходимым компонентом кальций-фосфорного обмена, но и важнейшим фактором, определяющим функционирование иммунной системы. Дефицит селена может привести к активации авирулентных штаммов вирусов Коксаки, инфицирование которыми приводит к развитию миокардита [15]. Марганец является активатором многочисленных ферментов, участвует в биосинтезе белка, ДНК, РНК и в углеводном обмене. Применение фторсодержащих препаратов играет важнейшую роль в профилактике кариеса у детей в связи с тем, что фтор стабилизирует содержание кальция в костях. Фтор, кобальт, молибден, ванадий, никель принимают участие в механизмах противоинфекционной защиты. При недостатке кобальта, который входит в состав молекулы витамина В12, появляется слабость и понижается аппетит. Дефицит молибдена приводит к непереносимости некоторых аминокислот, появлению раздражительности, тахикардии, «куриной слепоты» и серьезных неврологических нарушений. Ванадий способствует снижению уровня холестерина в сыворотке крови. При достаточном обеспечении организма никелем уровень глюкозы и холестерина в сыворотке крови поддерживается в пределах возрастной нормы [6].

Одним из препаратов, содержащих комплекс микро- и макроэлементов, эффективность и безопасность которого научно обоснована и который применяется для профилактики и лечения дефицита микро- и макроэлементов во многих странах Европы, является препарат Капли Береш Плюс®, изобретенный венгерским ученым Иожефом Берешем [6]. Капли Береш Плюс® — оригинальный полимикроэлементный препарат, в состав которого в оптимально сбалансированном соотношении входят координативно связанные с органическими молекулами-носителями соли 11 макро- и микроэлементов, что обеспечивает максимально приближенные к физиологическим условиям процессы всасывания (табл. 1).

Многие из них относят к эссенциальным (незаменимым) элементам, регулярное поступление которых в организм абсолютно необходимо (табл. 2).

Учитывая роль микро- и макроэлементов в функционировании иммунной системы, частые респираторные инфекции, длительное течение заболевания, предэпидемические периоды требуют назначения препарата Капли Береш Плюс®. Также показаниями для назначения препарата Капли Береш Плюс® являются недостаточное поступление микроэлементов с продуктами питания, заболевания и состояния, которые сопровождаются повышенной потребностью в микроэлементах (в том числе повышенная физическая нагрузка, повышенная утомляемость, общая слабость, отсутствие аппетита, бессонница, период реконвалесценции после инфекционно-воспалительных заболеваний, операций).

Применение Капель Береш Плюс® проводится по следующей схеме.

При профилактике:

— в случае веса тела 10–20 кг — 2 x 5 капель в сутки;

— в случае веса тела 20–40 кг — 2 x 10 капель в сутки;

— в случае веса тела свыше 40 кг — 2 x 20 капель в сутки.

При использовании в лечебных целях, а также в качестве дополнительной терапии:

— в случае веса тела 10–20 кг — 2 x 10 капель в сутки;

— в случае веса тела 20–40 кг — 2 x 20 капель в сутки;

— в случае веса тела свыше 40 кг — 3 x 20 капель в сутки.

Противопоказаниями для назначения препарата Капли Береш Плюс® являются масса тела меньше 10 кг, заболевания, связанные с нарушением обмена железа и меди (гемохроматоз, гемосидероз, болезнь Вильсона — Коновалова), декомпенсация хронической почечной недостаточности, повышенная чувствительность к компонентам препарата.

Побочные эффекты развиваются очень редко, преимущественно если капли принимают натощак или с меньшим, чем рекомендовано, объемом жидкости: могут появиться транзиторные слабовыраженные диспептические явления (тошнота, боль в эпигастральной области).

Таким образом, Капли Береш Плюс® являются препаратом выбора не только для профилактики или лечения микро- и макроэлементных дефицитов, но и для предупреждения развития частых респираторных инфекций у детей. Предэпидемические периоды (осенне-зимне-весенние) также требуют назначения препарата Капли Береш Плюс® в профилактической дозе.


Bibliography

1. Зайцева О.В., Левин А.Б. Рациональный выбор муколитической терапии в комплексном лечении детей с осложненными формами пневмонии // Современная педиатрия. — 2005. — № 3. — С. 103-110.

2. Клиническая эффективность антибактериального препарата аугментин при лечении пневмонии у детей в домашних условиях / В.В. Бережной, И.Б. Орлик, Р.Т. Вдовенко, Л.Г., Аносова, А.К. Романчук // Современная педиатрия. — 2005. — № 3. — С. 99-102.

3. Крамарев С.А., Костинская Н.Е. Профилактическая эффективность препарата «Анаферон детский» при ОРВИ и гриппе у детей // Современная педиатрия. — 2005. — № 3. — С. 119-121.

4. Майданник В.Г. Клинические рекомендации по диагностике и лечению острой пневмонии у детей. — К., 2002. — 106 с.

