Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Child`s Health" 2(2) 2006

Back to issue

Динамика качества жизни детей с жизнеугрожающими аритмиями после имплантации искусственного водителя ритма сердца

Authors: сердцаН.В. Нагорная, А.В. Дубовая, Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького, Украина

Categories: Cardiology, Pediatrics/Neonatology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

В работе представлены данные изучения качества жизни (КЖ) у 12 детей (4 девочки и 8 мальчиков) в возрасте от 7 до 18 лет с жизнеугрожающими аритмиями до информирования пациента и его родителей о необходимости имплантации искусственного водителя ритма сердца (ИВРС), через 3 мес. и 12 мес. после имплантации ИВРС. Выявлено, что у всех детей с жизнеугрожающими аритмиями КЖ снижено за счет нарушения самочувствия, проявлений сердечной недостаточности, патологических изменений психоэмоционального и вегетативного статуса. Через 3 мес. после имплантации ИВРС улучшение КЖ установлено у 16,7 ± 10,8% пациентов, однако обращало внимание увеличение частоты и степени выраженности нарушений психоэмоционального и вегетативного статуса у 91,7 ± 8,0% детей в сравнении с данными до имплантации ИВРС. Через 12 мес. после имплантации ИВРС отмечено улучшение КЖ у 83,3 ± 10,8% пациентов. Указанные данные, наряду с показателями корреляционного анализа о прямой зависимости КЖ детей с ИВРС от нарушений психоэмоционального и вегетативного статуса, являются основанием для включения в программу ведения данного контингента больных психопрофилактических и психотерапевтических мероприятий, а также назначения анксиолитических и вегетостабилизирующих препаратов.


Keywords

качество жизни, дети, искусственный водитель ритма сердца.

В настоящее время во всем мире отмечается увеличение частоты использования искусственного водителя ритма сердца (ИВРС) как метода выбора в лечении жизнеугрожающих аритмий [6, 9, 12, 14, 18]. Так, по данным Центра хирургической и интервенционной аритмологии МЗСР Российской Федерации, в 2000 году на 1 млн населения было имплантировано 77 ИВРС, в 2001 — уже 90,1 ИВРС, в 2002 — 99 ИВРС, в 2003 — 105,5 ИВРС [5]. В настоящее время в Европе на 1 млн жителей в среднем имплантируется 350 ИВРС в год [10]. Около 2-4% имплантированных ИВРС приходится на детскую популяцию [4, 15, 19]. Безусловно, имплантация ИВРС позволяет спасти жизнь ребенка. Вместе с тем важным для врача, родителей и самого пациента является качество его жизни после операции, определяющееся не только физическим состоянием, но и психологией поведения, эмоциональными реакциями, его социальным статусом [8, 16, 17]. Изучение качества жизни (КЖ) детей с ИВРС и причин, изменяющих его, и явилось целью настоящего исследования.

Материал и методы

Объектом обследования явились 12 детей (4 девочки и 8 мальчиков) в возрасте от 7 до 18 лет с ИВРС. Причинами имплантации ИВРС явились: АВ-блокада III степени у 6 пациентов (у 3 чел. врожденного характера, у 3 чел. после оперативной коррекции врожденного порока сердца) и синдром слабости синусового узла (СССУ) у 6 детей. Обследование детей с жизнеугрожающими нарушениями ритма сердца (НРС) до и мплантации, оперативное вмешательство и дальнейшее наблюдение проводились в условиях поликлиники и стационара Института неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака АМН Украины.

