Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Actual Infectology" 3 (12) 2016

Back to issue

Impact of Industrial Pollutant on Immune and Metabolic Status of Healthy Children Aged 12–14 Years Old Living in Various Industrial Areas of Luhansk Region

Authors: Витрищак С.В., Савина Е.Л., Жук С.В., Клименко А.К.
ГУ «Луганский государственный медицинский университет»

Categories: Infectious diseases

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Вивчення факторів, що впливають на стан здоров’я, залишається одним з актуальних медико-соціальних напрямків, особливо у суспільстві, де донині не подолана тенденція до зниження рівня життя населення, обумовлена демографічними та економічними кризами; необхідно розробити патогенетично обґрунтований спосіб корекції імунних і метаболічних показників у дітей середнього шкільного віку, які піддаються впливу промислових аерополютантів. Промислові аерополютанти негативно впливають на імунний статус практично здорових дітей. Найбільші імунологічні порушення мають місце у дітей, які проживають у промисловій зоні, за відсутності порушень у жителів сільськогосподарської зони.

Изучение факторов, влияющих на состояние здоровья, остается одним из актуальных медико-социальных направлений, особенно в обществе, где до сих пор не преодолена тенденция к снижению уровня жизни населения, обусловленная демографическими и экономическими кризисами; необходимо разработать патогенетически обоснованный способ коррекции иммунных и метаболических показателей у детей среднего школьного возраста, подвергающихся влиянию промышленных аэрополлютантов. Промышленные аэрополлютанты отрицательно влияют на иммунный статус практически здоровых детей. Наибольшие иммунологические нарушения имеют место у детей, проживающих в промышленной зоне, при отсутствии нарушений у жителей сельскохозяйственной зоны.

The study of factors affecting the health status remains one of the most urgent medical and social areas, especially in a society that has not yet overcome the tendency to reduce the standard of living, due to demographic and economic crisis. It is necessary to develop a pathogenetically sound method of correction of immune and metabolic parameters in children of secondary school age that are affected by industrial aeropollutants. Industrial aeropollutants have the negative impact on the immune status of almost healthy children. The greatest immunological disorders occur in children living in the industrial area, in the absence of violations of the inhabitants of the agricultural zone.


Keywords

здоров’я дітей, промислові аерополютанти, імунний і метаболічний статус дітей

здоровье детей, промышленные аэрополлютанты, иммунный и метаболический статус детей

children’s health, industrial aeropollutants, immune and metabolic status of children

Статья опубликована на с. 66-73

 

Введение

Здоровье детей и подростков является, с одной стороны, неотъемлемой составляющей понятия богатства нации, а с другой — ​наиболее ярким показателем ее благополучия, состояния экономической и социальной сфер [2, 8, 10, 11]. Следовательно, изучение факторов, влияющих на состояние здоровья, остается одним из актуальных медико-социальных направлений, особенно в обществе, где до сих пор не преодолена тенденция к снижению уровня жизни населения, обусловленная демографическими и экономическими кризисами [14, 16, 17].
В настоящее время из-за экологического неблагополучия более 90 % детей рождаются с наличием какой-либо патологии или предпатологии. В связи с этим около 20 % всех трудовых потерь по болезни в системе производства материальных благ происходит из-за болеющих детей [4, 13].
До настоящего времени комплексно не исследовалось влияние промышленных аэрополлютантов на иммунные и метаболические показатели детей 12–14 лет, проживающих в разных хозяйственных зонах Луганской области. Не изучалось состояние фагоцитарной, клеточной, гуморальной систем иммунитета, интерлейкиновый и интерфероновый статусы. Имеются единичные работы, в которых приведены данные об активности перекисного окисления липидов (ПОЛ), ферментов системы антиокислительной защиты (АОЗ) [6, 15], а также о состоянии простагландиновой системы [7] организма детей среднего школьного возраста. Недостаточно исследованным аспектом остается также профилактика развития иммунных и метаболических нарушений у детей, проживающих в экологически загрязненных регионах [3, 5, 12].
Цель исследования: разработать патогенетически обоснованный способ коррекции иммунных и метаболических показателей у детей среднего школьного возраста, подвергающихся влиянию промышленных аэрополлютантов.

