Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 3(21) 2009

Back to issue

Распространенность синдрома поликистозных яичников среди женщин фертильного возраста

Authors: Хайдарова Ф.А. Институт эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Узбекистан

Categories: Endocrinology

print version


Summary

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) ассоциируется с гиперандрогенемией, ановуляцией и риском развития метаболического синдрома. Из-за отсутствия единых критериев диагностики в настоящее время нет точных данных о распространенности СПКЯ. Обследовано 2856 женщин фертильного возраста. Из них у 16,6 % (475) женщин наблюдались признаки гиперандрогенизма. Распространенность СПКЯ среди этих пациенток составила 52,6 %. Наиболее типичные признаки СПКЯ, которые возникли с возраста менархе: нарушение менструального цикла по типу олигоменореи, гирсутизм, первичное бесплодие.


Keywords

гиперандрогенизм, синдром поликистозных яичников, распространенность.

Синдром поликистозных яичников (СПКЯ) — заболевание, сопровождающееся целым рядом взаимосвязанных гормональных и метаболических нарушений, усугубляющихся ожирением и имеющих тенденцию к хроническому течению. Среди женщин репродуктивного возраста распространенность СПКЯ составляет от 4 до 8 % [2, 5], по мнению других исследователей, достигает 15 % [1]. СПКЯ является наиболее частой причиной ановуляции, гиперандрогенемии (ГА) и гирсутизма.
Нужно отметить, что из-за отсутствия единых критериев диагностики в настоящее время нет точных данных о распространенности СПКЯ. Все популяционные исследования в основном проводились на белых женщинах европейского происхождения по критериям I Международной конференции Национального института здоровья США (1990 г.). В литературе имеются только несколько работ, проведенных по требованиям рабочей группы ESHRE/ASRM (2003 г.) [4].
Целью данного исследования явилось определение частоты СПКЯ среди женщин фертильного возраста с признаками ГА.
Материалы и методы
Было обследовано 2856 женщин фертильного возраста. На этапе скрининга проводились сбор анамнеза, антропометрическое, общеклиническое и гинекологическое обследование, оценка выраженности гирсутизма, ультразвуковое сканирование матки и яичников, гормональное обследование. Диагноз СПКЯ устанавливался на основании критериев Роттердамского консенсуса (2003 г.) [4].
Степень выраженности ожирения определяли по ИМТ, вычисляемому как отношение массы тела (кг) к квадрату длины тела (роста) (м2). В норме ИМТ составляет 20–25 кг/м2.
Степень выраженности гирсутизма оценивали по шкале Ferriman — Galwаy. При этом вычисляли гирсутное число в баллах, которое в норме равняется 7–12. При умеренном гирсутизме гирсутное число находится в пределах до 20–25, при выраженном — более 25.
Уровень гормонов определялся при помощи радиоиммунологического метода с использованием стандартных наборов IMMUNOTECH (Чехия). Всем пациенткам проводилось определение в крови гормонов (ЛГ, ФСГ, ПРЛ, ДГЭС, 17-ОН, Е2, Т, К, ТТГ, ТЗ, Т4, инсулин, кортизол, альдостерон, ренин). Исследование проводили на 5–7-й день цикла, пациенткам с олиго- и аменореей — на 5–7-й день менструальноподобной реакции, индуцированной прогестероном.
Результаты исследования
За период с 2004 по 2008 гг. в консультативную поликлинику НИИ эндокринологии МЗ РУз обратились 2856 пациенток фертильного возраста. Из них у 16,6 % (475) женщин наблюдались признаки гиперандрогенизма (рис. 1).
При проведении клинико-лабораторных обследований была выявлена следующая патология: врожденная надпочечниковая недостаточность (ВНН) — у 5,4 % (26) женщин; ее неклассическая форма (НКВНН) — у 8 % (38) женщин; идиопатический гирсутизм — у 16,4 % (78) женщин; у 9,2 % (44) женщин диагностировалась гиперпролактинемия, ановуляция ВОЗ-II была у 8 % (44) женщин, синдром поликистозных яичников был установлен у 250 женщин (52,6 %). Контрольную группу составили 58 практически здоровых женщин.
Причинами, по которым женщины с СПКЯ обратились в поликлинику, были первичное бесплодие (85,8 %), нарушение менструального цикла, избыточный рост волос на лице и теле. Несмотря на сопутствующее ожирение у большинства обследованных (48,8 %), избыточный вес беспокоил только 23,2 % пациенток, которые считали причиной прибавки массы тела прием различных гормональных препаратов в качестве терапии нарушений менструальной и генеративной функции.
Длительность заболевания колебалась от 1 до 6 лет, в среднем 4,2 ± 1,9 года. Возраст обследованных женщин колебался в пределах от 18 до 35 лет, составляя в среднем 25,31 ± 5,60 года среди пациенток и 25,0 ± 4,7 года у женщин контрольной группы. Вес обследованных женщин был в диапазоне 60–90 кг, составляя в среднем 71,3 ± 15,3 кг у пациенток с диагнозом СПКЯ и 69,5 ± 15,8 кг в контрольной группе. ИМТ был примерно одинаковым в сравниваемых группах.
Наиболее частое проявление ГА — гирсутизм. Анализ результатов показал, что у больных СПКЯ гирсутное число в 5,2 раза было выше значений контрольной группы (Р < 0,001) (рис. 2).
ГА обусловливает появление андрогенной дермопатии различной степени выраженности у женщин, и, безусловно, ярким и самым распространенным ее проявлением являются акне [1, 2], которые наблюдались в наших исследованиях у каждой третьей пациентки (P < 0,01). Черный акантоз среди пациенток с СПКЯ встречался в 48,75 % случаев.
Возраст менархе варьировал от 11 до 15 лет, составляя в среднем 13,18 ± 1,30 года для пациенток с СПКЯ и 13,5 ± 1,2 года для женщин контрольной группы (табл. 1).
В настоящее время широко обсуждается вопрос о влиянии низкого веса при рождении на развитие метаболического синдрома. По данным ряда авторов, от 8 до 26 % новорожденных во всем мире рождаются с низким весом [2]. Как видно из табл. 1, вес при рождении у пациенток с СПКЯ был достоверно ниже, чем у женщин контрольной группы (Р < 0,01). Однако анализ данных веса при рождении внутри группы пациенток с СПКЯ показал, что у 30,3 % он был ниже 2500 г.
Анализ перенесенных заболеваний и наследственной отягощенности свидетельствует, что частота перенесенных заболеваний у пациенток с СПКЯ несколько отличается от контрольной группы. Перенесенные простудные заболевания, в частности хронический тонзиллит, достоверно реже встречались у женщин контрольной группы (P < 0,01).
Наследственная отягощенность по нарушению репродуктивной функции и другим эндокринопатиям, а также по сердечно-сосудистым заболеваниям у пациенток была достоверно выше, чем в контроле (р < 0,01).
 

