Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

Ukrainian journal of surgery 1 (32) 2017

Back to issue

Видный хирург, государственный деятель, зодчий высшего медицинского образования Василий Дмитриевич Братусь

Categories: Surgery

Sections: Memory pages

print version

Братусь Василий Дмитриевич родился 26 декабря 1916 года в трудовой крестьянской семье. Детство и школьные годы прошли в селе Рогозов Бориспольского района Киевской области. С 1932 по 1935 год учился и закончил с отличием Киевский медицинский колледж, получив право на поступление в Киевский медицинский институт. 
В 1939 году, после завершения четырех курсов обучения в институте, его призвали в ряды Красной армии и зачислили на 5-й курс открывшейся Куйбышевской военно-медицинской академии. Но там он проучился всего три месяца, потому что в 1939 году началась Советско-финская война. В конце декабря 1939 года он был отправлен в Ленинградскую военно-медицинскую академию, где сдал экзамены и получил диплом врача. 
С начала января 1940 года и до конца Советско-финской войны работал в качестве врача лыжного батальона на Карельском участке фронта и побывал с боями в глубоком тылу на территории Финляндии. После окончания этой войны В.Д. Братуся откомандировывают в Куйбышевскую военно-медицинскую академию, где он прошел полуторагодичную подготовку военного хирурга армейского района. 
С первого и до последнего дня Германо-советской войны (1941–1945 гг.) работал на фронте ведущим хирургом медсанбата, потом армейского и фронтового госпиталей. Награжден 7 орденами и 17 медалями Советского Союза.
Испытания войной и миром — вот поистине великая школа для настоящего хирурга… Такова, несомненно, емкая формула становления профессора Василия Дмитриевича Братуся, замечательной личности, на фоне минувшего столетия. 
Получилось так, что на 4-м курсе Киевского медицинского института он, будущий дважды министр здравоохранения Украины, в составе группы пятидесяти студентов КМИ был переведен с берегов Днепра на берег Волги в созданную в нынешней Самаре (тогдашнем Куйбышеве) накануне 40-х годов вторую в стране Военно-медицинскую академию. Тяготение к хирургии получило здесь благоприятную мотивацию. Так, основным учителем Василия стал кадровый военный хирург М.Н. Ахутин. Тут, стоит отметить, на первый план выходили нравственные черты Михаила Николаевича. Он неоднократно сдавал свою кровь для прямого переливания раненым. Узнав о таком случае, Г.К. Жуков спросил: «Неужели не было другого донора?» «Некогда было искать», — ответил маршалу хирург. 
Полученные навыки вскоре очень пригодились Василию Братусю. В связи с началом Советско-финской войны он, обладавший хорошей спортивной подготовкой, был направлен на фронт в качестве врача-хирурга лыжного комсомольского батальона. Пришлось оказывать помощь сотням своих сотоварищей. В боях он уцелел и был направлен для дальнейшей военно-медицинской службы (кстати, уже с дипломом Военно-медицинской академии в Ленинграде) в южные гарнизоны страны. Эта служба могла продолжаться долго, но вдруг оказалось, что он зачислен адъюнктом на кафедру Ахутина, о чем военврачу сообщила его однокурсница по академии и будущая жена Наталья Аплетова. Так Василий Братусь вновь оказался в Самаре. 
Однако радость была недолгой — началась Германо-советская война. Ровно через месяц после ее начала (отсрочку дали в связи с предстоящим рождением первенца) он оказался на Волховском фронте. Положение здесь сложилось кризисное. Генерал Власов, предав подчиненную ему армию, фактически сдал фронт врагу. В условиях окружения Братусю пришлось возглавить армейский госпиталь на тысячу коек, при этом непрерывно оперируя в ряде медсанбатов. Спасти удавалось многих, но не всех... 
Василий Братусь был непосредственным участником и долгожданного прорыва блокады Ленинграда. Как освободитель он прошел и дорогами родной Украины, завершив ратный путь под поверженным Берлином. Именно здесь хирургу пришлось выполнить неотложные абдоминальные операции двум немецким подросткам, подорвавшимся на фаустпатроне. Это было его завершающее оперативное вмешательство в период войны и перехода от нее к миру.
В послевоенном Киеве, еще числясь кадровым военным, Василий Дмитриевич преподавал хирургию в военно-медицинском училище. Одновременно приступил к подготовке к кандидатской диссертации на кафедре хирургии в Киевском институте усовершенствования врачей. В написании научной работы «Клинико-морфологические особенности кровоточащих язв желудка» ему помогают профессора М.К. Даль и М.И. Коломийченко. Проблема желудочно-кишечных кровотечений так и оставалась до конца жизни ведущей среди научных и профессиональных интересов Василия Дмитриевича, хотя он блестяще проявил себя и в других разделах хирургии. 
