Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" 2 (45) 2013

Back to issue

Роль NOD-подобных рецепторов в рекогниции патоген-ассоциированных молекулярных структур инфекционных патогенных агентов и развитии воспаления. Часть 2. Протеины NLR семейства, участвующие в активации RIP2-ассоциированного пути возбуждения

Authors: Абатуров А.Е.1, Волосовец А.П.2, Юлиш Е.И.3, 1 ГУ «Днепропетровская медицинская академия Министерства здравоохранения Украины», 2 Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца, г. Киев, 3 Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Infectious diseases, Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В обзоре рассмотрено значение NLR (NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2) в распознавании PAMP бактериальных агентов.

В огляді представлено значення NLR (NLRC1/NOD1 і NLRC2/NOD2) в розпізнаванні PAMP бактеріальних агентів.

The review deals with the value of NLR (NLRC1/NOD1 and NLRC2/NOD2) in recognition of PAMP bacterial agents.


Keywords

воспаление, инфекционный процесс, NOD-подобные рецепторы.

запалення, інфекційний процес, NOD-подібні рецептори.

inflammation, infection process, NOD-like receptors.

Введение

Первоначально участие NOD-подобных рецепторов (NLR) в защитных реакциях на проникновение патогенов было обнаружено у растений [38]. Однако и до настоящего времени нет прямых доказательств физического взаимодействия NLR с патоген-ассоциированными молекулярными структурами (РАМР) инфекционных агентов. NLR участвуют во внутриклеточной рекогниции РАМР различных бактериальных инфекционных агентов (табл. 1).

Протеины семейства NLR в цитоплазме неиндуцированных клеток находятся в неактивном состоянии и не вступают в межмолекулярные взаимодействия [10]. Считают, что у большинства NLR взаимодействие с РАМР приводит к отсечению C-терминального домена LRR, что обусловливает возбуждение интрадомена рецепторной молекулы. Однако в настоящее время еще недостаточно доказательств физического взаимодействия NLR с предполагаемыми лигандами. Не исключено, что активация протеинов NLR бактериальными РАМР опосредована неидентифицированными молекулярными структурами [7]. Взаимодействие NLR с проникшими в цитоплазму клетки РАМР приводит к возбуждению внутриклеточных сигнальных путей, основными из которых являются RIP2-ассоциированный путь, ведущий к активации фактора транскрипции NF-kB (NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2), ASC-ассоциированный путь, обусловливающий активацию каспазы-1 (NLRC4, NLRP3 и NLRP1), а также пути, стимулирующие развитие аутофагии (NLRC1/NOD1, NLRC2/NOD2, NLRC4) и ведущие к смерти клетки (NLRC4, NLRP3 и NLRP1) [6, 18, 34, 42].

Протеины NLR семейства, участвующие в активации RIP2-ассоциированного пути возбуждения

Возбуждение NOD-подобных протеинов субсемейства CARD (NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2), первых представителей семейства NLR, у которых была обнаружена способность к рекогниции внутриклеточно расположенных РАМР бактериальных агентов, приводит к индукции RIP2-ассоциированного сигнального пути [14]. Протеин NLRC1/NOD1 состоит из 953 аминокислотных остатков и содержит в N-конце CARD, в центральном регионе — NACHT-NAD и в C-конце — 10 повторов LRR. Протеин NLRC2/NOD2 состоит из 1040 аминокислотных остатков и содержит в N-конце два CARD, в центральном регионе — NACHT-NAD и в C-конце — 10 повторов LRR. Протеины NLRC1/NOD1 экспрессируются практически во всех клетках организма, а NLRC2/NOD2 — в макрофагах, дендритных клетках (DC), нейтрофилах, кератиноцитах, ацидофильных энтероцитах слизистой оболочки кишечника и эпителиоцитах респираторного тракта, эндотелиоцитах. Экспрессия NLRC1/NOD1 преимущественно конститутивная, а NLRC2/NOD2 — индуцибельная. Индукция экспрессии протеинов NOD преимущественно связана с действием РАМР сингенной кишечной флоры. Индуцирующими факторами продукции NLRC2/NOD2 также являются IFN-g и TNF-a. Белки NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2 находятся не только в цитоплазматическом континууме клетки, но могут быть ассоциированы и с цитолеммой клетки [25, 42]. Так, скопление протеина NLRC1/NOD1 и субъединицы IKKg комплекса IKK, критической для активации фактора транскрипции NF-kB, было обнаружено на цитоплазматической мембране клетки в области взаимодействия с проникающей в клетку бактерией [41].