Материалы и методы

Под нашим наблюдением находилось 233 ребенка в возрасте от 12 до 14 лет (средний возраст — ​13,4 ± 0,7 года), в том числе 129 мальчиков (55,4 %) и 104 девочки (44,6 %). Их относили к среднему школьному возрасту, или подростковому (10, 11–15 лет, возраст IV–VIII классов) [1].
Для выполнения задач нашего исследования мы обследовали детей, проживающих в разных зонах Луганской области, на территории которой достаточно обособленно сосредоточились 3 типа перерабатывающей антропогенной деятельности: промышленно-производственная, сельскохозяйственная и рекреационная [9].
Изучался иммунный и метаболический статус детей 12–14 лет, проживающих в разных хозяйственных зонах Луганской области; влияние промышленных аэрополлютантов на количественные и качественные характеристики клеточного и гуморального звеньев иммунитета, а также на активность ПОЛ, ферментативной системы АОЗ и систему простагландинов детей 12–14 лет, проживающих в трех хозяйственных зонах Луганской области.
Методы исследования: химические (определение в воздухе пыли, сажи, диоксида серы, сероводорода, оксидов углерода и азота, аммиака, фенола, формальдегида, серной кислоты, бенз(а)пирена, фтористого водорода, хлористого водорода, нитрохлорбензола, анилина, бензола, солей тяжелых металлов (железа, кадмия, марганца, меди, никеля)), иммунологические (определение в крови нейтрофилов, моноцитов и их фагоцитарной активности; Т-лимфоцитов и их субпопуляций, В-лимфоцитов, натуральных киллеров (НК-лимфоцитов) и их цитотоксичности, иммуноглобулинов (Іg) классов М, G и А); биохимические (количественное определение диеновых конъюгатов (ДК), малонового диальдегида (МДА), простагландинов — ​ПГЕ2, ПГF2α, 6-кето-ПГF1α, тромбоксана — ​ТхВ2, активности каталазы и супероксиддисмутазы (СОД)); статистические (метод вариационной статистики).