В 1947 году Василия Братуся избирают ассистентом кафедры хирургии Киевского института усовершенствования врачей (КИУВ). Популярность его как хирурга и ученого возрастает. И вот в 1949 году его приглашает на беседу министр здравоохранения УССР Л.И. Медведь. Как выяснилось, по замыслу Льва Ивановича должна быть создана система новых медицинских вузов в западных регионах Украины — Ивано-Франковске, Тернополе, Черновцах, Ужгороде. Лев Медведь прозорливо полагал, что такие новые медицинские институты смогут эффективно укрепить систему здравоохранения там, где она была еще недостаточно развита. Лев Иванович выдвинул план направления сюда молодых преподавателей из других кадровых вузов. Для исполнения этой стратегии Василий Братусь был назначен заместителем начальника управления высших медицинских учебных заведений Минздрава УССР с сохранением за ним права работы на кафедре. Начинание всецело себя оправдало.
Следующей ступенькой карьерного роста стало его назначение сначала первым заместителем министра МЗ УССР, а затем, в 1954 году, — главой здравоохранительного ведомства. В этом высоком статусе он проработал весьма недолго, став, по сути, заложником самоуправства высшего руководства республики…
Своеобразной компенсацией за утраченный номенклатурный пост можно считать предложение должности ректора КИУВ. В.Д. Братусь предложение принял и за два года на новом поприще сумел создать ряд новых кафедр, которые работают и поныне. В частности, под руководством Н.М. Амосова была организована кафедра торакальной хирургии и анестезиологии. Здесь стоит упомянуть, что именно благодаря всецелой поддержке Василия Дмитриевича Николай Михайлович создал свой знаменитый аппарат искусственного кровообращения.
Именно как ректор КИУВ Василий Братусь вошел в состав украинской делегации 13-й сессии ООН, где имел честь выступить перед Генеральной Ассамблеей с предложением объявить 1959 год Всемирным годом здоровья.
С 1959 по 1966 год Василий Братусь, будучи ректором, но уже другого вуза — КМИ, фактически заложил современное научное плато нынешнего Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца. В эволюции alma mater В. Братуся ему принадлежит особая роль. Василий Дмитриевич полагал, что кафедры КМИ должны возглавляться учеными первой величины. По его инициативе на эти вакансии были приглашены талантливый невролог Н. Маньковский, патофизиолог Н. Зайко, терапевт Г. Бурчинский, физиолог Н. Путилин, радиолог А. Позмогов. 
60-е годы обозначили для Василия Дмитриевича Братуся возвращение к руководству республиканским Минздравом (1968–1975). Этот отрезок биографии В. Братуся отмечен интенсивным развитием НИИ медицинского профиля. При нем получили развитие институты сердечно-сосудистой хирургии, отоларингологии, геронтологии, эндокринологии и обмена веществ, педиатрии, акушерства и гинекологии. Отметим, что в 1970 году министр В. Братусь путем кардинальных мер успешно справился со вспышкой холеры на юге Украины. 
Понятно, что при советском режиме все действия республиканского министерства нужно было согласовывать с союзным ведомством. Минздрав СССР в то время возглавлял Борис Петровский, пользовавшийся безоговорочной поддержкой кремлевских кругов. Тем не менее Василий Дмитриевич не был послушным исполнителем всех указаний, а иногда и просто прихотей Москвы. К примеру, он опубликовал в «Литературной газете» достаточно критическую статью о положении дел в здравоохранении, чем, безусловно, вызвал недовольство Б. Петровского.
Наряду с министерской деятельностью Василий Братусь трижды избирался депутатом Верховного Совета Украины (1955, 1967, 1970). С 1954 по 1982 год являлся бессменным президентом медицинской секции Всесоюзного общества культурных и научных связей с зарубежными странами. Но при всей государственной занятости Василий Дмитриевич ни на один день не прекращал своей хирургической и научной работы. Характерно, что возглавляемые им кафедры хирургии базировались не в престижной «Феофании», а в обычных районных больницах Киева.
Как хирург Василий Братусь был исключительно внимателен к каждому своему пациенту. Это словно о нем в своей книге «Душа хирурга» М.Н. Дитерихс написал такие слова: «Сделать ни больше, ни меньше, чем нужно, с наименьшим ущербом со стороны организма, достигнуть наибольших результатов, применять самый простой, легкий способ, не жалеть ни времени, ни труда для возможной тщательности выполнения отдельных этапов операции — долг каждого честного хирурга… Хирург должен быть не смелым, а не пугающимся, мужественным — вот то качество, которое гарантирует больному благополучный выход из опасного положения».
