Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Child`s Health" 3(18) 2009

Back to issue

Коррекция нарушений элементного состава организма у детей в условиях неблагоприятных экологических воздействий с помощью энтеросорбента последнего поколения Белый уголь

Authors: Нагорная Н.В., Дубовая А.В. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького Гончаренко И.П. Лечебно-диагностический центр «Биотическая медицина», г. Донецк

Categories: Pediatrics/Neonatology

print version


Summary

В работе представлены данные оценки элементного гомеостаза 20 детей (10 мальчиков и 10 девочек) в возрасте 14–17 лет, учащихся лицея «Эрудит». Выявлено, что у всех детей, живущих в экологически неблагоприятных условиях, имеются патологические изменения макро- и микроэлементного гомеостаза, нашедшие отражение в клинической картине имеющихся заболеваний. Белый уголь эффективен и без­опасен при хронической интоксикации токсичными и потенциально токсичными элементами, не выводит жизненно необходимые элементы, что дает основание рекомендовать препарат к применению у детей, живущих в экологически неблагоприятных условиях.


Keywords

дети, экология, элементный состав организма, Белый уголь.

Изучая совокупность факторов, которые формируют и на протяжении всей жизни влияют на состояние здоровье человека, эксперты Всемирной организации здравоохранения установили, что эта качественная характеристика непосредственно зависит от состояния окружающей среды (на 18–20 %), а также от тесно связанного с этим фактором способа жизни (на 50–52 %) и наследственности (на 20–22 %), тогда как зависимость от уровня развития системы здравоохранения составляет лишь 7–12 % [2]. В настоящее время, несмотря на уменьшение количества работающих предприятий, промышленные выбросы химических загрязнителей в атмосферу Украины достигают ежегодно около 11 млн тонн, что составляет 20–25 % суммарного выброса в целом по странам СНГ, при условии, что наша страна занимает только 3 % его территории. На одного жителя Украины приходится 300 кг вредных техногенных веществ в год [7]. Установлено, что за последние десять лет значительно выросла доля автотранспорта в загрязнении окружающей среды, достигая в промышленных регионах 30–32 % [1]. В настоящее время в различных сферах промышленности используются более 70 элементов периодической системы, 43 из которых — тяжелые металлы. Значительный вклад в загрязнение окружающей среды вносит химизация сельского хозяйства [11]. Ежегодно в грунты Украины вносится 1 700 000 центнеров пестицидов, 150 000 центнеров минеральных удобрений. С ними поступают в почву 1800 тонн свинца, 400 тонн кадмия, 2200 тонн цинка, 200 тонн меди [8]. Обоснованную тревогу вызывает использование генетически модифицированных веществ, красителей, консервантов при производстве продуктов питания [15]. Источником различных вредных веществ, попадающих в окружающий воздух, является табачный дым [2]. При этом наиболее восприимчивой к влиянию экогенных факторов является детская популяция [4, 6, 10]. Согласно результатам анализа статистических данных, за последние пять лет показатели заболеваемости детского населения Украины, в том числе и Донбасса, негативно изменились во всех возрастных группах по 18 из 19 классов болезней [4, 5, 8]. По данным Е.М. Лукьяновой, уже 70 % дошкольников имеют различные нарушения состояния здоровья, при этом 30 % из них — хроническую патологию [9]. К моменту окончания школы только 8 % детей являются здоровыми. В.И. Агарков и соавт. [1], обследовав в Донбассе 402 школьника 14–17 лет, выявили у 91 % девочек и 84 % мальчиков снижение физической работоспособности, напряженность антитоксических механизмов, иммунный дисбаланс.
Прогрессирующее снижение качества здоровья детей в Украине, имеющаяся доказательная база о значительной степени участия в этом патогенных факторов внешней среды, рост частоты экозависимой патологии (атопический дерматит, аллергический ринит, конъюнктивит, бронхиальная астма, артропатии, вегетативная дисфункция и др.) определяют актуальность оценки элементного гомеостаза и разработки путей коррекции его нарушений у детей в условиях неблагоприятных экологических воздействий, что и явилось целью настоящей работы.
