Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ
день перший
день другий

АКУШЕРИ ГІНЕКОЛОГИ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ
день перший
день другий

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Child`s Health" Том 13, №1, 2018

Back to issue

Antihistamines in the treatment of allergic rhinitis in children

Authors: Абатуров А.Е., Кривуша Е.Л., Бабич В.Л.
ГУ «Днепропетровская медицинская академия Министерства здравоохранения Украины», г. Днепр, Украина

Categories: Pediatrics/Neonatology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В огляді літератури подані сучасні відомості щодо клінічної ефективності, безпеки та переносимості класичного представника другого покоління H1-антигістамінних препаратів дезлоратадину при лікуванні алергічного риніту в дітей. Для написання статті здійснювався пошук інформації з використанням баз даних Scopus, Web of Science, MedLine, PubMed, Google Scholar. Надана коротка характеристика фармакокінетики та фармакодинаміки дезлоратадину, що є потужним і селективним щодо H1-рецепторів зворотним агоністом із найтривалішим періодом напіврозпаду, який не проникає через гематоенцефалічний бар’єр і не має седативної дії. Акцентовано увагу на здатності дезлоратадину не тільки ефективно пригнічувати гістамінасоційовані клінічні прояви алергічного риніту, але й пригнічувати активність запального процесу за рахунок зниження активності фактора транскрипції NF-kB. У наукових дослідженнях показана висока ефективність дезлоратадину в купіруванні клінічних проявів алергічного риніту в дітей та вказано на хороший профіль безпеки під час його використання.

В обзоре литературы изложены современные сведения о клинической эффективности, безопасности и переносимости классического представителя второго поколения Н1-антигистаминных препаратов дезлоратадина при лечении аллергического ринита у детей. Для написания статьи осуществлялся поиск информации с использованием баз данных Scopus, Web of Science, MedLine, PubMed, Google Scholar. Дана краткая характеристика фармакокинетики и фармакодинамики дезлоратадина, являющегося мощным и селективным по отношению к H1-рецепторам обратным агонистом с самым продолжительным периодом полураспада, который не проникает через гематоэнцефалический барьер и не оказывает седативного действия. Акцентировано внимание на способности дезлоратадина не только эффективно подавлять гистаминассоциированные клинические проявления аллергического ринита, но и ингибировать активность воспалительного процесса за счет снижения активности фактора транскрипции NF-kB. В научных исследованиях продемонстрирована высокая эффективность дезлоратадина в купировании клинических проявлений аллергического ринита у детей и указан хороший профиль безопасности во время его использования.

The review of the literature provides current information about the clinical efficacy, safety and tolerability of the classic second-generation H1-antihistamine, desloratadine, in the treatment of allergic rhinitis in children. For writing the article, we used such databases, as Scopus, Web of Science, MedLine, PubMed, Google Scholar. A brief description of the pharmacokinetics and pharmacodynamics of desloratadine, which is a potent and selective inverse agonist for H1-receptors, with the longest half-life, does not penetrate the blood-brain barrier and does not have a sedative effect. Attention is focused on the ability of desloratadine not only to effectively inhibit histamine-associated clinical manifestations of allergic rhinitis, but also to inhibit the activity of the inflammatory process by decreasing the activity of transcription nuclear factor kappa B. Scientific studies demonstrate a high efficacy of desloratadine in the relief of clinical manifestations of allergic rhinitis in children and a good safety profile during its use.


Keywords

H1-антигістамінні препарати; дезлоратадин; алергічний риніт; діти; огляд

H1-антигистаминные препараты; дезлоратадин; аллергический ринит; дети; обзор

H1-antihistamines; desloratadine; allergic rhinitis; children; review

Введение

Особенности современной динамики структуры заболеваемости детской популяции во всем мире характеризуются увеличением удельного веса аллергических заболеваний, которые отмечаются более чем у 50 % представителей населения Европы, из них более 30 % — у детей. Практически у 10 % детей диагностируются аллергические заболевания, среди которых 20–40 % приходится на аллергический ринит (АР), 5–10 % — на бронхиальную астму (БА), 1–3 % — на атопический дерматит (АД) [15]. У больных с БА более чем в 80 % случаев отмечаются симптомы АР, а у 10–40 % больных АР сочетается с БА [13]. В патогенезе данных форм аллергических заболеваний ключевую роль играет гистамин, действие которого предопределяет манифестацию большинства аллергоассоциированных клинических признаков, а назначение антигистаминных препаратов способствует подавлению активности их проявлений [34, 64]. Антигистаминные препараты были впервые синтезированы лауреатом Нобелевской премии итальянским фармакологом Даниэлем Боветом (Daniel Bovet) в 1937 году. Группа антигистаминных лекарственных средств подразделяется на препараты первого и второго поколения. Первое поколение антигистаминных препаратов отличается низкой селективностью взаимодействия сH1-рецепторами и высокой липофильностью, которая облегчает их проникновение через гематоэнцефалический барьер в центральную нервную систему. Второе поколение данных препаратов представляет собой соединения с высокоселективным действием, которые практически не способны преодолевать гематоэнцефалический барьер и потому не вызывают седативный эффект [36, 42, 65, 76]. Руководящие принципы, декларированные экспертами ARIA в 2016 году, преду–сматривают рекомендации по медикаментозному управлению АР, в которых наряду с интраназальными кортикостероидами, антагонистами рецепторов лейкотриенов обосновано применение и H1-антигистаминных препаратов [28].
К антигистаминным препаратам экспертами ARIA ВОЗ (Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma Initiative) и Европейской академией аллергологии и клинической иммунологии (EAACI/ARIA, 2006) сформулированы следующие требования:
— селективная блокада H1-рецепторов;
— высокий антиаллергический эффект;
— быстрое наступление клинического эффекта;
— продолжительность действия — 24 часа (возможность приема 1 раз в сутки);
— отсутствие тахифилаксии;
— отсутствие клинически значимых взаимодействий с пищей и лекарственными препаратами;
— отсутствие седации и влияния на познавательные и психомоторные функции;
— отсутствие атропиноподобного действия;
— отсутствие эффекта увеличения массы тела;
— отсутствие кардиотоксических эффектов [1, 26, 88].
Данным требованиям в полной мере отвечают активные метаболиты Н1-антигистаминных препаратов ІІ поколения [4, 6, 7, 14, 27]. Пероральное применение Н1-антигистаминных препаратов ІІ поколения, в том числе и дезлоратадина, является настоятельной рекомендацией при лечении АР как у взрослых, так и у детей [25, 42, 67, 74, 71, 79]. 