Результаты исследования

Установлено, что повышенное содержание промышленных загрязнителей в воздушных массах промышленных зон угнетает функциональную активность нейтрофилов и моноцитов крови детей 12–14 лет. Отмечено, что степень снижения показателей фагоцитоза и секреции моноцитами и нейтрофилами медиаторов прямо зависит от степени загрязнения поллютантами воздуха промышленных зон. Результаты проведенного исследования фагоцитарной активности нейтрофилов и моноцитов, изолированных из периферической крови детей среднего школьного возраста, проживающих в разных промышленных зонах Луганской области, представлены в табл. 1.
Как следует из приведенных в табл. 1 данных, наиболее высокая фагоцитарная активность нейтрофилов и моноцитов крови наблюдалась у здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне Луганской области, где имела место наименьшая степень загрязнения воздуха промышленными поллютантами. Зарегистрированные при этом показатели были приняты нами в качестве референтной нормы. В отличие от практически здоровых детей среднего школьного возраста, проживающих в сельскохозяйственной зоне, в группе аналогичных детей, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, изучаемые показатели фагоцитарной активности нейтрофилов и моноцитов периферической крови оказались существенно сниженными. Так, фагоцитарный индекс (ФИ) нейтрофилов в анализируемой группе детей составил в среднем 69,7 ± 3,5 %, что оказалось в 1,2 раза ниже, чем у детей, проживающих в сельскохозяйственной зоне (р < 0,05). Кроме того, сниженной оказалась и поглотительная способность нейтрофилов, о чем свидетельствовало уменьшение фагоцитарного числа (ФЧ) нейтрофилов до среднего уровня 7,7 ± 0,4 у.е. против 9,4 ± 0,5 у.е. у здоровых детей — ​жителей сельскохозяйственной зоны (степень снижения 1,22 раза, р < 0,05).
У практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, ФИ моноцитов был в 1,19 раза ниже аналогичного показателя в группе детей, проживающих в зоне сельского хозяйства. Для ФЧ моноцитов подобное снижение составило 1,18 раза. В обоих приведенных сопоставлениях различия между сравниваемыми показателями были статистически достоверными — ​р < 0,05. ФИ нейтрофилов в названной группе детей составил в среднем 66,8 ± 3,3 %, а ФЧ нейтрофилов — 7,3 ± 0,4 у.е., что оказалось в 1,25 и в 1,29 раза ниже аналогичных показателей в группе здоровых детей того же возраста, но проживающих в экологически чистой сельскохозяйственной зоне соответственно (р < 0,01 в обоих случаях сравнения). ФИ нейтрофилов у здоровых детей, проживающих в зоне химической промышленности с наибольшим уровнем промышленных загрязнителей в воздухе, был в 1,25 раза ниже, чем в группе здоровых детей 12–14 лет — ​жителей сельскохозяйственной зоны (р < 0,01), а также в 1,04 раза ниже (р > 0,1) показателя, зарегистрированного в группе детей этого же возраста, но проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности. Подобные различия для ФЧ моноцитов составили 1,24 и 1,06 раза соответственно (р < 0,01 и р < 0,05). Существенный интерес представляло также изучение влияния промышленных загрязнителей, содержащихся в воздухе, на секреторную способность нейтрофилов и моноцитов крови практически здоровых детей — ​жителей разных промышленных зон. Результаты проведенных исследований представлены в табл. 2.
Как следует из приведенных в табл. 2 данных, наиболее высокие концентрации изучаемых медиаторов, спонтанно секретируемые in vitro культурами нейтрофилов и моноцитов, были зарегистрированы у практически здоровых детей, проживающих в сельскохозяйственной зоне Луганской области как в наиболее благополучной по показателям содержания в воздухе промышленных загрязнителей. Полученные при этом результаты исследования были приняты в качестве референтной нормы.
В культурах нейтрофилов, изолированных из крови практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, секреция интерлейкина (ИЛ)-6 оказалась в 1,19 раза ниже аналогичного показателя практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне Луганской области (р < 0,05), что свидетельствовало о недостаточности секреторной активности нейтрофилов по данному показателю.
Аналогичная ситуация наблюдалась и в отношении секреции нейтрофилами ИЛ‑8 и фактора некроза опухоли альфа (ФНО-α). Еще более выраженное угне–тение способности нейтрофилов периферической крови секретировать ИЛ‑6, ИЛ‑8 и ФНО-α наблюдали в группе практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в наиболее загрязненной промышленными поллютантами зоне химической промышленности. Полученные результаты позволили отметить следующее.
В конце инкубации in vitro культур нейтрофилов, изолированных из крови указанных выше детей, уровень ИЛ‑6 в культуральной жидкости составил в среднем 1,78 ± 0,09 пг/мл против 2,30 ± 0,12 пг/мл и 1,91 ± 0,10 пг/мл в группах детей, проживающих в сельскохозяйственной зоне и зоне металлургической и коксохимической промышленности (снижение — ​1,29 и 1,09 раза соответственно; р < 0,01 в первом случае сравнения, р > 0,05 — ​во втором случае). Для ИЛ‑8 и ФНО-α аналогичные различия составили 1,29, 1,08 и 1,28, 1,06 раза соответственно (различия статистически значимы в первом и третьем случаях сопоставления).