С октября 2008 года сотрудниками кафедры педиатрии факультета интернатуры и последипломного образования Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького проводится программа «Улучшение показателей здоровья и работоспособности учащихся, проживающих в экологически неблагоприятных условиях Донбасса». Контингентом для участия в этой программе явились 20 детей (10 мальчиков и 10 девочек) в возрасте 14–17 лет, учащихся лицея «Эрудит» г. Донецка.
На первом этапе комплекс обследования включал углубленный сбор и анализ жалоб по специально разработанному опроснику с визуальной аналоговой 10-балльной шкалой, заполняемой врачом, где за 0 принимали отсутствие данного симптома у обследуемого, а отметка 10 соответствовала максимальной степени его проявления. Каждому ребенку проводили объективное и электрокардиографическое исследование. Оценку психоэмоционального и вегетативного статуса осуществляли комплексно с использованием опросника В.В. Седнева [12] и цветового теста Люшера (ЦТЛ) [16]. Результаты опросника В.В. Седнева оценивали по 6 шкалам: повышенная тревожность, вегетативные расстройства, астения, депрессия, конфликтность, нарушения сна. Анализ данных ЦТЛ проводили с расчетом коэффициентов гетерономности, концентричности, баланса личностных свойств, баланса вегетативной нервной системы, работоспособности, стрессового состояния по Г.А. Аменеву [3]. Спектральный анализ волос на содержание 33 элементов (9 токсичных, 8 потенциально токсичных и 16 жизненно необходимых) проведен методами атомно-эмиссионной спектрометрии в индуктивно-связанной плазме и атомно-абсорбционной спектрометрии с электротермической атомизацией в условиях лечебно-диагностического центра «Биотическая медицина».
По данным исходного спектрального многоэлементного анализа волос, физиологические показатели макро- и микроэлементов у обследованных отсутствовали. Наличие токсичных и потенциально токсичных элементов констатировано у 16 чел. (80,0 %): токсичные ртуть — у 3 чел. (15,0 %), барий — у 1 чел. (5,0 %); потенциально токсичные стронций — у 14 чел. (70,0 %), кремний — у 6 чел. (30,0 %), никель — у 1 чел. (5,0 %).
Ртуть относится к чрезвычайно опасным веществам. Металлическая ртуть используется в производстве хлора, красителей, в электротехнической промышленности, сельском хозяйстве, оборонной промышленности и медицине (в том числе в стоматологии для изготовления амальгам) [14]. Процесс метилирования неорганической ртути в донных отложениях озер, рек и других водоемов является ключевым звеном в пищевой цепи, обусловливающим поступление ртути в организм человека. Много ртути поступает в организм человека с морской рыбой, морепродуктами, рисом [13]. Клиническими проявлениями хронической ртутной интоксикации, которые имели место у 3 учащихся лицея «Эрудит» с повышенным содержанием ртути в волосах, являлись общее недомогание (выявлено у 3 чел.), снижение памяти (имело место у 2 чел.), плаксивость (отмечал 1 чел.), головная боль (выявлена у 3 чел.), нарушение сна (отмечено у 3 чел.), усиленное выпадение волос и повышенная ломкость ногтей (имели место у 2 чел.).
Барий относят к токсичным микроэлементам, однако он не считается мутагенным или канцерогенным. Барий используется в нефтяной и газодобывающей промышленности, при производстве стекол, красок, эмалей, в вакуумной пиротехнике [14]. В быту поступает в организм в основном с водопроводной водой. Барий депонируется в костях (замещая кальций) и мышцах (антагонист калия). Оказывает нейротоксическое, кардиотоксическое и гемотоксическое действие [13]. Вызывает гипокалиемию, мышечную слабость, колебания артериального давления, аритмию, которые отмечены у 1 учащегося с повышенным содержанием бария в волосах, хронический бронхит, пневмонию, выпадение волос на голове, бровей, ресниц.
Стронций — потенциально токсичный элемент, используется в металлургии, при производстве аккумуляторов, кинескопов телевизионной аппаратуры и пиротехнических средств; поступает в организм с пищей, водой и воздухом [14]. При избыточном поступлении стронций замещает ионы кальция в костях, вытесняет из тканей магний и кремний, вызывая дефицит кальция, магния и кремния, приводит к развитию дистрофических изменений костно-суставной системы, особенно в период роста и развития организма [13]. Следует отметить, что у всех детей с повышенным содержанием стронция в волосах выявлены деформации позвоночника (12 чел.) в виде сколиоза (10 чел.), кифоза (5 чел.), деформации грудной клетки (2 чел.), гипермобильность суставов (15 чел.) и нарушения прикуса (9 чел.).