Дезлоратадин — классический представитель второго поколения Н1-антигистаминных препаратов

Дезлоратадин является одним из представителей антигистаминных препаратов II поколения, применяемых у детей, показания и доступные способы введения которых представлены в табл. 1.
Дезлоратадин — 8-хлор-6,11-дигидро-11-(4-пиперидинилиден)-5H-бензо[5,6]циклогепта [1,2-b]пиридин (C19H19ClN2) — представляет собой активный метаболит лоратадина (рис. 1).
Краткая характеристика фармакокинетики дезлоратадина
Характеристика основных фармакокинетических свойств Н1-антигистаминных препаратов II поколения представлена в табл. 2.
Необходимо отметить, что у дезлоратадина отмечается самое продолжительное время (> 3 часов), необходимое для достижения пикового уровня в сыворотке крови (Tmax). То есть после приема дезлоратадина внутрь его концентрация в сыворотке крови достигает максимума приблизительно через три часа. Большая часть молекул дезлоратадина (83–87 %) в сыворотке крови находятся в связанном с белками сыворотки крови состоянии. Для дезлоратадина характерен и самый большой истинный объем распределения (примерно 49 л/кг). Период полувыведения (T½) дезлоратадина составляет 27 часов. Около 41 % дезлоратадина выводится с мочой, и 47 % — с калом [33, 35, 59]. 
Дезлоратадин подвергается практически полной метаболизации. Дезлоратадин метаболизируется в печени путем гидроксилирования с образованием 3-ОН-дезлоратадина, соединенного с глюкуронидом [20]. Установлено, что у больных с нарушением функции печени максимальная концентрация в крови и изменение концентрации во времени дезлоратадина были значительно выше, чем у здоровых людей, хотя концентрация препарата не превышала таковую при его применении в высокой дозе (45 мг/сут) в течение 10 дней. В более низкой терапевтической дозе 5 мг/сут дезлоратадин, вероятно, безопасен для больных с нарушенной функцией печени [3]. 
Дезлоратадин не проникает через гематоэнцефалический барьер и не оказывает центрального действия. Показано, что частота развития сонливости/седации на фоне лечения дезлоратадином аллергического ринита составляет 0,37 %, причем в течение первого месяца лечения риск развития сонливости при применении дезлоратадина в 5 раз ниже, чем при использовании левоцетиризина [44]. Таким образом, дезлоратадин по праву считают неседативным антигистаминным препаратом, который не оказывает подавляющего действия на когнитивные функции: не вызывает нарушения концентрации внимания, координации движений, снижения памяти и способности к обучению и не провоцирует психомоторные нарушения [2, 5, 9, 45]. 
Механизмы действия дезлоратадина
Дезлоратадин, как и большинство Н1-анти–гистаминных препаратов II поколения, вызывает антигистаминный и противовоспалительный эффекты. Учитывая, что в патофизиологической основе АР лежит ответ иммунной системы на воздействие аллергена, антигистаминные лекарственные средства, в том числе и дезлоратадин, являются препаратами выбора при лечении больных с данной патологией [6].
Ответ иммунной системы на воздействие аллергена при аллергическом рините
В основе аллергического ринита лежит локализованный аллергический ответ слизистой оболочки носовой полости, который характеризуется продукцией специфических антител иммуноглобулинового класса E (IgE), инфильтрацией слизистой оболочки Th2-клетками и секрецией провоспалительных медиаторов (гистамина, триптазы, эозинофильного катионного протеина) в ответ на воздействие аллергенов. В настоящее время различают несколько типов АР (табл. 3).
В основе всех типов АР лежит IgE-опосредо–ванное хроническое воспаление слизистой оболочки носа. Аллергический ринит представляет собой существенный фактор риска возникновения БА [68]. Ответ на воздействие специфического аллергена зависит от наличия предшествующей сенсибилизации и условно разделен на раннюю и позднюю фазы аллергического ответа [70]. 
Ранняя фаза аллергического ответа наблюдается на фоне предварительной сенсибилизации аллергеном и характеризуется активацией базофильных или тучных клеток за счет взаимодействия их мембранных высокоаффинных рецепторов FceRl с комплексами аллергена и предсуществующих специфических IgE-антител [43, 48]. У несенсибилизированных пациентов наблюдается локальная продукция специфических IgE-антител [53]. Представляет интерес тот факт, что назальные солютабные IgE обнаруживаются у больных как с АР, так и с ринитом неаллергического генеза [47, 69]. Активация базофильных или тучных клеток приводит к их дегрануляции и высвобождению провоспалительных медиаторов — как предварительно сформированных (гистамина, триптазы, брадикинина), так и непосредственно сгенерированных на воздействие аллергена (например, лейкотриена C4 (LTC4), простагландина D2 (PGD2), цитокинов) [17, 30]. Общее развитие ранней фазы аллергической реакции слизистой оболочки носа при АР представлено на рис. 2.
Во время ранней фазы аллергической реакции провоспалительным медиатором, определяющим манифестацию большинства патофизиологических и клинических эффектов (зуда в носовой полости, чихания, ринореи и заложенности носа) при аллергическом рините, является гистамин. Прямые аллергические эффекты гистамина опосредуются через активацию H1-рецепторов, которые преимущественно экспрессируются эндотелиоцитами, гладкомышечными клетками, кардиомиоцитами, клетками центральной нервной системы [17, 56, 68]. Возбуждение H1-рецепторов приводит к активации фактора транскрипции NF-κB, который вызывает экспрессию многочисленных генов, кодирующих провоспалительные цитокины, хемокины, молекулы адгезии (рис. 3) [19]. 
Клинические симптомы ранней фазы аллергического ответа проявляются через 5–15 мин после воздействия причинно-значимого аллергена; симптомы, связанные с ранней фазой аллергического ответа, обычно разрешаются спонтанно, после метаболизации провоспалительных медиаторов в слизистой оболочке носа [17]. 
Поздняя фаза аллергического ответа характеризуется активацией эндотелиоцитов и высвобождения провоспалительных цитокинов (например, IL-3, IL-4, IL-5, IL-6, IL-8, IL-13, TNF-α, GMCSF), хемокинов и молекул адгезии, что приводит к рекрутингу новых провоспалительных иммуноцитов (эозинофилов, нейтрофилов, Тh2-лимфоцитов) в очаг поражения (рис. 4) [70]. Для АР характерна инфильтрация слизистой оболочки носа эозинофилами, базофилами, тучными клетками, CD31+ и CD41+ T-клетками во время воздействия аэроаллергенов [68].
Антигистаминное действие дезлоратадина