Уровень спонтанной секреции ИЛ‑6 в культурах моноцитов крови у детей группы референтной нормы (зона сельского хозяйства) в конце эксперимента составил в среднем 3,10 ± 0,15 пг/мл. Вместе с тем у детей — ​жителей зоны металлургической и коксохимической промышленности аналогичный показатель был в среднем равен 2,64 ± 0,13 пг/мл, что оказалось в 1,17 раза ниже (р < 0,05). Снижение секреции ИЛ‑6 в культурах моноцитов, изолированных от практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне химической промышленности, составило 1,26 раза, то есть было наибольшим (р < 0,01).
Спонтанная продукция ИЛ‑8 в культурах моноцитов in vitro была также наиболее высокой у детей — ​жителей сельскохозяйственной зоны — ​2,6 ± 0,1 пг/мл. По сравнению с приведенным показателем спонтанная продукция ИЛ‑8 в суспензиях моноцитов, изолированных от детей, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, оказалась ниже, чем в указанных выше группах детей, — ​в 1,19 и в 1,05 раза соответственно (р < 0,01 и р > 0,1). Уровень промышленных загрязнителей, содержащихся в воздушных массах, влиял и на индуцированную способность нейтрофилов и моноцитов продуцировать указанные ранее медиаторы. Результаты проведенного исследования представлены в табл. 3. Секреция изучаемых медиаторов была наибольшей в культурах нейтрофилов и моноцитов, выделенных из крови практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне Луганской области. Полученные при этом данные были приняты в качестве референтной нормы. Аналогичные уровни секреции изучаемых медиаторов в группах практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, а также в зоне химической промышленности, оказались существенно ниже.
У детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне, стимулированная секреция ИЛ‑6 нейтрофилами крови составила в среднем 12,4 ± 0,6 пг/мл. В то же время стимулированная секреция ИЛ‑6 в культурах нейтрофилов, выделенных из крови практически здоровых детей, жителей зоны металлургической и коксохимической промышленности, оказалась в 1,19 раза ниже (р < 0,05). Уровень ИЛ‑6 в культурах нейтрофилов детей, проживающих в зоне химической промышленности, также оказался ниже, чем показатель референтной нормы (снижение — ​1,27 раза, р < 0,01), а также в 1,06 раза ниже (р > 0,05), чем в предыдущей анализируемой группе детей. То есть в наиболее благоприятной зоне по содержанию в воздухе промышленных загрязнителей наблюдалась наименьшая стимулированная секреция ИЛ‑6.
При сравнении секреции ИЛ‑8 между группами практически здоровых детей — ​жителей разных промышленных зон оказалось, что наиболее высокие концентрации стимулированной продукции ИЛ‑8 были у детей из сельскохозяйственной зоны. Средний уровень ИЛ‑8 в данной группе детей оказался выше, чем у детей из зоны металлургической и коксохимической промышленности, в 1,19 раза, а против уровня ИЛ‑8 в группе детей из зоны химической промышленности — ​в 1,3 раза (в обоих случаях сравнения различия статистически достоверны).
Стимулированная секреция ФНО-α в культурах нейтрофилов, изолированных из периферической крови практически здоровых детей, проживающих в сельскохозяйственной зоне, составила в среднем 10,5 ± 0,5 пг/мл против 8,8 ± 0,4 пг/мл и 8,4 ± 0,4 пг/мл в группах аналогичных детей, жителей зоны металлургической и коксохимической промышленности соответственно (превышение — ​1,19 и 1,25 раза; р < 0,05, р < 0,01). В то же время уровни ФНО-α в культурах нейтрофилов от детей двух последних промышленных зон достоверно не отличались (различие составило 1,05 раза).
Результаты исследования показателей клеточного иммунитета у практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в разных зонах Луганской области, представлены в табл. 4. Состояние клеточного звена иммунитета практически здоровых детей 12–14 лет существенно различается в зависимости от зоны их проживания. Наиболее высокие показатели клеточного иммунитета имели место в группе детей, являющихся жителями сельскохозяйственной зоны, в связи с чем все изучаемые показатели данной группы были приняты в качестве референтной нормы.
Напротив, у практически здоровых детей того же возраста, но проживающих в зонах с повышенным содержанием в воздухе промышленных загрязнителей, подавляющее большинство изучаемых показателей клеточного иммунитета было существенно снижено. При этом наиболее значительное снижение имело место в группе практически здоровых детей 12–14 лет, являющихся жителями зоны химической промышленности. Менее выраженное угнетение клеточного звена иммунитета регистрировали в группе практически здоровых детей среднего школьного возраста, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности.