Повышенное содержание кремния в волосах свидетельствует об усиленном выведении этого элемента, что бывает при избыточном поступлении кремния в организм и/или нарушении обмена кремния. Чаще всего повышенная концентрация кремния свидетельствует об ускоренном выведении этого элемента из организма (стадия преддефицита) [14]. Стронций может вытеснять кремний. При дефиците кремния снижается неспецифическая сопротивляемость организма (у всех учащихся с повышенным содержанием кремния в волосах отмечались частые респираторные заболевания), развивается слабость соединительной ткани (выявлена у всех детей с избытком кремния), повышается склонность к заболеваниям волос, ногтей, кожи, бронхов и легких, сосудов, суставов [13].
По данным ВОЗ, никель — один из наиболее опасных загрязнителей окружающей среды. Никель проникает в организм как с пищей, так и через кожу, слизистые оболочки: никелированная посуда, загрязненные овощи и фрукты, зубные протезы, коронки, табакокурение, а также профессиональный контакт в машиностроении, металлургии, угледобывающей, гальванике и других отраслях промышленности. В быту основной источник поступления никеля — гидрогенизированные жиры (маргарины, майонезы) [14]. Воздействие никеля в повышенных количествах обычно может проявляться в виде аллергических реакций (у 1 учащейся, имевшей повышенное содержание никеля в волосах, документирован аллергический ринит), анемии.
Доказано, что избыток ртути приводит к дефициту селена, цинка, серы; избыток бария — к дефициту калия; избыток стронция — к дефициту кальция, магния; избыток никеля — к дефициту кальция, цинка, марганца, серы, селена [13]. Указанное согласуется с результатами спектрального многоэлементного анализа волос учащихся лицея «Эрудит». Так, у всех обследованных выявлен дефицит жизненно важных элементов: кобальта, хрома, марганца, серы, селена — у 19 чел. (95,0 %); железа, калия — у 18 чел. (90,0 %); йода, натрия — у 17 чел. (85,0 %); фосфора — у 16 чел. (80,0 %).
Нарушение обмена кальция установлено у 14 чел. (70,0 %), из них 11 чел. (55,0 %) имели повышенное и 3 чел. (15,0 %) — пониженное его содержание в волосах. При этом повышенное содержание кальция в волосах обычно указывает не на избыток кальция, а на ускорение его метаболизма и, возможно, характеризует его усиленное выведение. Поэтому высокий уровень кальция в волосах свидетельствует либо о риске развития дефицита кальция в организме, либо об избыточном поступлении кальция извне, либо о вытеснении кальция из депо токсичными веществами (никель, стронций) [14]. Избыток кальция чаще всего приводит к следующим патологическим состояниям: деформация костей скелета (выявлена у 12 учащихся (60,0 %) в виде сколиоза (7 чел., 35,0 %), кифоза (4 чел., 20,0 %), деформаций грудной клетки (2 чел., 10,0 %), нарушений прикуса (9 чел., 45,0 %)); диспептические расстройства (документированы у 11 чел., 55,0 %) в виде боли в животе (6 чел., 30,0 %), отрыжки (3 чел., 15,0 %), тошноты (2 чел., 10,0 %), нарушений стула (3 чел., 15,0 %); усиление или учащение сердечных сокращений (наблюдались у 5 чел., 25,0 %); хронический гломерулонефрит (имел место у 1 учащегося). Снижение содержания кальция в волосах отражает недостаток этого макроэлемента в организме. Причиной этого могут быть недостаточное поступления кальция с пищей, болезни желчевыводящих путей (документированы у 6 чел., 30,0 %), болезни поджелудочной железы, нарушение всасывания в тонком кишечнике, низкая физическая активность (установлена у 7 чел., 35,0 %), дефицит витамина D, магния, накопление в организме стронция, никеля [13].
Нарушение обмена цинка документировано у 8 чел. (40,0 %), при этом 6 чел. (30,0 %) имели пониженное и 2 чел. (10,0 %) — повышенное его содержание в волосах. Повышенное содержание в волосах цинка обычно отражает не его избыточное поступление в организм (хотя это и возможно при контакте с цинком на производстве, при неконтролируемом потреблении препаратов цинка, в том числе мазей), а нарушение обмена веществ, которое может приводить к развитию дефицита и перераспределению этого элемента в организме. Для дифференциальной диагностики необходимо исследовать содержание цинка в сыворотке крови [14]. Основные проявления избытка цинка в организме: синдром иммунного дисбаланса (документирован у 8 чел., 40,0 %), аутоиммунные заболевания; нарушения состояния