Антигистаминное действие Н1-антигистаминных препаратов II поколения обусловлено их способностью взаимодействовать с Н1-рецепторами, в связи с чем антигистаминные лекарственные средства долгое время считались антагонистами рецепторов гистамина. Однако в последнее время они реклассифицированы и определены как обратные агонисты рецепторов гистамина, которые, связываясь с H1-рецепторами, стабилизируют их молекулярную структуру в неактивном состоянии и уменьшают или нивелируют сигнал гистаминассоциированного возбуждения (рис. 5). Обратные агонисты рецепторов гистамина могут снижать конститутивную рецепторную активность даже при отсутствии гистамина. В связи с этим термин «антагонисты H1-рецептора» признан ошибочным, и было предложено заменить его на «H1-антигистаминные препараты». Действие антигистаминных лекарственных средств препятствует проявлению H1-индуцированной констрикции гладких мышц сосудов, респираторного и пищеварительного трактов, гистаминзависимой активации секреции слюнных и слезных желез [36, 42]. 
У дезлоратадина значение аффинитета к H1-рецепторам достигает очень высокого уровня (Ki 0,87 нмоль/л) и превышает таковое у большинства антигистаминных препаратов (табл. 4) [31]. 
John C. Anthes и соавт. [18] продемонстрировали, что после формирования ассоциация дезлоратадина с H1-рецептором сохраняется достоверно дольше, чем при участии других молекул антигистаминных лекарственных средств: примерно 63 % дезлоратадина остаются связанными на протяжении 6 часов. Показатель замещения рецепторов через 4/24 часа составляет 71/43.
Противовоспалительное действие
Дезлоратадин, кроме антигистаминного, индуцирует выраженный противовоспалительный эффект, который реализуется рецепторнезависимым и рецепторзависимым способами [17]. 
Рецепторнезависимое противовоспалительное действие
Одним из важнейших рецепторнезависимых эффектов антигистаминных препаратов является ингибирование высвобождения биологически активных веществ базофилами и тучными клетками. Продемонстрировано, что антигистаминные препараты, в том числе и дезлоратадин, прямо ингибируют повышение внутриклеточной концентрации ионов кальция, тем самым индуцируя мембраностабилизирующий эффект [41, 51]. Ингибирование мобилизации кальция и выделение внутриклеточно расположенных ионов кальция приводит к подавлению активности мембраносвязанных ферментов, таких как PKC и NOX (NADPH oxidase) [54]. 
Рецепторзависимое противовоспалительное действие
В основе рецепторзависимого противовоспалительного механизма действия всех антигистаминных препаратов, в том числе и дезлоратадина, лежит их способность ингибировать Н1-рецепторзависимую активность фактора транскрипции NF-κB и, как следствие, подавлять продукцию провоспалительных цитокинов, хемокинов, молекул адгезии [32, 54, 57, 86]. 
По выраженности эффекта подавления активности NF-κB препараты I–II поколения располагаются в следующем порядке: дезлоратадин > цетиризин > лоратадин > фексофенадин [8].
Влияние на эпителиоциты
Дезлоратадин, оказывая влияние на эпителиальные клетки слизистой оболочки респираторного тракта, подавляет активность фактора транскрипции NF-κB и, как следствие, ингибирует продукцию хемоаттрактантов (CCL2/MCP-1, CCL3/MIP1-α, CCL4/MIP1-β, CCL5/RANTES, CXCL8/IL-8), рекрутирующих иммуноциты [29, 31, 32, 39].
Эпителиальные клетки слизистой оболочки носовой полости или полипов, стимулированные 10% фетальной бычьей сывороткой, после действия дезлоратадина резко снижают продукцию провоспалительного цитокина IL-6 [63].
Влияние на тучные клетки
Ранний период аллергического воспаления преимущественно поддерживается функциональной активностью тучных клеток, основных продуцентов гистамина. Дезлоратадин ингибирует экспрессию ассоциированного с лизосомами мембранного протеина 1 (lysosomal associated membrane protein 1 — LAMP1) — маркера дегрануляции тучных клеток и высвобождение биологически активных веществ, в том числе и гистамина, тучными клетками [46, 82]. Установлено, что дезлоратадин подавляет высвобождение предварительно сформированного гистамина из индуцированных как IgE-зависимым, так и IgE-независимым способом человеческих тучных клеток и базофилов. Вероятно, дезлоратадин пред–отвращает высвобождение гистамина из тучных клеток путем прямого ингибирования повышения внутриклеточной концентрации кальция. Также дезлоратадин in vitro ингибирует высвобождение и других предварительно сформированных медиаторов воспаления, связанных с ранней фазой аллергической реакции, таких как триптазы и PGD2, из человеческих тучных клеток [17]. Продемонстрировано, что дезлоратадин подавляет высвобождение IL-3, IL-6, TNF-α и гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора (granulocyte-macrophage colony-stimulating factor — GM-CSF) индуцированными тучными клетками. Причем цитокин-ингибирующее действие дезлоратадина не уступает таковому дексаметазона [55].
Влияние на базофилы
Базофилы играют решающую роль как в IgE-зависимом, так и в IgE-независимом аллергическом воспалении за счет секреции различных медиаторов, включая цитокины, хемокины и протеазы. Человеческие базофилы являются основным продуцентом IL-4, предопределяющего цитодифференцировку Т-лимфоцитов Th2-клетки. Базофильный IL-4 играет универсальную роль в аллергическом воспалении, действуя на различные типы клеток, включая макрофаги, врожденные лимфоидные клетки, фибробласты и эндотелиальные клетки [58, 85]. John T. Schroeder и соавт. [72] продемонстрировали, что дезлоратадин на 80 % подавляет IgE-индуцированную продукцию IL-4 базофилами. Также дезлоратадин ингибирует базофильную продукцию IL-13. Причем подавление интерлейкиновой продукции практически в 6–7 раз сильнее, чем ингибирование высвобождения гистамина и LTC4
Влияние на эозинофилы
Эозинофилы являются ключевым клеточным компонентом поздней фазы аллергического воспаления слизистой оболочки респираторного тракта, который предопределяет развитие АР и БА. Ингибирование миграции эозинофилов в очаг поражения и их активации — важнейшее направление терапии аллергических заболеваний. Показано, что дезлоратадин ингибирует TNF-α-индуцированное высвобождение из эпителиоцитов носовых полипов хемокина CCL5/RANTES, который является основным хемоаттрактантом для эозинофилов, моноцитов и T-лимфоцитов. Дезлоратадинассоциированное ингибирование продукции хемокина CCL5/RANTES сопровождается уменьшением высобождения триптазы и LTC4 [51]. Дезлоратадин подавляет продукцию эотаксина, ключевого фактора, рекрутирующего эозинофилы, клетками слизистой оболочки носа. По всей вероятности, дезлоратадин блокирует миграцию эозинофилов из периферического русла крови в место аллергического воспаления слизистой носовой полости [38]. 
На фоне терапии дезлоратадином снижается и представительство эозинофилов, и уровень продукции солютабной молекулы 1 межклеточной адгезии (intercellular adhesion molecule 1 — ICAM-1) клетками слизистой оболочки носовой полости [37]. 
Отсутствие кардиотоксического эффекта
В отличие от таких антигистаминных препаратов II поколения, как терфенадин и астемизол, которые индуцируют удлинение интервала QT и развитие потенциально смертельной желудочковой аритмии, дезлоратадин у взрослых и детей не вызывает неблагоприятных сердечно-сосудистых событий [22, 52, 61, 83]. 