Комплекс обследования включал углубленный сбор и анализ жалоб по специально разработанному опроснику с визуальной аналоговой 4-балльной шкалой, заполняемой врачом, где за 0 принимали отсутствие данного симптома у больного, а отметка 4 соответствовала максимальной степени его проявления. Наряду с общеклиническими, лабораторными и инструментальными исследованиями каждому ребенку проводили ЭхоКГ, 24-часовое холтеровское мониторирование ЭКГ и суточное мониторирование АД, во время которого осуществляли пробы с психологическим стресс-тестом с помощью программно-аппаратного комплекса «Диагноз» и физической нагрузкой (лестничная проба). Оценку психоэмоционального и вегетативного статуса проводили комплексно с использованием детского опросника неврозов (ДОН) В.В. Седнева [11] и цветового теста Люшера (ЦТЛ) [13]. Результаты ДОН оценивали по 6 шкалам с определением степени тревоги, вегетативных расстройств, астении, депрессии, нарушения поведения, нарушения сна. Анализ данных ЦТЛ проводили с расчетом коэффициентов гетерономности, концентричности, баланса личностных свойств, баланса вегетативной нервной системы, работоспособности, стрессового состояния по Г.А. Аменеву [1]. Оценку адаптации организма проводили комплексно по результатам определения адаптационного потенциала (АП) по Р.М. Баевскому [3], индекса Руфье (ИР) [2], функционального состояния центральной и вегетативной нервной системы с помощью программно-аппаратного комплекса «Диагноз» [7], позволяющего одномоментно регистрировать показатели скорости переработки информации (СПИ) и электрического сопротивления кожи (ЭСК) переменному току. Субъективную оценку КЖ проводили с помощью разработанной нами анкеты «Оценка качества жизни у детей с нарушениями ритма сердца» (патент U 2005 09883). Комплексную оценку КЖ проводили на основании данных клинико-инструментального обследования пациентов, психоэмоционального и вегетативного статуса, уровня адаптации с помощью собственной методики «Способ комплексной оценки качества жизни детей с аритмиями» (патент U 2006 00744).

Обследование детей с жизнеугрожающими НРС проводили до информирования пациента и его родителей о необходимости имплантации ИВРС, через 3 мес. и 12 мес. после имплантации ИВРС.

Статистическую обработку результатов исследования проводили классическими математическими методами вариационной статистики с применением пакета для статистического анализа медико-биологических данн ых «MedStat».

Результаты и обсуждение

Результаты динамического наблюдения обследованных детей с жизнеугрожающими НРС представлены на рис. 1 и в табл. 1, 2.

При исходном обследовании детей с жизнеугрожающими НРС до информирования о необходимости имплантации ИВРС КЖ было изменено у всех обследованных (рис.1). При этом незначительное его снижение имело место у 58,3% пациентов (7 чел.), значительное снижение КЖ — у 41,7% больных (5 чел.).

Самостоятельно предъявляли жалобы 2/3 (75,0 ± 12,5%) детей, нарушение самочувствия у остальных больных (25,0 ± 12,5%) было выявлено при дополнительном опросе (табл. 1).

Ведущими жалобами до имплантации ИВРС были повышенная утомляемость при физической нагрузке (83,3 ± 10,8% детей, средний балл качественной оценки — 3,50) и в покое (66,7 ± 13,6% пациентов, средний балл качественной оценки — 2,38); головокружение (75,0 ± 12,5% больных, средний балл качественной оценки — 2,67); головная боль (41,7 ± 14,2% пациентов, средний балл качественной оценки — 2,26); неритмичность работы сердца (58,3 ± 14,2% обследованных, средний балл качественной оценки — 3,16); сильные и/или частые сердцебиения (25,0 ± 12,5% больных, средний балл качественной оценки — 2,33); боль в области сердца колющего (41,7 ± 14,2% пациентов, средний балл качественной оценки — 2,26) и/или давящего (33,3 ± 13,6% детей, средний балл качественной оценки — 2,00) характера. Проявления сердечной недостаточности (пастозность голеней, одышка при умеренной физической нагрузке) были выявлены у 4 пациентов (33,3 ± 13,6%, средний балл качественной оценки — 1,25). Пресинкопальные состояния наблюдали у 5 пациентов (41,7 ± 14,2% пациентов, средний балл качественной оценки — 2,26), а синкопы у 3 больных (25,0 ± 12,5%, средний балл качественной оценки — 1,23).