Результаты исследования гуморальных показателей иммунитета у детей 12–14 лет, являющихся жителями разных зон Луганской области, представлены в табл. 5. Как следует из приведенных данных, минимальные концентрации общих циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) и их фракций, а также максимальные уровни иммуноглобулинов, интерлейкинов, ФНО-α и интерферона альфа (ИФН-α) наблюдали у практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне. Полученные результаты исследования указанной группы детей были приняты в качестве референтной нормы. Напротив, в группах практически здоровых детей 12–14 лет, являющихся жителями промышленных зон с повышенным содержанием в воздушных массах промышленных загрязнителей, изучаемые показатели гуморального звена иммунитета оказались существенно измененными. При этом степень выраженности выявленных нарушений зависела от степени загрязнения воздуха зон проживания промышленными поллютантами.
В группе практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне, средний уровень общих ЦИК в сыворотке крови составил 1,84 ± 0,09 г/л. В то же время содержание общих ЦИК в крови практически здоровых детей аналогичного возраста, но являющихся жителями зоны металлургической и коксохимической промышленности, достигло в среднем 2,16 ± 0,11 г/л, что было в 1,17 раза выше, чем в предыдущей группе детей (р < 0,05). Увеличение концентрации общих ЦИК в сыворотке крови практически здоровых детей среднего школьного возраста, жителей зоны химической промышленности, составило 1,21 раза (р < 0,05). Этот же показатель был недостоверно (в 1,03 раза) выше такового у детей, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности.
У детей, жителей промышленных зон, содержание иммуноглобулинов указанных классов в сыворотке крови было существенно ниже. Так, в группе практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, концентрация сывороточного IgM оказалась в 1,18 раза ниже, чем это имело место у детей, являющихся жителями сельскохозяйственной зоны. У практически здоровых детей старшей школьной группы — ​жителей зоны химической промышленности концентрация IgM в сыворотке крови была ниже таковой в двух предыдущих группах в 1,24 и 1,05 раза (р < 0,01 и р > 0,05).
Сходная ситуация наблюдалась и в отношении IgG и IgА. Так, по сравнению с референтной нормой содержание IgA в крови практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, а также в зоне химической промышленности, оказалось соответственно в 1,2 и в 1,25 раза ниже (р < 0,05 и р < 0,01). Для IgA подобные различия в указанных группах детей составили 1,18 и 1,31 раза (в обоих случаях сравнения разница статистически достоверна).
Результаты проведенного исследования метаболического статуса здоровых детей среднего школьного возраста, проживающих в разных промышленных зонах, представлены в табл. 6. Наименьшие концентрации продуктов метаболизма ПОЛ и арахидоновой кислоты, играющих существенную роль в воспалительных процессах, имели место у практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в сельскохозяйственной зоне Луганской области, в связи с чем данные показатели были приняты в качестве референтной нормы. Кроме того, к референтной норме были отнесены активность ключевых ферментов системы АОЗ — ​каталазы и СОД, а также значения коэффициентов Ф, ПГЕ2/ПГF2α и 6-кето-ПГЕ1α/ТхВ2, выведенные из полученных данных, характеризующих ПОЛ и метаболизм арахидоновой кислоты. Все последующие сравнения проводили относительно этих референтных показателей.
У практически здоровых детей 12–14 лет, проживающих в промышленных зонах, наблюдается существенное увеличение в сыворотке крови концентраций как промежуточных, так и конечных метаболитов ПОЛ — ​ДК и МДА соответственно. При этом степень указанного увеличения этих метаболитов оказалась не–одинаковой, а зависела от концентрации промышленных загрязнителей в воздухе зон проживания детей.
Так, в крови практически здоровых детей среднего школьного возраста, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, содержание ДК в сыворотке крови оказалось в 1,26 раза выше аналогичного показателя, принятого в качестве референтной нормы (р < 0,05). Увеличение уровня МДА для детей зоны металлургической и коксохимической промышленности составило 1,16 раза (р < 0,05).
Сходная ситуация наблюдалась и в группе практически здоровых детей, проживающих в зоне химической промышленности, однако зарегистрированные при этом концентрации сывороточных ДК и МДА были заметно выше таковых у детей — ​жителей зоны металлургической и коксохимической промышленности.
Существенный интерес представляло также изучение в крови детей активности ключевых ферментов системы АОЗ — ​каталазы и СОД. Как оказалось, активность указанных ферментов в сыворотке крови детей из промышленных зон была повышенной относительно таковой у детей сельскохозяйственной зоны проживания, что, вероятно, являлось компенсаторной реакцией системы АОЗ на активацию процессов пероксидации липидов.