Взаимодействие дезлоратадина с лекарственными средствами и пищевыми продуктами 

Дезлоратадин совместим практически с любыми лекарственными средствами, так как он не ингибирует (CYP1A2, CYP2C8, CYP2C9, CYP2C19) или слабо ингибирует (CYP2B6, CYP2D6, CYP3A4/5) изоферменты системы цитохрома P450 [49]. 
Прием различных продуктов питания не изменяет биодоступность дезлоратадина [21]. 
Также необходимо отметить, что употребление грейпфрутового сока, как известно, содержащего ингибитор цитохрома CYP3A4 (cytochrome P450 family 3 subfamily A member 4) и транспортера органических анионов SLCO1A2 (solute carrier organic anion transporter family member 1A2), не изменяет абсорбцию и биодоступность дезлоратадина [62, 66].

Эффективность применения дезлоратадина при аллергическом рините у детей

Согласно рекомендациям экспертов Американской академии оториноларингологии, хирургии головы и шеи (Guideline Otolaryngology Development Group, American Academy of Otolaryngology-Head and Neck Surgery), клиницисты обязаны рекомендовать применение пероральных антигистаминных препаратов II поколения, в том числе и дезлоратадина, взрослым и детям старше двухлетнего возраста с АР при первых жалобах на чихание и зуд в носовой полости (строгая рекомендация). Дезлоратадин разрешен для применения детям с 6 месяцев; суточная доза дезлоратадина для детей в возрасте от 6 до 11 мес. составляет 1 мг, от одного года до 5 лет — 1,25 мг, от 6 до 11 лет — 2,5 мг [74]. 
Проведенный метаанализ рандомизированных двойных слепых и контролируемых исследований эффективности дезлоратадина при лечении АР у взрослых показал, что применение данного антигистаминного препарата сопровождается достоверным уменьшением по сравнению с плацебо суммарного индекса симптомов заболевания, индекса назальных симптомов, улучшением назальной проходимости. Установлено преимущество эффективности (по уровню снижения количества эозинофилов в смывах со слизистой оболочки носовой полости) терапии дезлоратадином над таковой при применении плацебо. Согласно полученным данным, считают, что рекомендация о применении дезлоратадина при лечении АР соответствует уровню доказательности Ia [12]. Результаты исследования (ClinicalTrials. gov Identifier: NCT02507635) эффективности антигистаминных препаратов у больных со стойким аллергическим ринитом и риском развития бронхиальной астмы через 1,5 года показали, что четырехнедельная терапия дезлоратадином способствует угасанию всех клинических симптомов аллергического ринита и снижению концентрации IL-1β, IL-6, IL-8 и TNF-α в сыворотке крови [23]. Jean Bousquet и соавт. [24] на основании результатов проведенного 12-недельного рандомизированного плацебо-контролируемого проспективного исследования (Aerius Control: Clinical and Evaluative Profile of Treatment 2; NCT00405964) эффективности терапии дезлоратадином в суточной дозе 5 мг у больных со средней или выраженной тяжестью АР показали, что применение данного антигистаминного препарата способствует не только снижению степени проявления клинических признаков заболевания, но и повышению качества жизни пациентов. 
Согласно последнему пересмотру протокола лечения АР, эксперты рекомендуют применять антигистаминные препараты внутрь совместно с интраназальными кортикостероидами в терапии сезонного (уровень доказательности Ia) и многолетнего хронического АР (уровень доказательности Ib) [28].
Несколько групп исследователей продемонстрировали, что применение дезлоратадина при лечении АР у детей характеризуется высоким уровнем эффективности и безопасности [10, 11, 16, 40].
Согласно результатам открытого наблюдательного многоцентрового исследования, проведенного Paolo Tassinari и соавт. [78], дезлоратадин хорошо переносится больными детьми и является эффективным и безопасным выбором для терапии многолетнего или сезонного АР у детей. Терапия дезлоратадином достоверно уменьшает заложенность носа, активность ринореи, носовой зуд и частоту чихания. Авторами подчеркивается, что монотерапия дезлоратадином и его сочетанием с кортикостероидами сопоставима по уровню эффективности. В то же время установлено, что комбинация дезлоратадина с преднизолоном позволяет эффективно контролировать острые периоды АР у детей и улучшать вентиляционную функцию носа [80]. 
Cristina Suárez-Castañón и соавт. [77] провели кросс-секционное ретроспективное исследование, посвященное анализу применения антиаллергических препаратов у детей до 14-летнего возраста. Авторы продемонстрировали, что при лечении АР практические врачи наиболее часто используют дезлоратадин и цетиризин.
Метаанализ показал, что H1-антигистаминные препараты и антагонисты лейкотриенового рецептора обладают сходными эффектами и безопасностью при лечении АР. Однако H1-антигистаминные препараты более эффективны при дневных проявлениях АР (ринорее, зуде и чихании), тогда как антилейкотриеновые лекарственные средства более эффективны при ночных симптомах (трудности засыпания, ночные пробуждения и заложенность носа во время пробуждения) [84].