5. Самсыгина Г.А. Часто болеющие дети: проблемы патогенеза, диагностики и терапии // Педиатрия. — 2005. — № 1. — С. 66-74.

6. Чумакова М.М. Микроэлементы в Каплях Береш Плюс® — важные составляющие здоровья // Consilium Medicum. — 2004. — Т. 4, № 2.

7. Юлиш Е.И., Волосовец А.П. Клиника, диагностика и лечение внебольничных пневмоний у детей. — Донецк: Регина, 2004. — 215 с.

8. Abaturov A.E., Bolbot Y.K., Bolbot T.Y. Morphology Particularities of Bronchial Mucosa in Children with Recurrent Bronchitis // Pediatric Research / Pediatric Academic Societies' Annual Meeting / Washington State Convention and Trade Center Seattle, Washington. Saturday, May 3 — Tuesday, May 6, 2003. — № 1347.

9. Aderem A., Ulevitch R.J. Toll-like receptors in the induction of the innate immune response // Nature. — 2000. — Vol. 406. — P. 782-787.

10. Akira S., Uemats S., Takeuchi. Pathogen recognition and innate immunity // Cell. — 2006 — V. 124. — P. 783-801.

11. Bartlett J.G. // Management of respiratory tract infection. — 3 rd ed. — Philadelphia, 2001. — P. 178-182.

12. Beard J.L. Iron biology in immune function, muscle metabolism and neuronal functioning // J. Nutr. — 2001. — Vol. 131. — P. 568S-579S.

13. Beutler B. Innate immunity: an overview // Mol. Immunol. — 2004. — Vol. 40. — P. 845-859.

14. Beutler B., Hoffmann J. Innate immunity // Curr. Opin. Immunol. — 2004. — Vol. 16. — P. 1-3.

15. Beck M.A. Antioxidants and viral infections: host immune response on viral pathogenicity // J. Am. Coll. Nutr. — 2001. — Vol. 20. — P. 384S-388S.

16. Blach-Olszewska Z. Innate immunity: cells, receptors and signaling pathway // Arch. Immunol. Ther. Exp. — 2005. — Vol. 53. — P. 245-253.

17. Bonham M., O'Connor J.M., Hannigan B.M., Strain J.J. The immune system as a physiological indicator for marginal copper status? // Br. J. Nutr. — 2002. — Vol. 87. — P. 393-403.

18. Brock J.H., Mulero V. Cellular and molecular aspects of iron and immune function // Proc. Nutr. Soc. — 2000. — Vol. 59. — P. 537-540.

19. Bronchial epithelium as a key regulator of airway allergen sensitization and remodeling in asthma / S.T. Holgate, P. Lackie, S. Wilson, W. Roche, D. Davies // Am. J. Respir. Crit. Care Med. — 2000. — Vol. 162. — P. S113‑S117.

20. Coraux C., Hajj R., Lesimple P., Puchelle E. Reparation et regeneration de l'epithelium respiratoire // Med. Sci. — 2005. — Vol. 21, № 12. — P. 1063-1069.

21. Dempsey P.W., Vaidya S.A., Cheng G. The art of war: Innate and adaptive immune responses // Cell. Mol. Life Sci. — 2003. — Vol. 60. — P. 2604-2621.

22. Diamond G., Legarda D., Ryan L.K. The innate immune response of the respiratory epithelium // Immunol. Rev. — 2000. — Vol. 173. — P. 27-38.

23. Diefenbach A., Raulet D.H. Innate immune recognition by stimulatory immunoreceptors // Curr. Opin. Immunol. — 2003. — Vol. 15. — P. 37-44.

24. Failla M. Trace Elements and Host Defense: Recent Advances and Continuing Challenges // J. Nutr. — 2003. — Vol. 133. — P. 1443S-1447S.

25. Fenton M.J., Golenbock D.T. LPS-binding proteins and receptors // J. Leukoc. Biol. — 1998. — Vol. 64. — P. 25‑32.

26. Field C.J., Johnson I.R., Schley P.D. Nutrients and their role in host resistance to infection // J. Leukoc. Biol. — 2002. — Vol. 71. — P. 16-32.

27. Genome-level expression profiles in pediatric septic shock indicate a role for altered zinc homeostasis in poor outcome / H.R. Wong, T.P. Shanley, B. Sakthivel, N. Cvijanovich, R. Lin, G.L. Allen, N.J. Thomas, A. Doctor, M. Kalyanaraman, N.M. Tofil et al. // Physiol. Genomics. — 2007. — Vol. 30, № 2. — P. 146-155.

28. Girardin S.E., Philpott D.J., Lemaitre B. Sensing microbes by diverse hosts // EMBO Rep. — 2003. — Vol. 4, № 10. — P. 932-936.