Активация протеинов NLRC связана с появлением структурных компонентов бактериального пептидогликана (PGN) в цитоплазматическом пространстве клетки. Появление фрагментов PGN в цитоплазме клетки обусловлено процессом фагоцитоза. Структурные компоненты PGN бактериальных стенок высвобождаются под влиянием бактериальных эндогенных гидролаз или гидролаз макроорганизма. Фрагменты PGN из фагосом клетки частично перемещаются в цитоплазму при помощи специализированного олигопептидного транспортера SLC15A4. Другие механизмы перемещения фрагментов PGN из фагосом в цитоплазму клетки до настоящего времени не идентифицированы. Активация NLRC1/NOD1 ассоциирована с взаимодействием с диаминопимелиновой кислотой (DAP) — iE-DAP (дипептид g-D-Glu-meso-diaminopimelic acid), TriDAP, mTriDAP; NLRC2/NOD2 с мурамилдипептидом (muramyl dipeptide MDP — N-acetylmuramyl-l-alanyl-d-isoglutamine) (рис. 1) [5, 19, 24, 35]. Мышиный Nod1 также участвует в рекогниции трахеального цитотоксина (TCT) Bordetella pertussis. Молекулярная структура трахеального цитотоксина соответствует DAP-содержащему мурамилдипептиду GM-L-Ala-D-Glu-mesoDAP-D-Ala [28]. Специфичность распознавания NLRC протеинами крайне высока и распространяется в том числе на стереоизомерический уровень: NLRC2/NOD2 реагирует исключительно на LD энантиомеры MDP, игнорируя MDPDD (N-acetylmuramyl-d-alanyl-d-isoglutamine) и MDPLL (N-acetylmuramyl-l-alanyl-l-isoglutamine) энантиомеры [12, 30, 31]. Протеины NLRC распознают iE-DAP и MDP при очень низких концентрациях дериватов PGN, которые не в состоянии активировать TLR [9, 44].

Присутствие в пептидогликане MDP характерно практически для всех грамположительных и грам­отрицательных бактерий [24], наличие iE-DAP — для большинства грамотрицательных бактерий и для таких грамположительных бактерий, как Listeria monocytogenes и Bacillus subtilis [2, 30]. Проникновение во внутриклеточное пространство MDP может быть обусловлено функционированием мембранного пептидного транспортера hPepT1 и/или процессом фагоцитоза бактерий. Дипептид iE-DAP попадает в клетку при помощи системы бактериальной секреции IV типа [11, 13, 16]. NLRC1/NOD1 участвует в рекогниции РАМР Escherichia coli, Shigella flexneri, Pseudomonas aeruginosa, Chlamydia species, Campylobacter jejuni, Haemophilus influenzae, Helicobacter pylori и Listeria monocytogenes; NLRC2/NOD2 — в распознавании РАМР Listeria monocytogenes, Mycobacterium tuberculosis, Streptococcus pneumonia, Salmonella enterica [15, 20, 21, 29, 33].