У всех детей с жизнеугрожающими аритмиями имели место нарушения психоэмоционального статуса (табл. 2), проявлявшиеся повышенной тревожностью (83,3 ± 10,8% пациентов), астенией (75,0 ± 12,5% больных), нарушением сна в виде долгого засыпания, поверхностного сна, ночных пробуждений и др. (66,7 ± 13,6% детей), раздражительностью, злостью, обидой (41,7 ± 14,2% пациентов), депрессией (25,0 ± 12,5% больных).

Практически у всех больных (91,7 ± 8,0%) наблюдались вегетативные расстройства различной степени выраженности. В состоянии хронического стресса находились 75,0 ± 12,5% больных. Обращало внимание, что 2/3 пациентов (66,7 ± 13,6%) были замкнуты, сосредоточены лишь на своих проблемах, а 1/3 детей (33,3 ± 13,6%) активно искали помощи и поддержки у окружающих. Снижение адаптации отмечено у 83,3 ± 10,8% больных.

Через 3 мес. после имплантации ИВРС констатировано улучшение КЖ только у 16,7% пациентов (2 чел.), однако степень улучшения была незначительной (рис. 1). Интересным представляется факт отсутствия оценки «отлично» при определении КЖ через 3 мес. после имплантации ИВРС. На вопрос: «Мешает ли тебе жить кардиостимулятор?», положительный ответ дали 83,3% пациентов (10 чел.). При этом лишь у 4 пациентов были выявлены НРС в виде синусовой тахиаритмии (2 чел.) и синусовой брадиаритмии (2 чел.). Данное несоответствие можно объяснить физической и психологической адаптацией ребенка к факту наличия кардиостимулятора и тревогой о качестве его работы. Это подтверждается и отсутствием достоверного улучшения самочувствия детей (табл. 1).

Обращало внимание, что у 91,7 ± 8,0% детей в течение первых 3 мес. после имплантации ИВРС имели место более выраженные нарушения психоэмоционального и вегетативного статуса, чем до имплантации ИВРС (табл. 2). Так, у всех больных отмечены вегетативные расстройства различной степени выраженности. У 91,7 ± 8,0% пациентов был высоким уровень тревоги за свое здоровье, жизнь, судьбу, наблюдалось нарушение сна (позднее засыпание, поверхностный сон, частые ночные пробуждения). Почти у половины больных (41,7 ± 14,2%) выявлены проявления явной и скрытой депрессии. Состояние хронического стресса через 3 мес. после имплантации ИВРС констатировано у 91,7 ± 8,0% детей с имплантированным ИВРС. Указанное обусловливает важность психологической подготовки детей к сообщению им информации о необходимости имплантации ИВРС, разъяснения принципов его работы , надежности, психологической помощи после имплантации ИВРС, что является важным в соблюдении биоэтического принципа «информированного согласия» по отношению к пациенту.

Через 12 мес. после имплантации ИВРС КЖ улучшилось у 83,3% детей, при этом отличным его считали 33,3% детей, незначительно сниженным — 50,0%. У 16,7% детей (2 чел.) КЖ оставалось значительно сниженным. Обращало внимание отсутствие клинико-инструментальных данных жизнеугрожающего НРС, однако были выраженными изменения в вегетативном и психоэмоциональном статусе. На вопрос: «Мешает ли тебе жить кардиостимулятор?», положительный ответ дали 41,7% больных (5 чел.). Улучшение самочувствия за счет исчезновения или снижения выраженности утомляемости при физической нагрузке (табл. 1) наблюдалось у 50,0% детей (средний балл качественной оценки снизился с 3,50 при исходном обследовании до 1,40 через 1 год после имплантации). Достоверно (р < 0,05) реже дети с ИВРС жаловались на повышенную утомляемость в покое (16,7 ± 10,8% больных), головокружение (25,0 ± 12,5% пациентов), сильные и/или частые сердцебиения (8,3 ± 8,0% детей). Наряду с этим, уменьшилась частота возникновения и интенсивность головной боли, перебоев в работе сердца и кардиалгий, лишь у 1 ребенка сохранялась пастозность голеней. В течение 1 года после имплантации ИВРС уменьшилось количество пресинкопальных состояний у половины больных, синкопальные состояния отсутствовали у всех больных. Вегетативные расстройства сохранялись у 75,0 ± 12,5% детей, при этом у 33,3% пациентов степень их выраженности снизилась, у остальных оставалась высокой. Более чем у половины (58,3 ± 14,2%) больных сохранялись беспокойство, тревога за свое здоровье, жизнь, судьбу, у трети детей (33,3 ± 13,6%) — проявления астении, у четверти (25,0 ± 12,5%) — нарушения сна (табл. 2). Значительным (50 ± 14,4%) оставалось число пациентов с признаками интроверсии. Высокий и средний уровень стрессового состояния, неудовлетворительная адаптация через 1 год после имплантации ИВРС констатированы у 1/3 детей .