Выводы

— Промышленные аэрополлютанты угнетают фагоцитарную и секреторную функции нейтрофилов и моноцитов периферической крови практически здоровых детей 12–14 лет, что проявляется снижением ФИ, ФЧ, спонтанной и индуцированной липополисахаридом секреции ИЛ‑1, ИЛ‑6, ИЛ‑8 и ФНО-α. Угнетение фагоцитарной и секреторной активности нейтрофилов и моноцитов возрастает по мере увеличения концентрации промышленных аэрополлютантов.
— Проживание в зонах с повышенным содержанием в воздухе промышленных поллютантов отрицательно влияет на состояние клеточного звена иммунной системы детей 12–14 лет, что проявляется снижением в периферической крови содержания лейкоцитов, лимфоцитов, СD4+-, СD8+-, СD22+- и СD25+-клеток, формированием супрессорного варианта иммунодефицита и нарушением количества СD16+-лимфоцитов при угнетении их цитотоксической активности. С увеличением концентрации промышленных аэрополлютантов нарушения клеточного звена иммунитета возрастают. Наиболее значительные изменения имеют место у детей, проживающих в зоне металлургической и коксохимической промышленности, тогда как менее выраженные нарушения с формированием в 24,7 % случаев гипосупрессорного варианта иммунодефицита наблюдают у детей, проживающих в зоне химической промышленности. Нарушения клеточного звена иммунитета отсутствуют у детей — ​жителей зоны сельского хозяйства.
— Промышленные аэрополлютанты вызывают у детей 12–14 лет нарушения гуморального звена иммунитета, что выражается в накоплении в крови ЦИК, преимущественно за счет наиболее патогенных средне- и мелкомолекулярных фракций, при снижении удельного веса крупномолекулярных иммунных комплексов; развитии гипоиммуноглобулинемии; в снижении в крови содержания ИЛ‑1, ФНО-α при увеличении концентрации ИЛ‑6. Степень выраженности изменений гуморального звена иммунитета прямо зависит от концентрации в воздухе промышленных поллютантов. Наи–большие нарушения показателей гуморального звена иммунной системы имеют место у детей, проживающих в зоне химической промышленности, при отсутствии нарушений у детей — ​жителей сельскохозяйственной зоны.
— Промышленные аэрополлютанты отрицательно влияют на метаболический статус практически здоровых детей 12–14 лет, что выражается в интенсификации в организме детей процессов ПОЛ с увеличением в крови ДК и МДА; в накоплении ПГЕ2, ПГF2α, 6-кето-ПГF1α и ТхВ2; в повышении активности сывороточных ферментов системы АОЗ (каталазы и СОД), при тенденции к снижению баланса в системах ПОЛ/АОЗ, ПГЕ2/ПГF1α и 6-кето-ПГF1α/ТхВ2. Наибольшие метаболические нарушения имеют место у детей, проживающих в зоне химической промышленности, при отсутствии нарушений у жителей сельскохозяйственной зоны.