Именно В. Братусю принадлежит идея и дальнейшее ее блестящее воплощение по созданию первого в Союзе специализированного Центра по лечению острых желудочно-кишечных кровотечений. Проблема этой патологии была чрезвычайно остра в то время. Статистика летальных исходов не просто огорчала — она ужасала. Василию Дмитриевичу удалось наладить в своем центре круглосуточное дежурство хирургов, анестезиологов и эндоскопистов. В середине 90-х годов хирургическая помощь здесь оказывалась не менее 60 процентам киевлян, страдающих такими кровотечениями. Однако с каждым годом количество больших экстренных вмешательств уменьшалось. Этого удалось достичь благодаря мастерскому использованию более щадящих эндоскопических методов остановки кровотечения, рациональной терапии геморрагического шока и восполнения кровопотери. В итоге послеоперационная летальность с каждым годом снижалась на 2–3 процента.
Особым разделом его научной, практической и организационной деятельности была комбустиология. Однажды в австрийском медицинском журнале Василий Дмитриевич наткнулся на описание способа уменьшения последствий воспалительного омертвления тканей при использовании грибковой культуры Aspergillus flavus, но последствия ожогов не входили в круг некролитического применения необычной культуры. В. Братусь, очевидно, первым в науке мысленно перебросил такой возможный клинический мост. Он тут же написал в Вену автору публикации и вскоре получил ответ, в котором идея использования этого метода в комбустиологии была одобрена. Однако в манере, свойственной западной медицине, его предупреждали, что во всех публикациях он должен будет ссылаться на автора изобретения, а результаты работы опубликовать в венском журнале «Wienen Medizinische Wochenschrift». «Было бы неправильно считать, — указывал В.Д. Братусь в своих воспоминаниях, — что при исследовании этого грибкового фермента я нашел эффективное средство некролиза, но его изучение при ожогах стало основной частью моей докторской диссертации. Я развернул широкие клинические и морфологические исследования по теме диссертации, а вскоре организовал одну из первых в Советском Союзе клинику для лечения обожженных на 60 коек, со временем превратившуюся в Республиканский ожоговый центр».
В итоге в 1960 году, в разгаре этих работ, он получил из Австрии от знаменитого врача, историка медицины Гуго Глязера приглашение приехать в Вену с докладом о результатах новых исследований в области комбустиологии, и Василий Дмитриевич с благодарностью принял приглашение. Кроме обычных иллюстративных материалов для выступления он взял с собой цветной документальный фильм об основных примененных им методах хирургического лечения больных с ожогами. Лента демонстрировалась на научно-практических конференциях по ожоговой травме и всюду получала положительную оценку. После первого доклада в научном обществе врачей Вены киевский комбустиолог с удивлением –узнал, что ожоги здесь лечат не хирурги, а дерматологи, а о трансплантации кожи австрийцы вообще не слышали. 
Любопытно, что большинство на том заседании составляли бывшие военные врачи, недавно возвратившиеся из плена в СССР, и они всячески стремились продемонстрировать докладчику свои знания русского языка, что оживляло дискуссию. На второй день пребывания в Австрии В. Братусь прочел лекцию об ожогах студентам Венского университета с демонстрацией фильма. В этот же день в дерматологической клинике университета Василий Дмитриевич провел операцию по пересадке кожи больной с глубоким ожогом, использовав привезенный с собой дерматом. Такие же лекции были прочитаны в Линце, Инсбруке и Зальц–бурге. Это замечательный пример популяризации достижений украинской хирургии, о которой порой до обидного мало знают в мире… 
Это только часть той огромной научной, организаторской и профессиональной деятельности профессора.
Коллектив кафедры и созданная им хирургическая школа не только следуют нравственным и профессиональным традициям своего высокочтимого наставника, но и приумножают их.
До конца своих дней Василий Дмитриевич Братусь оставался преданным своему хирургическому призванию, которое не смогли «затмить» высокие управленческие должности. Это был действительно хирург по зову сердца, истинный мастер своего дела и патриот своего Отечества… 
 
Петр Фомин, академик НАН и НАМН Украины, заслуженный деятель науки и техники Украины, 
лауреат Государственной премии Украины, 
доктор медицинских наук, профессор, Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца
 
Петр Кондратенко, заслуженный деятель науки и техники Украины,
лауреат Государственной премии Украины, доктор медицинских наук, профессор, 
Донецкий национальный медицинский университет
 
Виктор Сидоренко, кандидат медицинских наук, доцент, кафедра хирургии № 3 Национального 
медицинского университета имени А.А. Богомольца 
 

Similar articles


Back to issue