Побочные эффекты терапии дезлоратадином

Vanesa González-Núñez и соавт. [45] на основании данных анализа многочисленных исследований продемонстрировали, что частота встречаемости неблагоприятных эффектов, индуцированных или связанных с применением дезлоратадина, не превышает вероятность побочных эффектов плацебо. Наиболее часто встречаются такие неблагоприятные явления, как фарингит, сухость во рту, острые респираторные инфекции, кашель, сонливость, чувство усталости, головная боль (табл. 5) [50, 75].
Как дезлоратадин, так и лоратадин не обладают канцерогенными свойствами [45].
Оценивая в целом вероятность развития неблагоприятных эффектов, можно считать, что дезлоратадин характеризуется хорошим профилем безопасности во время его использования как у взрослых, так и у детей.

Заключение

Таким образом, дезлоратадин — H1-анти–гистаминный препарат II поколения — обладает высоким профилем эффективности, безопасности и переносимости при лечении аллергического ринита у детей. Дезлоратадин является мощным и селективным по отношению к H1-рецепторам обратным агонистом с самым продолжительным периодом полураспада, который ингибирует раннюю и позднюю фазу иммунного ответа на воздействие причинно-значимого аллергена. Дезлоратадин не только эффективно подавляет гистаминассоциированные клинические проявления, но и ингибирует активность воспалительного процесса за счет снижения активности фактора транскрипции NF-kB. Терапия дезлоратадином больных с аллергическим ринитом эффективно подавляет клинические проявления (ринорею, зуд в носовой полости, чихание) аллергического ринита у детей. Применение дезлоратадина безопасно, не сопровождается кардиотоксическим, седативным эффектами, когнитивными и психомоторными нарушениями. Дезлоратадин можно считать препаратом первого выбора при лечении аллергического ринита у детей.