кожи, волос, ногтей (выявлены у 8 чел., 40,0 %); боль в животе (6 чел., 30,0 %), тошнота (4 чел., 20,0 %); снижение содержания в организме железа, меди [13]. Основные проявления дефицита цинка в организме: раздражительность (6 чел., 30,0 %), утомляемость (8 чел., 40,0 %), ухудшение памяти (4 чел., 20,0 %), нарушение сна (7 чел., 35,0 %); депрессивные состояния (2 чел., 10,0 %); снижение остроты зрения (2 чел., 10,0 %); потеря вкусовых ощущений, язвы в ротовой полости; расстройства обоняния; снижение аппетита (5 чел., 25,0 %); диарея; уменьшение массы тела (1 чел., 5,0 %); чешуйчатые высыпания на коже, угри (5 чел., 25,0 %), фурункулез, экзема, дерматит, псориаз, трофические язвы, плохое заживление ран; расслаивание ногтей, появление на них белых пятен (2 чел., 10,0 %); тусклый цвет волос (4 чел., 20,0 %), перхоть (4 чел., 20,0 %), замедление роста и выпадение волос (2 чел., 10,0 %); снижение уровня инсулина, риск развития сахарного диабета; снижение иммунитета, частые и длительные простудные заболевания (8 чел., 40,0 %); аллергические заболевания (1 чел., 5,0 %), анемия (1 чел., 5,0 %) [14].
Нарушение обмена магния также установлено у 8 чел. (40,0 %), из них 7 чел. (35,0 %) имели повышенное и 1 чел. (5,0 %) — пониженное его содержание в волосах. Повышенное содержание магния в волосах обычно указывает не на избыток магния, а на ускорение его метаболизма и, возможно, характеризует его усиленное выведение. Поэтому высокий уровень магния в волосах свидетельствует либо о риске развития дефицита магния в организме, либо об избыточном поступлении магния извне, либо о вытеснении магния из депо токсичными веществами (бериллий, кадмий, никель, стронций, свинец, алюминий) [13]. Снижение содержания магния обычно связано с недостаточным употреблением продуктов, являющихся его источником, избыточного употребления фосфатов (лимонады, колбасы, консервы). Также дефицит магния может быть вызван избыточным содержанием антагонистов магния (алюминий, никель, кадмий, марганец, свинец), повышенным расходом магния в период интенсивного роста [14].
Нарушение обмена меди выявлено у 7 чел. (35,0 %), при этом 5 чел. (25,0 %) имели пониженное и 2 чел. (10,0 %) — повышенное ее содержание в волосах. Снижение содержания меди чаще всего бывает вызвано избыточным поступлением в организм ее антагонистов (кадмий, свинец, цинк, железо, селен, молибден, бор) или синдромом мальабсорбции. Проявления дефицита меди могут включать образование аневризм стенок кровеносных сосудов, сколиоз (5 чел., 25,0 %), болезни суставов, предрасположенность к аллергическим заболеваниям (1 чел., 5,0 %), депигментацию кожи, витилиго, риск развития демиелинизирующих заболеваний, гипотиреоз, увеличение щитовидной железы, задержку полового развития у девочек, нарушение менструальной функции (3 чел., 15,0 %) [13]. Повышение содержания меди отражает усиленное выведение этого микроэлемента, что может быть связано с избыточным поступлением меди в организм (предприятия цветной металлургии, медьсодержащие удобрения и пестициды, процессы сварки и гальванизации, использование медной посуды), нарушением элиминации меди (болезни печени и желчевыводящих путей с застоем желчи, которые выявлены у 2 лицеистов с повышенным содержанием меди в волосах) или нарушением обмена меди (болезнь Коновалова — Вильсона). Избыточное содержание меди может приводить к дефициту цинка [14].
Полученные данные явились основанием для проведения курса детоксикации с использованием препарата Белый уголь по 1 таблетке 2 раза в сутки за 1 час до еды в течение 10 дней. Оценку переносимости и эффективности Белого угля проводили ежедневно по данным дневников самочувствия, заполняемых учащимися, и результатам врачебного контроля, проведенного после окончания 10-дневного курса Белого угля.