Bibliography

1. Arshavskiy IA, author; Osnovyi vozrastnoy periodizatsii. [Basics of age periodization]. Vozrastnaya fiziologiya. L.: Nauka; 1985. 5-67 р. Russian.
2. Berezhkov LF, Bondarenko NM, Zutler S.  [Dynamics of the health of school-age children and the importance of medical and biological factors in its formation]. Vestnik RAMN. 1993; 5: 8-15. Russian.
3. Dodina LG, Agamova EE. [The effectiveness of antioxidants and adaptogens to increase the protective reactions of the organism under the influence of factors of production and the environment]. Meditsina truda i promyishlennaya ekologiya. 2000; 2: 28-31. Russian.
4. Efimova NV. [Assessment of health and social and economic harm associated with anthropogenic pollution of air]. Gigiena i sanitariya. 2006; 5: 20-22. Russian.
5. Zhuk SV, Sichanova OV, Vitrishhak SV.  [Prophylactic use of antioxidants and adaptogens in diseases of bronchopulmonary system in children born in families of liquidators of the Chernobyl nuclear power plant in terms meteoroloho-synoptic influences in the region of Luhansk region]. Ukrayins`ky`j zhurnal klinichnoyi ta laboratornoyi medy`cy`ny`. 2011; 6(1): 136-138. Ukrainian.
6. Kamilov FH, Sotskova VA, Agishev TH.  [Influence factors of environment for biochemical indicators childish population of the city Sterlitamak]. In: [The collection of materials of interuniversity scientific-practical conference Biodiversity, the problems of its conservation in the Southern region of the Republic of Bashkortostan and adjacent areas; 2003; Sterlitamak, Bashkortostan].  Sterlitamak; 2003. р. 125-128. Russian.
7. Kats PD, Ametov AS, Larina I.M. [Serum prostaglandins and their dynamics in allergic diseases in children]. Pediatriya. 1983; 12: 12-15. Russian.
8. Konventsiya o pravah rebenka i ee realizatsiya v sovremennoy Rossii: Materialyi nauchno-prakticheskoy konferentsii, posvyaschYonnoy 10-letiyu OON Konventsii o pravah rebenka [Convention on Rights of the Child and its implementation in modern Russia: Materials of scientifically-practical conference devoted to the 10th anniversary of the UN Child Rights Convention]. M: Gosudarstvennyiy nauchno-issledovatelskiy institut semi i vospitaniya; 2001. 100 р. Russian.
9. Luganshhy`na – kraj turboty` ta nadiyi (Richny`j zvit pro stan navkoly`shn`ogo pry`rodnogo seredovy`shha v Lugans`kij oblasti u 2009 r.) [Lugansk region - the land of hope and concern (Annual report on the state of the environment in the Luhansk region in 2009)]. Lugansk; 2009. 144 р.Ukrainian.
10. Luk'yanova OM. [The problem of healthy child care and scientific aspects of the prevention of its disorders]. My`stecztvo likuvannya. 2007; 9: 42-47. Ukrainian.
11. Nyan`kovs`ky`j SL. [Current trends and age structure of the spread of disease in children]. Acta Medica Leopoliensia. 1999; 2: 78-82.Ukrainian.
12. Nagornaya NV, Chetverik NA, Dubovaya A.V. [Oxidative stress in children living in ecologically unfavorable conditions. Features Neurovitan its correction]. Sovremennaya pediatriya. 2009; 1: 124-129. Russian.
13. Odinets TN, Karimov IZ, Shmoylov DK. [Status antiendotoxic immunity and metabolic intoxication in acute intestinal infections]. Aktualnaya infektologiya. 2014; 2(3) :  27-29. Russian.
14. WHO official site at:  www.who.int. 
15. Pidayev AV, Vozianov OF, Moskalenko VF, authors; Panorama oxorony` zdorov'ya naselennya Ukrayiny` [Panorama receptionists Health Protection of the population of Ukraine]. K: Zdorov'ya; 2003. 396 р. Ukrainian.
16. Rahmanin YuA, Muhambetova LH, Pinigin MA.  [Investigation of the effect of chemical pollution of the environment on the state of children's health practices ieinvazivnoy biochemical diagnostics]. Gigiena i sanitariya. 2004; 2: 6-9.Russian.
17. Rebrik BA, Avaliani SL, Tihonova GI.   Ekologicheskaya epidemiologiya [Environmental epidemiology].  M: Akademiya; 2004. 384 р. Russian.
18. Rumyantsev AG, Pankov D.D. Aktualnyie problemyi podrostkovoy meditsinyi [Actual problems of Adolescent Medicine]. M; 2002. 376 р. Russian.

Similar articles

Экологическая оценка загрязнения атмосферного воздуха и почв городов донецкой области тяжелыми металлами
Authors: Н.Ф. Иваницкая, М.Г. Степанова, Е.В. Зоркова, О.Г. Моргунец, А.С. Зыков, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Medical and social problems of family" 2 (том 17) 2012
Date: 2012.04.24
Categories: Obstetrics and gynecology
Sections: Clinical researches
Authors: Г.П. Победенная, д.м.н., зав. кафедрой внутренней медицины № 3 ГУ «Луганский государственный медицинский университет»
"News of medicine and pharmacy" Аллергология и пульмонология (380) 2011 (тематический номер)
Date: 2011.09.13
Гигиеническая безопасность и проблемы йододефицитных состояний у критических групп населения
Authors: Самыкина Е.В. -ФГУН «Федеральный научный центр гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, НИИ гигиены и экологии человека ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»
International journal of endocrinology 5 (45) 2012
Date: 2013.03.21
Categories: Endocrinology
Sections: Specialist manual
Комплексная оценка содержания свинца в объектах окружающей среды Донецкого региона
Authors: Иваницкая Н.Ф., Степанова М.Г., Усикова З.Л., Зыков Д.С., Шарапова А.Н. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Medical and social problems of family" 2 (том 18) 2013
Date: 2013.07.25
Categories: Family medicine/Therapy, Obstetrics and gynecology, Therapy
Sections: Clinical researches

Back to issue