Bibliography

1. Абатуров А.Е., Борисова Т.П. Оптимальный выбор антигистаминного препарата при аллергических заболеваниях у детей // Здоровье ребенка. 2017; 1(12): 81-89.
2. Вишнева Е.А. Неседативные антигистаминные препараты при аллергических болезнях у детей. Дезлоратадин // Педиатрическая фармакология. 2009; 6, 1: 70-74.
3. Горячкина Л.А. Современные антигистаминные препараты в лечении аллергических заболеваний // Русский медицинский журнал. 2001; 21(9): 945-950.
4. Гущин И.С. Перспективы совершенствования противоаллергического действия Н1-антигистаминных препаратов // Леч. врач. 2009; 5: 34-40.
5. Емельянов А.В. Клиническое применение Н1-антигиста–минных препаратов // Медицинский совет. 2016; 4: 74-81.
6. Ильина Н.И., Павлова К.С. Антигистаминные, противовоспалительные и противоаллергические свойства дезлоратадина // Consilium Medicum. 2015; 3: 79-83.
7. Караулов А.В. Антигистаминные препараты в лечении аллергических заболеваний у детей: фокус на дезлоратадин при аллергическом рините // Фарматека. 2012; S3: 64-67. 
8. Леонова М.В. Антигистаминные препараты в лечении хронической крапивницы: обзор современных рекомендаций / М.В. Леонова, А.С. Дворников, П.А. Скрипкина и соавт. // Медицинский совет. 2016; 19: 48-57.
9. Леонова М.В. Современные антигистаминные препараты: выбор в изобилии предложений // Фарматека. 2011; 10: 26-31.
10. Петров В.И., Малюжинская Н.В., Шишиморов И.Н. Клиническая эффективность терапии дезлоратадином у детей с персистирующей формой аллергического ринита и ее влияние на симптомы бронхиальной астмы // Саратовский научно-медицинский журнал. 2010; 6, 1: 073-076.
11. Просекова Е.В. Эффективность антигистаминных препаратов в терапии аллергического персистирующего ринита у младших школьников: клинико-иммунологические аспекты / Е.В. Просекова, А.И. Турянская, С.Ю. Нетесова, В.А. Сабыныч // Российский аллергологический журнал. 2016; 1: 57-62.
12. Сайгитов Р.Т. Дезлоратадин в лечении аллергического ринита: результаты рандомизированных, плацебо-контролируемых исследований // Вопросы современной педиатрии. 2008; 7, 1: 82-91.
13. Свистушкин В.М., Старостина С.В. Современные подходы к системной терапии аллергического ринита // РМЖ. 2016; 24, 4: 240-244.
14. Татаурщикова Н.С. Дезлоратадин — современное эффективное средство лечения аллергического ринита // Фарматека. 2013; 10(263): 66-68.
15. Уманец Т.Р. Бронхиальная астма и аллергический ринит: пути оптимизации комплайенса и эффективности лечения // Астма та алергія. 2015; 1: 61-64.
16. Файзуллина Р.М., Гусева Е.Д. Эффективность терапии дезлоратадином детей с аллергическим ринитом // Вопросы современной педиатрии. 2015; 14, 5: 597-599.
17. Agrawal D.K. Anti-inflammatory properties of desloratadine // Clin. Exp. Allergy. 2004 Sep; 34(9): 1342-8. DOI: 10.1111/j.1365-2222.2004.02026.x.
18. Anthes J.C. Biochemical characterization of desloratadine, a potent antagonist of the human histamine H(1) receptor / J.C. Anthes, H. Gilchrest, C. Richard et al. // Eur. J. Pharmacol. 2002 Aug 9; 449(3): 229-37. DOI: 10.1016/S0014-2999(02)02049-6.
19. Bakker R.A. Histamine H(1)-receptor activation of nuclear factor-kappa B: roles for G beta gamma- and G alpha(q/11)-su–bunits in constitutive and agonist-mediated signaling / R.A. Bakker, S.B. Schoonus, M.J. Smit et al. // Mol. Pharmacol. 2001 Nov; 60(5): 1133-42. DOI: 10.1124/mol.60.5.1133.
20. Barecki M.E. In vitro characterization of the inhibition profile of loratadine, desloratadine, and 3-OH-desloratadine for five human cytochrome P-450 enzymes / M.E. Barecki, C.N. Casciano, W.W. Johnson, R.P. Clement // Drug. Metab. Dispos. 2001 Sep; 29(9): 1173-5. PMID: 11502723.
21. Berger W.E. The safety and efficacy of desloratadine for the management of allergic disease // Drug Saf. 2005; 28(12): 1101-18. PMID: 16329713.
22. Bloom M., Staudinger H., Herron J. Safety of desloratadine syrup in children // Curr Med Res Opin. 2004 Dec; 20(12): 1959-65. DOI: 10.1185/030079904X14148.
23. Bocşan C.I. In Vivo Anti-Inflammatory Effect of H1 Antihistamines in Allergic Rhinitis: A Randomized Clinical Trial / C.I. Bocşan, A.I. Bujor, N. Miron et al. // Balkan Med J. 2015 Oct; 32(4): 352-8. DOI: 10.5152/balkanmedj.2015.15884.
24. Bousquet J. Randomized controlled trial of desloratadine for persistent allergic rhinitis: correlations between symptom improvement and quality of life / J. Bousquet, T. Zuberbier, G.W. Canonica et al. // Allergy Asthma Proc. 2013 May — Jun; 34(3): 274-82. DOI: 10.2500/aap.2013.34.3668.
25. Bousquet J. The ARIA/EAACI criteria for antihistamines: an assessment of the efficacy, safety and pharmacology of desloratadine / J. Bousquet, C. Bindslev-Jensen, G.W. Canonica et al. // Allergy. 2004; 59 Suppl 77: 4-16. DOI: 10.1111/j.1398-9995.2004.00577.x.
26. Bousquet J. Requirements for medications commonly used in the treatment of allergic rhinitis. European Academy of Allergy and Clinical Immunology (EAACI), Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma (ARIA) / J. Bousquet, P. Van Cauwenberge, C. Bachert et al. // Allergy. 2003 Mar; 58(3): 192-7. DOI: 10.1034/j.1398-9995.2003.00054.x.
27. Bozek A. Pharmacological Management of Allergic Rhinitis in the Elderly // Drugs Aging. 2017 Jan; 34(1): 21-28. DOI: 10.1007/s40266-016-0425-7.
28. Brożek J.L. Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma (ARIA) guidelines-2016 revision / J.L. Brożek, J. Bousquet, I. Agache et al. // J Allergy Clin Immunol. 2017 Oct; 140(4): 950-958. DOI: 10.1016/j.jaci.2017.03.050.
29. Camelo-Nunes I.C. New antihistamines: a critical view // J Pediatr (Rio J). 2006 Nov; 82(5 Suppl): S173-80. DOI: 10.2223/JPED.1552.
30. Campo P. Local Allergic Rhinitis / P. Campo, M. Salas, N. Blanca-López, C. Rndoón // Immunol Allergy Clin North Am. 2016 May; 36(2): 321-32. doi: 10.1016/j.iac.2015.12.008.
31. Canonica G.W., Blaiss M. Antihistaminic, anti-inflammatory, and antiallergic properties of the nonsedating second-gene–ration antihistamine desloratadine: a review of the evidence // World Allergy Organ J. 2011 Feb; 4(2): 47-53. doi: 10.1097/WOX.0b013e3182093e19. 