Анализ полученных данных свидетельствовал об улучшении самочувствия и состояния у 13 (65,0 %) детей. Так, общая слабость, которую отмечали при первичном осмотре 15 чел. (75,0 %), после 10-дневного курса Белого угля не беспокоила 6 чел., у остальных учащихся уменьшилась ее выраженность (с 7,3 до 4,2 баллов). Интенсивность головной боли, которую исходно отмечали 11 чел. (55,0 %), уменьшилась после 10-дневного курса Белого угля у 8 лицеистов (исходно средний балл качественной оценки составлял 5,6, после курса Белого угля — 3,7), трое учащихся жалоб на краниалгии при контрольном осмотре не предъявляли. Интенсивность головокружения, которое исходно отмечали 7 чел. (35,0 %), уменьшилась после 10-дневного курса Белого угля у 6 лицеистов (исходно средний балл качественной оценки составлял 6,4, после курса Белого угля — 4,2), 1 учащийся жалоб на головокружение не предъявлял. Интенсивность кардиалгий, которые исходно зафиксированы у 7 чел. (35,0 %), уменьшилась после 10-дневного курса Белого угля у 5 лицеистов (исходно средний балл качественной оценки составлял 4,3, после курса Белого угля — 3,1), 2 учащихся жалоб на кардиалгии при контрольном осмотре не предъявляли. Жалобы на усиленное и/или учащенное сердцебиение, которое исходно отмечали 4 чел. (20,0 %), после 10-дневного курса Белого угля сохранялись у половины обследованных, при этом интенсивность жалоб уменьшилась с 4,1 до 2,3 балла. Боль в животе, которую отмечали при первичном осмотре 6 чел. (30,0 %), после 10-дневного курса Белого угля не беспокоила 4 чел., у остальных учащихся уменьшилась ее интенсивность (с 4,3 до 2,2 балла).
Положительные изменения после курса Белого угля отмечены в психоэмоциональном и вегетативном статусе детей. Так, выраженность вегетативного дисбаланса, который исходно отмечен у 15 чел. (75,0 %), уменьшилась у 9 учащихся. Зарегистрировано снижение тревожности у 5 из 8 лицеистов, уменьшение астении — у 3 из 8 учащихся, улучшение сна — у 4 из 7 лицеистов.
Переносимость препарата была хорошей, побочных эффектов не отмечено. Дети дали следующую органолептическую оценку Белому углю: «очень хорошо» — 11 чел. (55,0 %), «хорошо» — 7 чел. (35,0 %), «удовлетворительно» — 2 чел. (10,0 %).
Контрольный спектральный анализ волос, проведенный через 3 месяца после исходного (время, необходимое для роста волос) у 10 человек (3 девочки и 7 мальчиков), свидетельствовал о положительных изменениях в элементном гомеостазе. Так, повышенный уровень ртути в волосах, имевшийся у 2 детей, после курса Белого угля снизился до допустимых значений у 1 лицеиста, у второго мальчика остался на прежнем уровне (мальчик проживает в Константиновском районе вблизи завода «Укрцинк»). Повышенный уровень стронция в волосах, имевшийся у 7 человек, после курса Белого угля снизился до допустимых значений у 6 детей, у одного лицеиста остался на прежнем уровне. Повышенное содержание кремния в волосах, отмечавшееся исходно у 3 детей, после курса Белого угля у 2 лицеистов снизилось до нормальных значений.
Уровень фосфора, дефицит которого был исходно зарегистрирован у 9 чел., после курса Белого угля у 7 чел. находился в пределах нормальных значений. Уровень серы после курса Белого угля снизился до допустимых значений у 7 из 9 лицеистов.
Уровень кальция, нарушение обмена которого было исходно задокументировано у 9 чел. (из них 6 чел. имели повышенное и 3 чел. — пониженное его содержание в волосах), после курса Белого угля у 1 лицеиста зарегистрирован в пределах нормальных значений, у остальных детей отмечалась тенденция к нормализации.
Уровень цинка, нарушение обмена которого было исходно отмечено у 5 чел., после курса Белого угля у 3 лицеистов зафиксирован в пределах нормальных значений, у остальных детей отмечалась тенденция к нормализации.
Уровень магния, нарушение обмена которого было исходно установлено у 3 чел., после курса Белого угля зарегистрирован в пределах нормальных значений у всех детей.
Уровень меди, нарушение обмена которой исходно было выявлено у 2 чел., после курса Белого угля у 1 лицеиста зафиксирован в пределах нормальных значений.
У детей сохраняется дефицит кобальта, железа, марганца, натрия, селена, калия и хрома, однако степень выраженности дефицита этих элементов (кроме хрома) не возросла, что свидетельствует в пользу того, что Белый уголь не выводит из организма жизненно необходимые элементы. Снижение уровня хрома можно объяснить сезонными колебаниями этого микроэлемента в организме человека [14].
Таким образом, у всех детей, живущих в условиях экологически неблагоприятных воздействий, выявлены патологические изменения макро- и микроэлементного гомеостаза, нашедшие отражение в клинической картине имеющихся заболеваний. Белый уголь эффективен и безопасен при хронической интоксикации токсичными и потенциально токсичными элементами, не выводит жизненно необходимые элементы, что дает основание рекомендовать препарат к применению у детей, живущих в экологически неблагоприятных условиях.