Активация NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2 приводит к их олигомеризации через CARD-CARD взаимодействие и к рекрутированию киназы RIP2, формируя нодосому [22, 23]. В 2002 году Kobayashi и соавт. [36] продемонстрировали ключевую роль киназы RIP2 во внутриклеточном сигнальном NOD-ассоциированном пути, показав, что эмбриональные фибробласты, полученные от Rip2-дефицитных мышей, неспособны активировать NF-kB в ответ на введение агонистов NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2. Молекулярные образования 2(NLRC1/NOD1)-RIP2 или 2(NLRC2/NOD2)-RIP2 возбуждают активируемую трансформирующим фактором роста b (TGFb) киназу (TAK1) и активируют IKKg опосредованно, через К-63-сопряженное полиубиквитинирование. Цитоплазаматически расположенная активная киназа TAK1 фосфорилирует ингибиторную субъединицу IKKg IKK, вследствие чего IKK приобретает активную димерную форму IKKa/IKKb. Возбужденная IKK фосфорилирует ингибиторные IkB-белки, освобождая ядерный фактор транскрипции NF-kB. В результате этого образуется активный фактор транскрипции гетеродимер p65/p50, который, импортируясь в ядро клетки, индуцирует транскрипцию генов, большинство из которых являются основными участниками регуляции воспалительного процесса, неспецифических и специфических механизмов защиты [1, 4, 26, 37, 45]. Активация протеинов NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2 приводит к возбуждению митоген-активируемых протеинкиназ (MAPK) p38, экстрацеллюлярных сигнал-регулируемых киназ (ERK 1/2) и JNK (c-Jun N-terminal kinases) при участии адаптерной молекулы CARD9 [15].

Возбуждение NLRC1/NOD1 или NLRC2/NOD2 в DC, макрофагах и моноцитах приводит к продукции провоспалительных цитокинов и хемокинов (TNF-a, IL-1F2/IL-1b, IL-1F4/IL-18, IL-12p40, IL-12p70, IL-6, CXCL8/IL-8, CXCL1/KC, CCL5/RANTES), монооксида азота, костимулирующих молекул (CD40, CD80 и CD86), молекул адгезии; в эпителиальных клетках — к продукции TNF-a, IL-6, CXCL8/IL-8, CXCL2/MIP-2 (macrophage inflammatory protein-2), CCL2/MCP-1, CXCL5/ENA-78, антибактериальных пептидов, в частности a-дефенсинов и b-дефенсина-2 (рис. 2). Таким образом, NOD протеины индуцируют развитие воспалительного процесса [10, 33]. Причем активация NLRC1/NOD1 приводит к продукции преимущественно TNF-a и IL-6, а возбуждение NLRC2/NOD2 обусловливает преимущественно синтез TNF-a и IL-1b [Kędziora S., Słotwiński R., 2009]. Alexandra Grubman и соавт. [40] показали, что NLRC1/NOD1 играет одну из ключевых ролей в эрадикации Helicobacter pylori, регулируя продукцию антибактериального пептида b-дефенсина-2. Также протеин NLRC1/NOD1, индуцируя продукцию хемокина CCL20, способствует росту лимфатической ткани кишечника. По мнению Tanja Petnicki-Ocwieja и соавт. [32], NLRC2/NOD2 является молекулярным фактором, определяющим взаимоотношения макроорганизма и бактериальных комменсалов его кишечника. Эубиотическая флора через неизвестные механизмы усиливает экспрессию протеина NLRC2/NOD2, который, в свою очередь, активирует продукцию b-дефенсина-2, способствующего эрадикации патогенной флоры кишечника. Laurent-Herve Perez и соавт. [8] показали, что LRR домен протеина NLRC2/NOD2 обладает непосредственной антибактериальной активностью против патогенных микробов.

Основными регуляторами активации RIP2-ассоциированного пути являются CARD-содержащий протеин 6 (CARD6), TRIP-6, GRIM-19, Erbin, Rac1, Duox2, GEF-H1. CARD6 усиливает RIP2-ассоциированное возбуждение, взаимодействуя с NLRC1/NOD1, NLRC2/NOD2, RIP2, и индуцирует NF-kB через Bcl10 и Malt-1. LIM-домен, содержащий протеин TRIP-6, потенцирует NLRC1/NOD1-ассоциированное возбуждение, вероятно взаимодействуя с RIP2. Селективно взаимодействующий с NLRC2/NOD2 протеин GRIM-19, гомологичный NADPH дегидрогеназе, является необходимым компонентом возбуждения фактора транскрипции NF-kB [33]. Показано, что белки NLRC1/NOD1 и NLRC2/NOD2 физически взаимодействуют с мембраносвязанными протеинами GEF-H1, Erbin, Rac1 и Duox2. Мембраносвязанные белки Erbin, Rac1 и Duox2 ингибируют функциональную активность NLRC2/NOD2, а протеин GEF-H1 способствует активации NLRC1/NOD1 [33, 34].