Проведенный нами корреляционный анализ выявил при исходном обследовании наличие прямой сильной связи (коэффициент корреляции, отличный от 0 на уровне p < 0,05) между показателями КЖ и тяжестью НРС (r = 0,913). Через 3 мес. и 12 мес. после имплантации ИВРС установлено наличие прямой сильной связи между показателями: КЖ и тревога (r = 0,915), КЖ и астения (r = 0,879), КЖ и депрессия (r = 0,943), КЖ и вегетативные расстройства (r = 0,98), КЖ и ИР (r = 0,955), КЖ и ЭСК (r = 0,98), астения и депрессия (r = 0,913), депрессия и АП (r = 0,939), депрессия и ИР (r = 0,943), АП и ИР (r = 0,949), ИР и работоспособность (r = 0,881), ЭСК и СПИ (r = 0,902), баланс личностных свойств и работоспособность (r = 0,891).

Таким образом, полученные нами результаты обследования свидетельствуют о том, что у всех детей с жизнеугрожающими аритмиями имеет место снижение качества жизни. Причинами его снижения являются нарушения самочувствия (83,3 ± 10,8% пациентов), проявления сердечной недостаточности, патологические изменения психоэмоционального и вегетативного статуса (91,7 ± 8,0% обследованных). Наличие хронического стрессового состояния и снижение адаптации организма имело место у 83,3 ± 10,8% детей. Через 3 мес. после имплантации ИВРС улучшение КЖ установлено у 16,7 ± 10,8% пациентов, однако обращало внимание увеличение частоты и степени выраженности нарушений психоэмоционального и вегетативного статуса у 91,7 ± 8,0% детей в сравнении с данными до имплантации ИВРС. Указанное обусловливает важность психологической подготовки детей к сообщению им информации о необходимости имплантации ИВРС, разъяснению принципов его работы , надежности, психологической помощи после имплантации ИВРС, что является важным в соблюдении биоэтического принципа «информированного согласия» по отношению к пациенту. Через 12 мес. после имплантации ИВРС отмечено улучшение качества жизни у 83,3 ± 10,8% пациентов, однако у половины больных качество жизни оставалось незначительно сниженным за счет нарушений психоэмоционального статуса и вегетативного дисбаланса , у 1/3 детей сохранялся средний или высокий уровень стрессового состояния, неудовлетворительная адаптация. Указанные данные, наряду с показателями корреляционного анализа о прямой зависимости КЖ детей с ИВРС от нарушений психоэмоционального и вегетативного статуса, являются основанием для включения в программу ведения данного контингента больных психопрофилактических и психотерапевтических мероприятий, а также назначения анксиолитических и вегетостабилизирующих препаратов.


Bibliography

1. Аменев Г.А. Математические методы в инженерной психологии: Учебное пособие. — Уфа: Из-во Башкирского университета, 1982. — С. 19.

2. Апанасенко Г.Л. Эволюция биоэнергетики и здоровье человека. — СПб.: Метрополис, 1992. — 123 с.

3. Баевский Р.М., Берсенева А.П., Вакулин В.К. и др. Оценка эффективности профилактических мероприятий на основе измерения адаптационного потенциала системы кровообращения // Здравоохранение Российской Федерации. — 1987. — №8. — С. 6-10.