29. Hopkins R.G., Failla M.L. Cu deficiency reduces interleukin-2 production and mRNA levels in human T‑lymphocytes // J. Nutr. — 1997. — Vol. 127. — P. 257-262.

30. Impact of zinc supplementation on subsequent growth and morbidity in Bangladeshi children with acute diarrhoea / S.K. Roy, A.M. Tomkins, R. Haider, R.H. Behren, S.M. Akramuzzaman, D. Mahalanabis, G.J. Fuchs // Eur. J. Clin. Nutr. — 1999. — Vol. 53. — P. 529-534.

31. Janeway C.A. Jr, Medzhitov R. Innate immune recognition // Annu. Rev. Immunol. — 2002. — Vol. 20. — P. 197-216.

32. Janeway C.A. Jr, Medzhitov R. Innate immune recognition // Annu. Rev. Immunol. — 2002. — Vol. 20. — P. 197-216.

33. Laberge S., El Bassam S. Cytokines, structural cells of the lungs and airway inflammation // Paediatr. Respir. Rev. — 2004. — Vol. 5, Suppl. A. — P. S41-S45.

34. Medzhitov R., Biron C.A. Innate immunity // Curr. Opin. Immunol. — 2003. — Vol. 15. — P. 2-4.

35. Medzhitov R., Janeway C. Jr. Innate Immunity // N. Engl. J. Med. — 2000. — Vol. 343, № 5. — Р . 338-344.

36. Oppenheimer S.J. Iron and its relation to immunity and infectious disease // J. Nutr. — 2001. — Vol. 131. — P. 616S-633S.

37. Prasad A.S. Effects of zinc deficiency on Th1 and Th2 cytokine shifts // J. Infect. Dis. — 2000. — Vol. 182 (Suppl. 1). — P. S62-S68.

38. Prevention of diarrhea and pneumonia by zinc supplementation in children in developing countries: pooled analysis of randomized controlled trials. Zinc Investigators' Collaborative Group / Z.A. Bhutta, R.E. Black, K.H. Brown, J.M. Gardner, S. Gore, A. Hidayat, F. Khatun, R. Martorell, N.X. Ninh, M.E. Penny, J.L. Rosado, S.K. Roy, M. Ruel, S. Sazawal, A. Shankar // J. Pediatr. — 1999. — Vol. 135. — P. 689-697.

39. Presland R.B., Jurevic R.J. Making sense of the epithelial barrier: what molecular biology and genetics tell us about the functions of oral mucosal and epidermal tissues // J. Dent. Educ. — 2002. — Vol. 66. — P. 564-574.

40. Randomised controlled trial of zinc supplementation in malnourished Bangladeshi children with acute diarrhoea / S.K. Roy, A.M. Tomkins, S.M. Akramuzzaman, R.H. Behrens, R. Haider, D. Mahalanabis, G. Fuchs // Arch. Dis. Child. — 1997. — Vol. 77. — P. 196-200.

41. Scott M.E., Koski K.G. Zinc impairs immune responses against parasitic nematode infections at intestinal and systemic sites // J. Nutr. — 2000. — Vol. 130. — P. 1412S‑1420S.

42. Short Communication: Changes in Micromineral, Magnesium, Cytokine, and Cortisol Concentrations in Blood of Dairy Goats Following Intramammary Inoculation with Staphylococcus aureus / J.L. Ma, J.F. Wang, K. Wang, C.X. Wu, T. Lai, Y.H. Zhu // J. Dairy Sci. — 2007. — Vol. 90, № 10. — P. 4679-4683.

43. Takeda K., Kaisho T., Akira S. Toll-like receptors // Annu. Rev. Immunol. — 2003. — Vol. 21. — P. 335-376.

44. Trinchieri G., Sher A. Cooperation of Toll-like receptor signals in innate immune defence // Nature Reviews. Immunol. — 2007. — V. 7. — P. 179-190.

45. Vestbo J. Epidemiological studies in mucus hypersecretion // Novartis Found Symp. — 2002. — Vol. 248. — P. 277-282.

46. Walker E.M. Jr, Walker S.M. Effects of iron overload on the immune system // Ann. Clin. Lab. Sci. — 2000. — Vol. 30. — P. 354-365.

47. Werling D., Jungi T.W. Toll-like receptors linking innate and adaptive immune response // Vet. Immunol. Immunopathol. — 2003. — Vol. 91. — P. 1-12.

48. Whitsett J.A. Series Introduction: Intrinsic and innate defenses in the lung: intersection of pathways regulating lung morphogenesis, host defense, and repair // J. Clin. Invest. — 2002. — Vol. 109, № 5. — P. 565-569.

Similar articles

Authors: А.Е. Абатуров, Днепропетровская государственная медицинская академия
"Child`s Health" 1(10) 2008
Date: 2008.08.20
Categories: Infectious diseases, Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual

Back to issue