32. Chen M. Desloratadine citrate disodium injection, a potent histamine H(1) receptor antagonist, inhibits chemokine production in ovalbumin-induced allergic rhinitis guinea pig model and histamine-induced human nasal epithelial cells via inhibiting the ERK1/2 and NF-kappa B signal cascades / M. Chen, S. Xu, P. Zhou et al. // Eur. J Pharmacol. 2015 Nov 15; 767: 98-107. doi: 10.1016/j.ejphar.2015.10.014.
33. Church D.S., Church M.K. Pharmacology of antihistamines // World Allergy Organ J. 2011 Mar; 4(3 Suppl): S22-7. doi: 10.1097/WOX.0b013e3181f385d9.;
34. Church M.K. Allergy, Histamine and Antihistamines // Handb Exp Pharmacol. 2017; 241: 321-331. DOI: 10.1007/164_2016_85. 
35. Church M.K., Church D.S. Pharmacology of antihistamines// Indian J Dermatol. 2013 May; 58(3): 219-24. DOI: 10.4103/0019-5154.110832.
36. Church M.K., Maurer M. Antihistamines // Chem Immunol Allergy. 2014; 100: 302-10. DOI: 10.1159/000359963.
37. Ciebiada M., Barylski M., Gorska Ciebiada M. Nasal eosinophilia and serum soluble intercellular adhesion molecule 1 in patients with allergic rhinitis treated with montelukast alone or in combination with desloratadine or levocetirizine // Am. J. Rhinol. Allergy. 2013 Mar — Apr; 27(2): e58-62. DOI: 10.2500/ajra.2013.27.3881.
38. Cyr M.M. The effect of desloratadine on eosinophil/basophil progenitors and other inflammatory markers in seasonal allergic rhinitis: a placebo-controlled randomized study / M.M. Cyr, L.M. Hayes, L. Crawford et al. // Int Arch Allergy Immunol. 2005 Nov; 138(3): 209-16. DOI: 10.1159/000088721.
39. Di Sciascio M.B. Eosinophil recruiting chemokines are down-regulated in peripheral blood mononuclear cells of allergic patients treated with deflazacort or desloratadine / M.B. Di Sciascio, G. Vianale, N. Verna et al. // Int J Immunopathol Pharmacol. 2007 Oct — Dec; 20(4): 745-51. DOI: 10.1177/039463200702000410.
40. Dizdar E.A. The effect of regular versus on-demand desloratadine treatment in children with allergic rhinitis / E.A. Dizdar, B.E. Sekerel, O. Keskin et al. // Int. J. Pediatr. Otorhinolaryngol. 2007 Jun; 71(6): 843-9. DOI: 10.1016/j.ijporl.2007.02.003.
41. Fischer M.J. Dual effect of the anti-allergic astemizole on Ca2+ fluxes in rat basophilic leukemia(RBL-2H3) cells: release of Ca2+ from intracellular stores and inhibition of Ca2+ release-activated Ca2+ influx / M.J. Fischer, J.J. Paulussen, N.J. de Mol, L.H. Janssen // Biochem Pharmacol. 1998 Apr 15; 55(8): 1255-62. DOI: 10.1016/S0006-2952(97)00600-X.
42. Fitzsimons R. Antihistamine use in children / Fitzsimons R., van der Poel L.A., Thornhill W. et al. // Arch. Dis. Child Educ. Pract. Ed. 2015 Jun; 100(3): 122-31. DOI: 10.1136/archdischild-2013-304446.
43. Gauvreau G.M., El-Gammal A.I., O’Byrne P.M. Allergen-induced airway responses // Eur. Respir. J. 2015 Sep; 46(3): 819-31. DOI: 10.1183/13993003.00536-2015.
44. Gillman S. Концепция замещения рецепторов как предиктор клинической эффективности препарата: сравнительный анализ блокаторов Н1-рецепторов второго поколения / S. Gillman, M. Gillard, M.S. Benedetti // Современная педиатрия. 2015; 5(69): 29-35.
45. González-Núñez V., Valero A., Mullol J. Safety evaluation of desloratadine in allergic rhinitis // Expert Opin Drug Saf. 2013 May; 12(3): 445-53. DOI: 10.1517/14740338.2013.788148.
46. Grützkau A. LAMP-1 and LAMP-2, but not LAMP-3, are reliable markers for activation-induced secretion of human mast cells / A. Grützkau, A. Smorodchenko, U. Lippert et al. // Cytometry A. 2004 Sep; 61(1): 62-8. PMID: 15351990. DOI: 10.1002/cyto.a.20068.
47. Incorvaia C. Local allergic rhinitis: evolution of concepts / C. Incorvaia, N. Fuiano, I. Martignago et al. // Clin. Transl. Allergy. 2017 Nov 2; 7: 38. DOI: 10.1186/s13601-017-0174-7.
48. Kashiwakura J.I., Ando T., Kawakami T. Role of Histamine-releasing Factor in Allergic Inflammatory Reactions // Yakugaku Zasshi. 2017; 137(5): 517-521. DOI: 10.1248/yakushi.16-00239-3.
49. Kazmi F. Further Characterization of the Metabolism of Desloratadine and Its Cytochrome P450 and UDP-glucuronosyltransfe–rase Inhibition Potential: Identification of Desloratadine as a Relatively Selective UGT2B10 Inhibitor / F. Kazmi, P. Yerino, J.E. Barbara, A. Parkinson // Drug Metab Dispos. 2015 Sep; 43(9): 1294-302. DOI: 10.1124/dmd.115.065011.
50. Kim K. Desloratadine therapy for symptoms associated with perennial allergic rhinitis / K. Kim, G. Sussman, J. Hébert et al. // Ann Allergy Asthma Immunol. 2006 Mar; 96(3): 460-5. DOI: 10.1016/S1081-1206(10)60914-3.
51. Kowalski M.L. Inhibition of nasal polyp mast cell and eosinophil activation by desloratadine / M.L. Kowalski, A. Lewandowska, J. Wozniak et al. // Allergy. 2005 Jan; 60(1): 80-5. DOI: 10.1111/j.1398-9995.2005.00642.x.
52. Layton D., Wilton L., Shakir S.A. Examining the tolerability of the non-sedating antihistamine desloratadine: a prescription-event monitoring study in England // Drug Saf. 2009; 32(2): 169-79. DOI: 10.2165/00002018-200932020-00009.
53. Lee K.S. Local Immune Responses in Children and Adults with Allergic and Nonallergic Rhinitis / K.S. Lee, J. Yu, D. Shim et al. // PLoS One. 2016 Jun 9; 11(6): e0156979. DOI: 10.1371/journal.pone.0156979.
54. Leurs R., Church M.K., Taglialatela M. H1-antihistamines: inverse agonism, anti-inflammatory actions and cardiac effects // Clin. Exp. Allergy. 2002 Apr; 32(4): 489-98. DOI: 10.1046/j.0954-7894.2002.01314.x.
55. Lippert U. Inhibition of cytokine secretion from human leukemic mast cells and basophils by H1- and H2-receptor antagonists / U. Lippert, A. Möller, P. Welker et al. // Exp Dermatol. 2000 Apr; 9(2): 118-24. DOI: 10.1034/j.1600-0625.2000.009002118.x.
56. London N.R. Jr, Tharakan A., Ramanathan M. Jr. The Role of Innate Immunity and Aeroallergens in Chronic Rhinosinusitis // Adv. Otorhinolaryngol. 2016; 79: 69-77. DOI: 10.1159/000445132.
57. Matsubara M. Histamine H1 receptor antagonist blocks histamine-induced proinflammatory cytokine production through inhibition of Ca2+-dependent protein kinase C, Raf/MEK/ERK and IKK/I kappa B/NF-kappa B signal cascades / M. Matsubara, T. Tamura, K. Ohmori, K. Hasegawa // Biochem. Pharmacol. 2005 Feb 1; 69(3): 433-49. DOI: 10.1016/j.bcp.2004.10.006.
58. Miyake K., Karasuyama H. Emerging roles of basophils in allergic inflammation // Allergol. Int. 2017 Jul; 66(3): 382-391. doi: 10.1016/j.alit.2017.04.007. 