Bibliography

1. Агарков В.И., Бугашева Н.В., Коктышев И.В. и др. Закономерности и особенности морфофункциональных показателей здоровья подростков, постоянно проживающих в социально-экологических условиях Донбасса // Вестник гигиены и эпидемиологии. — 2007. — Т. 11, № 1. — С. 3-7.
2. Алексеев С.В., Пивоваров Ю.П., Янушанец О.И. Экология человека. — Изд-во Икао, 2002. — 770 с.
3. Аменев Г.А. Математические методы в инженерной психологии: Учебное пособие. — Уфа: Изд-во Башкирского ун-та, 1982. — С. 19.
4. Антипкін Ю.Г. Стан здоров’я дітей в умовах дії різних екологічних чинників // Мистецтво лікування. — 2007. — № 5. — С. 45-47.
5. Бордюгова Е.В., Дубовая А.В., Четверик Н.А. и др. Особенности состояния здоровья школьников при интенсивном обучении // Вестник гигиены и эпидемиологии. — 2007. — Т. 11, № 1. — С. 81-85.
6. Волкова Л.Ю., Копытько М.В., Конь И.Я. Физическое развитие школьников Москвы: современное состояние и методы оценки // Гигиена и санитария. — 2004. — № 4. — С. 42-45.
7. Грищенко С.В., Грищенко И.И., Абакумова А.В. и др. Гигиеническая оценка состояния окружающей среды Донецкой области и степени ее опасности для здоровья населения // Вестник гигиены и эпидемиологии. — 2007. — Т. 11, № 1. — С. 8-12.
8. Гнатейко О.З., Лук’яненко Н.С. Екогенетичні аспекти патології людини, спричиненої впливом шкідливих факторів зовнішнього середовища // Здоровье ребенка. — 2007. — № 6 (9). — С. 82-87.
9. Лук’янова О.М. Проблема здоров’я здорової дитини та наукові аспекти профілактики його порушень // Мистецтво лікування. — 2007. — № 9. — С. 42-47.
10. Нагорная Н.В., Дубовая А.В., Алферов В.В. и др. Роль минеральных веществ в физиологии и патологии ребенка // Здоровье ребенка. — 2008. — № 6 (15). — С. 62-68.
11. Національна доповідь про стан навколишнього природного середовища в Україні у 2006 році / Міністерство охорони навколишнього природного середовища України. — 2006. — 548 с.
12. Седнев В.В., Збарский З.Г., Бурцев А.К. Детский опросник неврозов (ДОН): Методические указания. — Донецк, 1997. — 8 с.
13. Скальный А.В. Микроэлементозы человека (диагностика и лечение): Практическое руководство для врачей и студентов медицинских вузов. — М.: Изд-во КМК, 2001. — 96 с.
14. Скальный А.В. Химические элементы в физиологии и экологии человека. — М.: Издательский дом «Оникс 21 век»: Мир, 2004. — 216 с.
15. Скрипник О. Кот в мешке с румяными щечками // Зеркало недели. — 2008. — № 48 (727). — С. 11.
16. Цветовой тест Люшера / Макс Люшер; пер. с англ. А. Никоновой. — М.: АСТ; СПб.: Сова, 2005. — 190 с. 


Back to issue