Bibliography

1. Abbott D.W., Wilkins A., Asara J.M., Cantley L.C. The Crohn’s disease protein, NOD2, requires RIP2 in order to induce ubiquitinylation of a novel site on NEMO // Curr. Biol. — 2004. — Vol. 14, № 24. — P. 2217-2227.

2. An essential role for NOD1 in host recognition of bacterial peptidoglycan containing diaminopimelic acid / M. Chamaillard, M. Hashimoto, Y. Horie et al. // Nat. Immunol. — 2003. — Vol. 4, № 7. — P. 702.

3. Brodsky I.E., Monack D. NLR-mediated control of inflammasome assembly in the host response against bacterial pathogens // Semin. Immunol. — 2009. — Vol. 21, № 4. — P. 199-207.

4. Burns K.A., Martinon F. Inflammatory diseases: is ubiquitinated NEMO at the hub? // Curr. Biol. — 2004. — Vol. 14, № 24. — P. R1040-1042.

5. Characterization of natural human nucleotide-binding oligomerization domain protein 1 (NOD1) ligands from bacterial culture supernatant for elucidation of immune modulators in the environment / A.R. Pradipta, Y. Fujimoto, M. Hasegawa, N. Inohara, K. Fukase // J. Biol. Chem. — 2010. — Vol. 285, № 31. — P. 23607-23613.

6. Chen G., Shaw M.H., Kim Y.G., Nunez G. NOD-like receptors: role in innate immunity and inflammatory disease // Ann. Rev. Pathol. — 2009. — Vol. 4. — P. 365-398.

7. Crystal structure of the Nod1 caspase activation and recruitment domain / N.P. Coussens, J.C. Mowers, C. McDonald, G. Nunez, S. Ramaswamy // Biochem. Biophys. Res. Commun. — 2007. — Vol. 353, № 1. — P. 1-5.

8. Direct bacterial killing in vitro by recombinant Nod2 is compromised by Crohn’s disease-associated mutations / L.H. Perez, M. Butler, T. Creasey, J. Dzink-Fox, J. Gounarides, S. Petit, A. Ropenga, N. Ryder, K. Smith, P. Smith, S.J. Parkinson // PLoS One. — 2010. — Vol. 5, № 6. — P. e10915.

9. Dziarski R., Gupta D. Staphylococcus aureus peptidoglycan is a Toll-like receptor 2 activator: a re-evaluation // Infect. Immun. — 2005. — Vol. 73. — P. 5212-5216.

10. Franchi L., Warner N., Viani K., Nunez G. Function of Nod-like receptors in microbial recognition and host defense// Immunol. Rev. — 2009. — Vol. 227, № 1. — P. 106-128.

11. Herskovits A.A., Auerbuch V., Portnoy D.A. Bacterial ligands generated in a phagosome are targets of the cytosolic innate immune system // PLoS Pathog. — 2007. — Vol. 3, № 3. — P. e51.

12. Host recognition of bacterial muramyl dipeptide mediated through NOD2. Implications for Crohn’s disease / N. Inohara, Y. Ogura, A. Fontalba, O. Gutierrez, F. Pons, J. Crespo, K. Fukase, S. Inamura, S. Kusumoto, M. Hashimoto, S.J. Foster, A.P. Moran, J.L. Fernandez-Luna, G. Nunez // J. Biol. Chem. — 2003. — Vol. 278, № 8. — P. 5509-5512.

13. hPepT1 selectively transports muramyl dipeptide but not Nod1-activating muramyl peptides / M.G. Ismair, S.R. Vavricka, G.A. Kullak-Ublick, M. Fried, D. Mengin-Lecreulx, S.E. Girardin / Can. J. Physiol. Pharmacol. — 2006. — Vol. 84, № 12. — P. 1313-1319.

14. Intracellular NOD-like receptors in innate immunity, infection and disease / L. Franchi, J.-H. Park, M.H. Shaw, N. Marina-Garcia, G. Chen, Y.-G. Kim, G. Nunez // Cell. Microbiol. — 2007. — Vol. 10, № 1. — P. 1-8.