59. Molimard M., Diquet B., Benedetti M.S. Comparison of pharmacokinetics and metabolism of desloratadine, fexofenadine, levocetirizine and mizolastine in humans // Fundam Clin Pharmacol. 2004 Aug; 18(4): 399-411. DOI: 10.1111/j.1472-8206.2004.00254.x.
60. Monczor F. Antihistaminergics and inverse agonism: potential therapeutic applications / F. Monczor, N. Fernandez, C.P. Fitzsimons et al. // Eur. J. Pharmacol. 2013 Sep 5; 715(1–3): 26-32. DOI: 10.1016/j.ejphar.2013.06.027. 
61. Moneret-Vautrin D.A., de Chillou C., Codreanu A. Long QT syndrome in a patient with allergic rhinoconjunctivitis and auto-immune diabetes: focus on the choice of anti-H1 drugs // Eur. Ann. Allergy Clin. Immunol. 2006 Dec; 38(10): 347-50. PMID: 17274518.
62. Mouly S. Is the clinical relevance of drug-food and drug-herb interactions limited to grapefruit juice and Saint-John’s Wort? / S. Mouly, C. Lloret-Linares, P.O. Sellier et al. // Pharmacol Res. 2017 Apr; 118: 82-92. DOI: 10.1016/j.phrs.2016.09.038.
63. Mullol J. Mometasone and desloratadine additive effect on eosinophil survival and cytokine secretion from epithelial cells / J. Mullol, F. de Borja Callejas, M.A. Martínez-Antón et al. // Respir. Res. 2011 Feb 27; 12: 23. DOI: 10.1186/1465-9921-12-23.
64. Numminen J. Allergic rhinitis // Duodecim. 2017; 133(5): 473-8. PMID: 29205994.
65. Panula P. International Union of Basic and Clinical Pharmacology. XCVIII. Histamine Receptors / P. Panula, P.L. Cahzot, M. Cowart et al. // Pharmacol Rev. 2015 Jul; 67(3): 601-55. DOI: 10.1124/pr.114.010249.
66. Paśko P. Second generation H1 — antihistamines interaction with food and alcohol-A systematic review / P. Paśko, T. Rodacki, R. Domagała-Rodacka et al. // Biomed Pharmacother. 2017 Sep; 93: 27-39. DOI: 10.1016/j.biopha.2017.06.008.
67. Platt M. Pharmacotherapy for allergic rhinitis // Int Forum Allergy Rhinol. 2014 Sep; 4 Suppl 2: S35-40. DOI: 10.1002/alr.21381.
68. Rondón C. Local allergic rhinitis: concept, pathophysiology, and management / C. Rondón, P. Campo, A. Togias et al. // J. Allergy Clin. Immunol. 2012 Jun; 129(6): 1460-7. DOI: 10.1016/j.jaci.2012.02.032.
69. Rondón C. Local IgE production and positive nasal provocation test in patients with persistent nonallergic rhinitis / C. Rondón, J.J. Romero, S. López et al. // J. Allergy Clin. Immunol. 2007 Apr; 119(4): 899-905.
70. Rosenwasser L.J. Current understanding of the pathophysio–logy of allergic rhinitis // Immunol Allergy Clin North Am. 2011 Aug; 31(3): 433-9. DOI: 10.1016/j.iac.2011.05.009.
71. Sakano E. IV Brazilian Consensus on Rhinitis — an update on allergic rhinitis / E. Sakano, E.S.C. Sarinho, A.A. Cruz et al. // Braz. J. Otorhinolaryngol. 2017 Nov 2. pii: S1808-8694(17)30187-8. DOI: 10.1016/j.bjorl.2017.10.006.
72. Schroeder J.T. Inhibition of cytokine generation and mediator release by human basophils treated with desloratadine / J.T. Schroeder, R.P. Schleimer, L.M. Lichtenstein, W. Kreutner // Clin. Exp. Allergy. 2001 Sep; 31(9): 1369-77. DOI: 10.1046/j.1365-2222.2001.01130.x.
73. Seidman M.D. Clinical practice guideline: allergic rhinitis executive summary / M.D. Seidman, R.K. Gurgel, S.Y. Lin et al. // Otolaryngol Head Neck Surg. 2015 Feb; 152(2): 197-206. DOI: 10.1177/0194599814562166.
74. Seidman M.D. Clinical practice guideline: Allergic rhinitis / M.D. Seidman, R.K. Gurgel, S.Y. Lin et al. // Otola–ryngol Head Neck Surg. 2015 Feb; 152(1 Suppl): S1-43. DOI: 10.1177/0194599814561600.
75. Simons F.E., Prenner B.M., Finn A. Jr. Efficacy and safety of desloratadine in the treatment of perennial allergic rhinitis // J. Allergy Clin. Immunol. 2003 Mar; 111(3): 617-22. PMID: 12642846.
76. Simons F.E., Simons K.J. H1 antihistamines: current status and future directions // World Allergy Organ J. 2008 Sep; 1(9): 145-55. DOI: 10.1097/WOX.0b013e318186fb3a.
77. Suárez-Castañón C., Modroño-Riaño G., Solís-Sánchez G. Allergol Immunopathol (Madr). 2017 Sep — Oct; 45(5): 506-507. DOI: 10.1016/j.aller.2016.10.012.
78. Tassinari P. Desloratadine therapy improves allergic rhinitis symptoms in latin american children aged 6 to 12 years / P. Tassinari, N.R. Suárez, J. Centeno et al. // World Allergy Organ J. 2009 Apr; 2(4): 42-8. DOI: 10.1097/WOX.0b013e31819cdfdb.
79. Varshney J., Varshney H. Allergic Rhinitis: an Overview // Indian J. Otolaryngol Head Neck Surg. 2015 Jun; 67(2): 143-9. DOI: 10.1007/s12070-015-0828-5. 
80. Wandalsen G.F. Association between desloratadine and prednisolone in the treatment of children with acute symptoms of allergic rhinitis: a double-blind, randomized and controlled clinical trial / G.F. Wandalsen, C. Miranda, L.F. Ensina et al. // Braz. J. Otorhinolaryngol. 2017 Nov — Dec; 83(6): 633-639. DOI: 10.1016/j.bjorl.2016.08.009.
81. Wang X.Y. Treatment of allergic rhinitis and urticaria: a review of the newest antihistamine drug bilastine / X.Y. Wang, M. Lim-Jurado, N. Prepageran et al. // Ther. Clin. Risk Manag. 2016 Apr 13; 12: 585-97. DOI: 10.2147/TCRM.S105189.
82. Weller K., Maurer M. Desloratadine inhibits human skin mast cell activation and histamine release // J. Invest Dermatol. 2009 Nov; 129(11): 2723-6. DOI: 10.1038/jid.2009.134.
83. Wilken J.A. Desloratadine for allergic rhinitis / J.A. Wilken, A.F. Daly, C.L. Sullivan, H. Kim // Expert Rev Clin Immunol. 2006 Mar; 2(2): 209-24. DOI: 10.1586/1744666X.2.2.209.
84. Xu Y., Zhang J., Wang J. The efficacy and safety of selective H1-antihistamine versus leukotriene receptor antagonist for seasonal allergic rhinitis: a meta-analysis // PLoS One. 2014 Nov 10; 9(11): e112815. DOI: 10.1371/journal.pone.0112815.
85. Yamanishi Y. Recent advances in understanding basophil-mediated Th2 immune responses / Y. Yamanishi, K. Miyake, M. Iki et al. // Immunol. Rev. 2017 Jul; 278(1): 237-245. DOI: 10.1111/imr.12548. 
86. Yuan X. Effects of desloratadine citrate disodium injection on rat models of ovalbumin-induced allergic rhinitis: involvement of T-cell responses modulation / Yuan X., Ghosh A., Jie Q. et al. // Int. Forum Allergy Rhinol. 2015 Dec; 5(12): 1170-6. DOI: 10.1002/alr.21594.
87. Zuberbier T. EAACI/GA2LEN/EDF guideline: management of urticarial / T. Zuberbier, C. Bindslev-Jensen, W. Canonica et al. // Allergy. 2006 Mar; 61(3): 321-31. DOI: 10.1111/j.1398-9995.2005.00962.x.

Back to issue