4. Бокерия О.Л. Электрическая стимуляция сердца у детей. — М.: Изд-во НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 2002. — 106 с.

5. Егоров Д.Ф., Гордеев О.Л. Диагностика и лечение пациентов с имплантированными антиаритмическими устройствами. — СПб.: Человек, 2006 — 256 с.

6. Лечение фибрилляции предсердий имплантацией устройств с алгоритмами предупреждения аритмии / Гринь В.К., Кузнецов А.С., Исакова Т.Н. и др. // Вестник неотложной и восстановительной медицины. — 2004. — Т. 5, №4. — С. 583-587.

7. Лях Ю.Є. Оцінка та прогноз психофізіологічних станів людини в процесі діяльності: Автореф. дис.... д-ра биол. наук: 03.00.13 / Київ. універ. ім. Тараса Шевченка. — К., 1996. — 48 с.

8. Нагорная Н.В., Бордюгова Е.В., Дубовая А.В. Качество жизни детей с нарушениями ритма сердца // Вестник неотложной и восстановительной медицины. — 2005. — Т.6, №4. — С. 638-642.

9. Применение постоянной электрокардиостимуляции у детей / Кузнецов А.С., Комиссаров С.И., Нагорная Н.В. и др. // Клінічна хірургія. — 2003. — №8. — С. 30-32.

10. Пути решения проблем обследования и лечения больных с искусственным водителем ритма сердца в поликлинических условиях / Карташов В.Т., Капитонов К.И., Макаренко А.С. и др. // Военно-медицинский журнал. — 1999. — №3. — С. 28-32.

11. Седнев В.В., Збарский З.Г., Бурцев А.К. Детский опросник неврозов (ДОН). Методические указания. — Донецк. — 1997. — 8 с.

12. Трешкур Т.В., Камшилова Е.А., Гордеев О.Л. Электрокардиостимуляция в клинической практике. — СПб.: ИНКАРТ, 2002. — 160 с.

13. Цветовой тест Люшера / Макс Люшер; пер. с англ. А. Никоновой. — М.: АСТ; СПб.: Сова, 2005. — 190 с.

14. Burke J.L., Hallas C.N., Clark-Carter D. et al. The psychosocial impact of the implantable cardioverter defibrillator: a meta-analytic review // Br. J. Health Psychol. — 2003. — Vol. 8 (2). — P. 165-178.

15. Gradaus R., Wollmann C., Köbe J. Potential benefit from implantable cardioverter-defibrillator therapy in children and young adolescents // Heart. — 2004. — Vol. 90. — P. 328-329.

16. Herbst J.H., Goodman M., Feldstein S. et al. Health-related quality-of-life assessment of patients with life-threatening ventricular arrhythmias // Pacing Clin. Electrophysiol. — 1999. — Vol. 22 (6 Pt 1). — P. 915-926.

17. Samuel F.S., Conti Jr.B., Conti J.B. Quality of life and psychological functioning of ICD patients // Heart. — 2002. — Vol. 87. — P. 488-493.

18. Sears S.F., Todaro J.F., Lewis T.S. et al. Examining the psychosocial impact of implantable cardioverter defibrillators: a literature review // Clin Cardiol. — 1999. — Vol. 22(7). — P. 481-490.

19. Sears S.F., Conti J.B. Implantable cardioverter-defibrillators for children and young adolescents: mortality benefit confirmed — what's next? // Heart. — 2004. — Vol. 90. — P. 241-242.

Similar articles

Authors: Нагорная Н.В., Четверик Н.А., Дубовая А.В., Федорова А.А., Муравская И.Ю., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Child`s Health" 1 (22) 2010
Date: 2010.08.09
Categories: Pediatrics/Neonatology
Authors: Нагорная Н.В., Дубовая А.В. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького Гончаренко И.П. Лечебно-диагностический центр «Биотическая медицина», г. Донецк
"Child`s Health" 3(18) 2009
Date: 2009.07.07
Categories: Pediatrics/Neonatology

Back to issue