Необходимо отметить, что характер частоты нарушения менструального цикла у обследованных пациенток несколько различался (рис. 3). У женщин без ожирения нарушение менструального цикла отмечалось с периода менархе, а у большинства пациенток с ожирением манифестации клинических и эндокринных проявлений СПКЯ способствовало начало половой жизни, что многие исследователи относят к стрессовой ситуации [1].
Таким образом, у подавляющего большинства обследованных пациенток нарушение менструального цикла было по типу олигоменореи. Частота аменореи II (отсутствие менструации в течение 6 мес.) у пациенток с ожирением была достоверно выше (р < 0,05), что можно объяснить сопутствующим ожирением, т.е. влиянием эстрагонадных половых стероидов на репродуктивную систему. Дисфункциональные маточные кровотечения по типу менометроррагий также чаще отмечались у пациенток с ожирением (р < 0,05). Неустойчивый менструальный цикл (длительностью 28–35 дней) отмечался одинаково часто у небольшого числа больных всех обследованных групп.
Таким образом, распространенность СПКЯ среди пациенток с гиперандрогенизмом составила 52,6 %.
Наиболее типичные признаки СПКЯ, которые возникли с возраста менархе: нарушение менструального цикла по типу олигоменореи, гиперандрогенемия, первичное бесплодие.


Bibliography

1. Назаренко Т.А. Синдром поликистозных яичников. — М.: МЕДпресс-информ, 2005. — 207 с.
2. Azziz R. The evaluation and management of hirsutism // Obstet. Gynecol. — 2003. — Vol. 101. — P. 995-1007.
3. Barker D.J., Osmond C., Forsen T.J. Trajectories of growth among children who have coronary events as adults // N. Engl. J. Med. — 2005. — Vol. 353. — P. 1802-1809.
4. Barth J.H., Yasmin E., Balen A.H. The diagnosis of polycystic ovary syndrome: the criteria are insufficiently robust for clinical research // Clin. Endocrinol. (Oxf). — 2007. — Vol. 67, 6. — P. 811-815.
5. Brown M.A., Chang R.J. Polycystic Ovary Syndrome: Clinical and Imaging Features // Ultrasound Q. — 2007. —
Vol. 23, 4. — P. 233-238. 

Similar articles

Authors: Д.В. Богуславская, Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Самарский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», Россия
International journal of endocrinology 4(16) 2008
Date: 2009.02.09
Categories: Obstetrics and gynecology, Endocrinology
Sections: Clinical researches
Authors: Хайдарова Ф.А., Институт эндокринологии МЗ РУз, г. Ташкент, Узбекистан
International journal of endocrinology 6(24) 2009
Date: 2010.06.28
Categories: Endocrinology
Authors: Чеботарева Ю.Ю., ГОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию
International journal of endocrinology 6 (38) 2011
Date: 2011.11.09
Categories: Endocrinology

Back to issue