15. Kanneganti T.D., Lamkanfi M., Nunez G. Intracellular NOD-like receptors in host defense and disease // Immunity. — 2007. — Vol. 27, № 4. — P. 549-559.

16. Kawai T., Akira S. The roles of TLRs, RLRs and NLRs in pathogen recognition // Internat. Immunol. — 2009. — Vol. 21, № 4.— P. 317-337.

17. Kędziora S., Słotwiński R. Molekularne mechanizmy towarzyszące rozpoznawaniu patogenu przez receptory wrodzonej odporności // Postepy Hig. Med. Dosw. (online). — 2009. — Vol. 63. — P. 30-38.

18. Kufer T.A. Signal transduction pathways used by NLR-type innate immune receptors // Mol. Biosyst. — 2008. — Vol. 4, № 5. — P. 380-386.

19. Kusumoto S., Fukase K., Shiba T. Key structures of bacterial peptidoglycan and lipopolysaccharide triggering the innate immune system of higher animals: chemical synthesis and functional studies // Proc. Jpn Acad. Ser. B Phys. Biol. Sci. — 2010. — Vol. 86, № 4. — P. 322-337.

20. Le Bourhis L., Benko S., Girardin S.E. Nod1 and Nod2 in innate immunity and human inflammatory disorders // Biochemical Society Transactions. — 2007. — Vol. 35, № 6. — P. 1479.

21. Liu X., Chauhan V.S., Young A.B., Marriott I. NOD2 mediates inflammatory responses of primary murine glia to Streptococcus pneumonia // Glia. — 2010. — Vol. 58, № 7. — P. 839-847.

22. Martinon F., Agostini L., Meylan E., Tschopp J. Identification of bacterial muramyl dipeptide as activator of the NALP3/cryopyrin inflammasome // Curr. Biol. — 2004. — Vol. 14. — P. 1929-1934.

23. Mathews R.J., Sprakesm M.B., McDermott M.F. NOD-like receptors and inflammation // Arthritis Research Therapy. — 2008. — Vol. 10, № 6. — P. 228-242.

24. McDonald C., Inohara N., Nunez G. Peptidoglycan signaling in innate immunity and inflammatory disease // J. Biol. Chem. — 2005. — Vol. 280, № 21. — P. 20177-20180.

25. Membrane recruitment of NOD2 in intestinal epithelial cells is essential for nuclear factor-{kappa}B activation in muramyl dipeptide recognition / N. Barnich, J.E. Aguirre, H.C. Reinecker, R. Xavier, D.K. Podolsky // J. Cell Biol. — 2005. — Vol. 170, № 1. — P. 21-26.

26. Molecular mechanisms involved in the regulation of cytokine production by muramyl dipeptide / M. Windheim, C. Lang, M. Peggie, L.A. Plater, P. Cohen // Biochem. J. — 2007. — Vol. 404, № 2. — P. 179-190.

27. Monack D.M., Navarre W.W., Falkow S. Salmonella-induced macrophage death: the role of caspase-1 in death and inflammation // Microbes Infect. — 2001. — Vol. 3, № 14–15. — P. 1201-1212.

28. Murine Nod1 but not its human orthologue mediates innate immune detection of tracheal cytotoxin / J.G. Magalhaes, D.J. Philpott, M.A. Nahori, M. Jehanno, J. Fritz, L.L. Bourhis, J. Viala, J.P. Hugot, M. Giovannini, J. Bertin, M. Lepoivre, D. Mengin-Lecreulx, P.J. Sansonetti, S.E. Girardin // EMBO Rep. — 2005. — Vol. 6, № 12. — P. 1201-1207.

29. Necchi V., Sommi P., Ricci V., Solcia E. In vivo accumulation of Helicobacter pylori products, NOD1, ubiquitinated proteins and proteasome in a novel cytoplasmic structure // PLoS One. — 2010. — Vol. 5, № 3. — P. e9716.

30. Nod1 detects a unique muropeptide from gram-negative bacterial peptidoglycan / S.E. Girardin, I.G. Boneca, L.A. Carneiro, A. Antignac, M. Jehanno, J. Viala, K. Tedin, M.K. Taha, A. La­bigne, U. Zahringer et al. // Science. — 2003. — Vol. 30, № 5625. — P. 1584-1587.

31. Nod2 is a general sensor of peptidoglycan through muramyl dipeptide (MDP) detection / S.E. Girardin, I.G. Boneca, J. Viala, M. Chamaillard, A. Labigne, G. Thomas, D.J. Philpott, P.J. Sansonetti // J. Biol. Chem. — 2003. — Vol. 278, № 11. — P. 8869-8872.

32. Nod2 is required for the regulation of commensal microbiota in the intestine / T. Petnicki-Ocwieja, T. Hrncir, Y.J. Liu, A. Biswas, T. Hudcovic, H. Tlaskalova-Hogenova, K.S. Kobayashi // Proc. Natl Acad. Sci. USA. — 2009. — Vol. 106, № 37. — P. 15813-15818.

33. Nod-like proteins in inflammation and disease / L.A. Carneiro, J.G. Magalhaes, I. Tattoli, D.J. Philpott, L.H. Travassos // J. Pathol. — 2008. — Vol. 214, № 2. — P. 136-148.

34. Philpott D.J., Girardin S.E. Nod-like receptors: sentinels at host membranes // Current Opinion in Immunology. — 2010. — Vol. 22, № 4. — P. 1-7.

35. Recognition of peptidoglycan from the microbiota by Nod1 enhances systemic innate immunity / T.B. Clarke, K.M. Davis, E.S. Lysenko, A.Y. Zhou, Y. Yu, J.N. Weiser // Nat. Med. — 2010. — Vol. 16, № 2. — P. 228-231.

36. RICK/Rip2/CARDIAK mediates signalling for receptors of the innate and adaptive immune systems / K. Kobayashi, N. Inohara, L.D. Hernandez, J.E. Galan, G. Nunez, C.A. Janeway, R. Medzhitov, R.A. Flavell // Nature. — 2002. — Vol. 416, № 6877. — P. 194-199.

37. Shaw M.H., Reimer T., Kim Y.G., Nunez G. NOD-like receptors (NLRs): bona fide intracellular microbial sensors // Curr. Opin. Immunol. — 2008. — Vol. 20, № 4. — P. 377-382.

38. Staskawicz B. J. Genetics of plant-pathogen interactions specifying plant disease resistance // Plant Physiol. — 2001. — Vol. 125, № 1. — P. 73-76.

39. Stehlik C., Dorfleutner A. COPs and POPs: modulators of inflammasome activity // J. Immunol. — 2007. — Vol. 179, № 12. — P. 7993-7998.

40. The innate immune molecule, NOD1, regulates direct killing of Helicobacter pylori by antimicrobial peptides / A. Grubman, M. Kaparakis, J. Viala, C. Allison, L. Badea, A. Karrar, I.G. Bo­neca, L. Le Bourhis, S. Reeve, I.A. Smith, E.L. Hartland, D.J. Philpott, R.L. Ferrero // Cell Microbiol. — 2010. — Vol. 12, № 5. — P. 626-639.

41. The NOD2-RICK complex signals from the plasma membrane / P. Lecine, S. Esmiol, J.Y. Metais, C. Nicoletti, C. Nourry, C. McDonald, G. Nunez, J.P. Hugot, J.P. Borg, V. Ollendorff // J. Biol. Chem. — 2007. — Vol. 282, № 20. — P. 5197-15207.

42. Wilmanski J.M., Petnicki-Ocwieja T., Kobayashi K.S. NLR proteins: integral members of innate immunity and mediators of inflammatory diseases // J. Leukoc. Biol. — 2008. — Vol. 83, № 1. — P. 13-30.

44. Xiang M., Fan J. Pattern recognition receptor-dependent mechanisms of acute lung injury // Mol. Med. — 2010. — Vol. 16, № 1–2. — P. 69-82.

45. Yu H.B., Finlay B.B. The caspase-1 inflammasome: a pilot of innate immune responses // Cell Host. Microbe. — 2008. — Vol. 4, № 3. — P. 198-208.


Back to issue